05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГИПЕРТЕРМИЯ ПОЛУЧАЕТ ГРАН-ПРИ

5 апреля 2001 года "Труд" сообщил о новом многообещающем методе лечения под названием ГИПЕРТЕРМИЯ. Этот метод позволяет бороться с онкологическими заболеваниями, вирусными инфекциями, наркоманией. Недавно уникальная российская технология получила Гран-при на конгрессе анестезиологов в Канаде. С автором доклада в Монреале и главой оригинальной научной школы в области гипертермии Владимиром Петровичем ШЕВЧЕНКО мы встретились в Новосибирске, в НИИ травматологии и ортопедии.

- Владимир Петрович, расскажите, пожалуйста, в чем суть и отличие вашей методики от похожих, существующих ныне в нашей стране и за рубежом?
- Мы используем технологию разогрева человеческого организма до температуры 43-44 градуса в воде. Эта процедура из всех, используемых и у нас, и за рубежом, наиболее дешева и физиологична. Принимая дома ванну, мы многократно в течение жизни как бы тренируем основные системы организма, приучаем их переносить разогрев, наращиваем свои резервы. Сходные процессы происходят и при посещении обычной русской бани. Разогрев организма потребовал от нас разработки уникальной защиты больного, позволяющей предупредить развитие теплового шока и некоторых других осложнений. Особое внимание уделяется контролю за состоянием головного мозга, проводится энцефалографирование до, после и во время самой процедуры. Благодаря этому удалось установить переломный момент - переломную биологическую точку, после которой может наступить смерть. Как только наши приборы фиксируют достижение этой точки, мы извлекаем больного из ванны. Это один из важных критериев безопасности нашей технологии. Существенным моментом при проведении процедуры является и использование так называемой ларенгиальной маски, позволяющей наиболее деликатно обойтись с органами гортани больного. Это очень важное обстоятельство, облегчающее и саму процедуру, и последующий реабилитационный период. Представьте себе положение певца, артиста, преподавателя (для которых гортань, голосовые связки - это "орудие труда") если им наносится травма. А для больных, к примеру, болезнью Бехтерева, которым показана гипертермия, отсутствие в арсенале врача ларенгиальной маски становится вообще почти непреодолимым препятствием. Применение целого спектра мероприятий вместе с мощной лекарственной защитой организма позволило нам существенно, до 12-24 часов, уменьшить пребывание пациентов в стационаре. Кроме того, удалось резко, в несколько раз снизить стоимость процедуры гипертермии, сделав ее доступной большинству россиян.
- Как можно объяснить российские успехи в такой сложной области на фоне прекрасно оснащенных западных медицинских центров?
- На первый взгляд, это действительно парадоксально. Но тот, кто бывал в подобных заграничных центрах, прекрасно знает, что там в кабинете каждого врача висят на стене детальные схемы лечения, инструкции, строго регламентирующие его поведение в самых разных ситуациях. И горе тому, кто попытается хоть на йоту отойти от инструкции. Ему грозит и лишение врачебной квалификации, и суды, и разорение, а иногда и тюрьма. Так действует страховая медицина. В этих условиях постепенно убивается инициатива, мысль, способность творческого отношения к работе. С другой стороны, часто медикаменты, которые мы применяем в работе и которые доступны по цене пациентам, на Западе уже не рекомендованы к применению из-за невысокой эффективности, побочных эффектов. Сама жизнь во многих случаях толкает нас к поиску простых и эффективных решений, позволяющих решать задачи, которые в западной медицине достигаются применением высокоэффективных, но дорогих препаратов. Ситуация чем-то напоминает космонавтику, когда нередко российское, эффективное и надежное решение достигается к тому же простыми средствами.
- Владимир Петрович, как складывалась ваша судьба врача, научного работника?
- Географически это Новосибирск, Афганистан, Алжир, Франция и, как вы уже знаете, Канада. Коротко обо всем, к сожалению, не расскажешь, ведь после окончания института в Черновцах прошло уже более 26 лет.
- Как вы попали в Афганистан?
- Моя официальная должность там называлась преподаватель-консультант по анестезиологии и реанимации. Я работал в госпитале Авиценны и в женском акушерско-гинекологическом госпитале. Это бывший королевский роддом, где в то время принимали более 21 тысячи родов в год. Работы было очень много. В Кабуле, по-видимому, впервые в мире я проводил операцию в условиях, близких к полевым, с использованием гипотермии, то есть искусственного охлаждения организма при сложном ранении сосудов шеи. Из положения вышли следующим образом: кусочки льда наморозили в пакетах из-под капельниц и обложили ими часть тела больной. Операция прошла успешно.
- Как проходил конгресс в Монреале?
- Всемирный конгресс анестезиологов собрал более 9 тысяч участников и лишь 30 человек из России. Заслушали более 500 докладов. Эта поездка была чрезвычайно важной для нашей дальнейшей работы. Кроме докладов на конгрессе, которые в принципе можно было и почитать, было еще обилие контактов, общения, которые невозможно переоценить. Кроме того, там была огромная выставка медоборудования. Я набил проспектами огромную десантную сумку, сейчас пользуюсь этой информацией и, по-видимому, еще пару лет этим багажом буду жить.
- Владимир Петрович, последний вопрос. В свете прошедшего недавно Пироговского съезда - как живется сегодня российскому врачу?
- Ну, на этот вопрос ответить просто. Я - врач высшей квалификации, доктор медицинских наук, заведующий отделением института - и все это оценивается сегодня часовой ставкой в 6 рублей с копейками - это около 1200 рублей в месяц. Продолжать?..


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников