06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РАЗВЕДЧИК

Долгополов Николай
Опубликовано 01:01 28 Сентября 2000г.
Юрий Иванович ДРОЗДОВ двенадцать лет возглавлял самое закрытое Управление нашей разведки. Руководил нелегалами. Был резидентом в США и Китае.А до этого успел прожить еще несколько жизней. Был кузеном Дривсом легендарного Абеля. Завзятым нацистом бароном фон Хоэнштейном, инспектором Клейнертом...Вместе с отрядом спецназа КГБ СССР "Зенит" и "Альфа" штурмовал кабульский дворец Амина в декабре 1979-го... Это он предложил после штурма создать отряд специального назначения "Вымпел".Сейчас генерал-майор Дроздов - генеральный директор информационно-аналитического агентства "НАМАКОН". Юрий Иванович - автор нескольких интереснейших книг. В этой беседе с корреспондентом "Труда" бывший начальник советской, российской нелегальной разведки был откровенен. Мы говорили о его корнях, о выдающихся наших разведчиках и о страшной беде любой разведслужбы - предателях.

НАЧИНАЕМ С МОНОЛОГА: ИСТОКИ
Мой отец русский, мать белоруска, жили мы в Минске. И в нашей семье о Белоруссии всегда вспоминают с большим чувством теплоты. Наш дом N 8 до сих пор стоит на Советской: второй подъезд, первая квартира направо, на первом этаже.
Я из потомственных военных. Мой отец из зажиточной крестьянской семьи. Окончил школу прапорщиков и стал офицером. Рассказывал, как ночью в школе юнкеров их будил дежурный офицер: "Юнкер, вам что, вечером было плохо, какое-то расстройство? Иначе чем объяснить, что ремень положили не в том углу тумбочки". Так учили собранности. Воевал в первую мировую. В гражданскую перешел к красным и был одним из командиров-артиллеристов в дивизии Чапаева. Знал и Василия Ивановича, и Фурманова. А после учил будущих офицеров меткой стрельбе.
С матерью познакомились во время похода Красной армии на Варшаву. Было это в районе Лепеля. Там после гражданской войны отец служил в одной части вместе с Жуковым и Рокоссовским. А мама после гражданской работала машинисткой в секретариате тогдашнего НКВД в Белоруссии.
Мне очень повезло с женой. Мы не расстаемся больше полувека. И сыновья выросли такими, как хотелось. Оба дослужились в Службе внешней разведки до полковников. Закончили нашу высшую школу. В общей сложности у нас в семье пять иностранных языков. Младший знает фарси, старший - урду. Судьба выдалась у всех сложная, но неплохая.
КТО ПОДНЯЛ ВЫМПЕЛ
- Юрий Иванович, вы целых 12 лет возглавляли абсолютно закрытое Управление внешней разведки: руководили нелегалами. В то же время вы один из главных создателей "Вымпела" - секретного отряда специального назначения, задачей которого было проведение операций за пределами СССР в особый период. Но ведь такие ваши коллеги по нелегальной работе, как знаменитые Абель-Фишер и Лонсдейл-Молодый утверждали, что разведка заканчивается там, где начинается стрельба, рукопашный бой и прочие действия, связанные с применением мускульной системы. Нельзя совмещать несовместимое.
- Почему же несовместимое? Иногда приходится кое-что и совмещать. Мы даже избрали термин для обозначения такой деятельности -"разведчик особого и специального назначения". Он объясняет различия и взаимосвязь между обязанностями обычного разведчика, работающего, скажем, под прикрытием дипломата или журналиста и никогда не привлекающегося к выполнению острых разведзаданий, и нелегалом или разведчиком-диверсантом. Вот тот действует в особых условиях, потому и знаний, навыков ему требуется больше. Иначе острых, как мы говорили, задач ему не решить.
- Давайте попробуем обратиться к конкретному примеру. В декабре 1979-го ваш "Вымпел" штурмовал в Кабуле дворец Амина...
- Подождите-подождите, тогда и названия такого еще и в помине не было, "Вымпел" даже не формировался. А вот в состав Управления "С" - нелегальной разведки - действительно входили неструктурные подразделения специального назначения.
- То есть это были люди из внешней разведки?
- Да, я был одним из их руководителей. И в конце 1979-го меня вызвали и сказали, что надо съездить в Афганистан, посмотреть, как они там поживают. Я съездил, посмотрел, приняв участие и в штурме дворца Амина. А 31 декабря, уже после этих событий, на встрече с председателем КГБ Андроповым мы доложили: оценивая афганский опыт, надо подумать о создании специального кадрового подразделения в системе нашей госбезопасности. В 1980 году началась работа, и в августе 1981-го появился, конечно же, секретно, но официально отряд "Вымпел".
- Кстати, откуда такое название?
- Первым его командиром стал капитан 1 ранга, Герой Советского Союза, участник того самого штурма Эвальд Козлов. Он из морских погранчастей КГБ. Потому и дали отряду имя слегка морское - по ассоциации с адмиральским вымпелом на мачте. А официально именовался он скучновато - Отдельный учебный центр КГБ СССР.
- И кто же в нем учился?
- Люди 32 национальностей. Некоторые из них до того успели пройти подготовку даже в армиях стран НАТО.
- Каким образом это удалось? Не по студенческому же обмену.
- Очень просто. Существует агентурная работа, есть работа нелегальная. Суть нелегальной деятельности в том, чтобы тебя за рубежом считали своим. А уж если тебя там принимают за своего, то призовут в армию. Можешь служить где угодно и попытаться проникнуть в элитные спецслужбы.
- То есть в "Вымпеле" были люди, которые до того служили в натовских спецподразделениях?
- А как же. Почему бы не использовать и полезный чужой опыт?
- Но в таком случае это должны были быть молодые, физически крепкие ребята лет 25 - 30. Как же их внедряли в чужие страны? Ведь тут требуется и легенда, и время на вживание в иную среду, и язык нужно знать не хуже родного.
- Я и говорил вам: в нелегальной разведке служили представители 32 национальностей. Начинали у нас в молодом возрасте. Встречались даже 18-летние девушки. Народ был всякий, отбирали мы его тщательнейше. Это обычное явление: чем моложе человек, тем он более склонен к смелой и решительной работе.
- И всех вы знали лично?
- Конечно. Я с каждым встречался: и здесь, в Москве, и выезжал за границу, ставил перед ними задачи. Они - мои боевые товарищи, меня, как и каждого из этих офицеров, могли уничтожить, убить, ну, к примеру, во время штурма дворца Амина. Есть две профессии, которые подставляют грудь противнику раньше других: разведчики и солдаты. Естественно, это рождает отношения особого рода.
- Юрий Иванович, а чем тогда объяснить, что вы, генерал Дроздов, выступали в Кабуле под фамилией капитана Лебедева?
- В разведке не принято на серьезные операции ездить под собственным именем. У меня в свое время было несколько фамилий.
- И паспортов, прочих документов тоже?
- Да. К тому же в старой русской армии, потом и в советской, и в сегодняшней российской существует хорошая традиция именовать людей, которые руководят крупными операциями условными именами. Полководец Жуков подписывался Константиновым, Сталин - Александровым. Да и операциям давали имена чисто условные.
ЛЕГАЛЬНЫЙ НЕЛЕГАЛ
- Юрий Иванович, судя по нашему разговору, вы часто отправлялись заграницу. Уверен, что спецслужбы и МИДы стран, в которые вы ехали, принимали вас совсем не с распростертыми объятиями: к нам едет начальник Управления "С". Встреч с приподносящими вам цветы пионерами или бойскаутами вам не устраивали. Как удавалось проникать в чужие пределы? Ведь спектр стран был огромный.
- Хороший, интересный. Я знаю немецкий, английский, немного понимаю испанский. А въезжал я по официальной линии и неофициально.
- Но ведь могли и прихватить. А вы знаете всех разведчиков-нелегалов. Мероприятие рискованнейшее. Опасно!
- Приходилось немножко смотреть по сторонам, слышать, слушать и думать. Мероприятие действительно серьезнейшее, которое обеспечивается и средствами маскировки, и техническими возможностями. Потом вы все время говорите о въезде. Заверяю вас, что выезд иногда бывал не менее сложен. Но каждый раз все и происходит по-разному. Скажем, на операцию "Скорпион" с "Д-104" я поехал как советник МИДа.
- Это в ФРГ?
- ...А затем отдал своим все документы и остался вообще без оных. Только с немецким языком и соответствующей внешностью. Зато в окружении своих помощников. И приступил к работе. Такое тоже бывает.
- Помогала агентура из зарубежных граждан?
- Да. И не только.
- Вопрос, который для меня совершенно непонятен: как можно внедриться в чужую страну, если в полиции, в спецслужбе да просто при найме на работу требуется столько всяческих бумаг, подтверждающих и гражданство, и открытие счетов в банке, и сертификат о здоровье... А теперь, когда чуть не каждый житель этой планеты значится в компьютерных картотеках, проникнуть в какую-нибудь Германию стало наверняка просто невозможно.
- Все серьезно затруднено. Но ведь в компьютеры попадают лишь те, которых туда заносят. А если данные не вложены в базу, то ты просто существуешь и мало кто о тебе знает. Однако и в период соперничества двух Германий в ФРГ, чтобы бороться против агентуры восточного блока, была разработана так называемая система настораживающих признаков. Любой человек, прибывший из ГДР на территорию Западной Германии, брался под подозрение автоматически. Все, кто проходил через лагеря переселенцев, ставились на учет не только в полиции... Эта система, видимо, успешно действует там и по сегодняшний день. И если есть такие, кто искренне считает, что на Западе сплошь свобода и четко "соблюдают права человека", то я бы позволил себе их в этом разуверить.
- В ФРГ вы одно время выступали в образе истинного наци, барона фон Хоэнштейна, борющегося за возрождение фашизма. Одна дворянская приставка "фон" - и та, уверен, привлекала внимание.
- И прекрасно. Тем более что как раз эта фамилия проходила по списку немецкого дворянства.
- Однако вы были и инспектором Клейнертом. Именно этому скромному западногерманскому госслужащему удалось каким-то непонятным образом "выправить" бумаги на советского нелегала Георгия, который благодаря им проник в США. Действовал там чуть ли не 15 лет и так и не был разоблачен. Как вы сделались инспектором? И как получилось, что он, совершив задуманное,куда-то исчез, не вызвав подозрений, несмотря на всю систему признаков?
- Я очень старался, чтобы это получилось. Ну вот сейчас мы с вами встретились, затрагиваем темы довольно деликатные. А до этого мне позвонил наш общий знакомый, который, судя по всему, к вам хорошо относится, и попросил меня принять журналиста Долгополова. Почему вы думаете, что приблизительно такое было невозможно тогда и в Германии? Мы с вами сидим, работаем. Или, чтоб вам было еще понятнее: вышестоящий московский начальник налогового управления присылает своего представителя в какую-нибудь подчиняющуюся ему организацию другого города... Вот также и в случае с инспектором Клейнертом. Был соответствующий разговор, необходимая переписка и, наконец, приезд на пару месяцев.
- Но в привычной для коллег герра Клейнерта среде появился человек, им незнакомый. Одно это вызывает настороженность.
- Я был соответствующим образом подготовлен. Обеспечен надежными документами. Получил требуемое направление. И приняли меня, на новое место прибывшего, тепло. Сел и принялся за свою новую работу. Ходил вместе со всеми, дежурил. Потом, когда сделал свое дело и пришла пора уезжать, даже отходную устроил. Немцы, как и мы, любят повеселиться.
- Почему вы уехали? Такая была легенда?
- Уехал в связи с окончанием служебной командировки.
- Вас же могли проверить?
- Если бы я где-то ошибся, то наверняка. А я очень старался. Знаете, такая к вам просьба: хватит про меня.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников