05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РАЗВЕ ЕСТЬ МЕСТА, КРОМЕ ПЕРВОГО?

Долгополов Николай
Опубликовано 01:01 28 Сентября 2001г.
Валентин ПИСЕЕВ установил рекорд, приблизиться к которому его коллегам вряд ли возможно. С 1967 года он с перерывом на пару сезонов твердо руководит популярнейшим и победоносным для нашей страны видом спорта - фигурным катанием.

- Валентин Николаевич, как получилось, что в те давние годы, когда молодых держали от руководящих должностей подальше, вам доверили отвечать за фигурное катание?
- Я сам фигурист, занимался на знаменитом тогда стадионе Юных пионеров у известного тренера Татьяны Александровны Толмачевой. Она-то и наставила на путь истинный. Видимо, и другие почувствовали во мне определенные организаторские способности. Ответственным секретарем Федерации фигурного катания СССР меня избрали в 26 лет. А еще с 1963 года я стал председателем Всесоюзной коллегии судей.
За десятилетия не раз менялись названия Спорткомитета, уходили и приходили его начальники. Я был руководителем отдела, зам. начальника управления, сейчас президент федерации... Но работа оставалась прежней: отвечал за родное мне фигурное катание.
- Наверно, только футбольный президент Вячеслав Колосков может сравниться с вами по стажу...
- Нет, Вячеслав Иванович пришел попозже и даже работал под моим началом в управлении зимних видов спорта. Тогда, в середине 70-х, он отвечал не за футбол, а за хоккей.
- Фигурное катание - довольно субъективный вид спорта. А вас считают жестким руководителем.
- В любом деле, и в спорте тем более, надо иметь характер - быть не жестким, а, точнее, требовательным. Ведь борешься за результат, престиж страны. Вообще на спортивных вершинах не обходится без сложностей. Поначалу спортсмен и тренер никак не могут без помощи федерации. Но вот чемпионское звание завоевано - и взобравшимся на пик кажется, что это навсегда, о вкладе других мгновенно забыто. Однако ничего вечного в спорте не бывает. И когда чемпион проигрывает, среди виноватых опять руководители.
Правда, есть и другие примеры. Ушедший Станислав Николаевич Жук, Тамара Николаевна Москвина всегда искали недостатки прежде всего в себе, требовали полной отдачи от учеников. Без такого отношения мы бы скатились на уровень второразрядной спортивной державы.
- Говорят, вы спорили даже с такими авторитетами, как двукратные олимпийские чемпионы Протопопов и Белоусова.
- Спорил. В 1972 году Олег с Людмилой хотели ехать на Олимпиаду, но тогда были у нас пары посильнее. И вопрос "посылать - не посылать" решался на уровне председателя Спорткомитета Павлова. Я прямо сказал, что лучшие качества, прежде всего технические, уже потеряны. Павлов спросил Олега, в состоянии ли они с Людой бороться за золотые медали. И тот ответил, что за "золото", может, и нет, а вот чтобы попасть в призеры, сделают все и обещают быть в "шестерке" и дать зачетные очки. Павлов заметил: "Для нас дорого ваше олимпийское звание, и если вы его потеряете - это не плюс авторитету нашего фигурного катания". Вышел жесткий разговор. Но достоинств Протопопова никто не ущемлял. Вопрос решили по-спортивному. И чемпионами тогда стала другая наша пара.
И я рад, что теперь главный принцип отбора в фигурном катании - успех на чемпионате России, в котором обязаны участвовать все. Кому-то нравится, кому-то - не очень. Порой внутренний чемпионат по накалу, по ответственности даже сложнее, чем первенство Европы. Зато споров теперь куда меньше.
- В нашем фигурном катании немало прославленных тренеров, и каждый из них личность. Иногда и они вас критикуют - например, Татьяна Анатольевна Тарасова.
- К спорту я отношусь только по-деловому. Главный принцип - тот результат, который делают тренеры и их спортсмены. Нравится мне наставник или нет, но заслужил его воспитанник право выступать в сборной - значит, поедет на самые ответственные соревнования.
А тренеры - люди эмоциональные, звезды. Татьяна Анатольевна работает в Америке, и там вряд ли есть с кем поспорить, "выпустить пар". И вот, наведываясь домой, порой попадая под влияние отдельных людей, она иногда резко высказывается. Потом, как мне кажется, она и сама иногда переживает по этому поводу. Я же никогда об этих высказываниях не напоминаю. Мы встречаемся, обсуждаем серьезные вопросы, и у нас нормальные рабочие отношения.
- Валентин Николаевич, в свое время вы сами судили крупнейшие соревнования. Бывало, вас обвиняли в пристрастии к своим.
- Свои судьи знают своих спортсменов лучше, чем конкурентов. Судим честно, но патриотизм присутствует у всех, не только же у наших. И при прочих равных условиях, конечно, это как-то проявляется.
Я дебютировал на Олимпиаде-72 в Саппоро. А решился на этот шаг, когда сидел на чемпионате мира 1971 года на трибуне и смотрел, как "зарывается" наш судья. И подумал тогда: ну что я буду поручать судейство кому-нибудь, когда отвечать все равно мне.
Был судьей и на Играх-76 в Инсбруке. И вот на чемпионате мира 1977 года в Токио сужу я парное катание. Выступает Роднина. Выигрывает уверенно, но в одном прыжке допускает маленькую ошибку. Я понимаю, что дадут нормальные оценки, но как же наша Ира Роднина - и без "шестерки"? И я решаюсь - вместо 5,9 ставлю 6,0. И такой сразу поднимается шум вокруг... Уже готовилась дисквалификация на два года. Но тут меня на мировом конгрессе Международного союза конькобежцев избирают членом технического комитета. И замяли - несуразно отстранять от судейства только что избранного нового члена.
- То есть вам повезло?
- Это как сказать. Через четыре года меня на конгресс вообще не пустили.
- Почему?
- Да потому, что вдруг под различными предлогами перестали выпускать за границу. Но даже в мое отсутствие меня снова избирают членом техкома. Вдруг получаю письмо от генсека ИСУ: "Дорогой Валентин, неужели ты так занят, что даже написал нам письмо с просьбой вывести тебя из состава нашего техкома?" Я с этим посланием к руководству: убеждаю, что ничего не писал. Вот здесь меня и поставили на место.
- Валентин Николаевич, вас не тревожит, что многие тренеры разъехались по миру? И свои же наставники готовят нашим спортсменам сильных конкурентов?
- Это обидно. Сейчас были на Играх Доброй воли в австралийском Брисбене, где наши выиграли четыре первых места из четырех, а Ира Слуцкая обыграла чемпионку мира Кван. Даже там работают наши.
- Это кто же?
- Тренер Сергей Шахрай. А в Новой Зеландии - Кузнецов из Челябинска. Едут, потому что там платят. Осуждать не берусь. Люди зарабатывают, поправляют свое материальное положение. Получают ли моральное удовлетворение? Сомневаюсь: ведь тренируют всех подряд, кто только платит, - от детишек до бабушек с дедушками. Но верю, что и в России заработная плата тренера поднимется до приличного уровня и амбициозные, талантливые тренеры вернутся.
- Этот сезон олимпийский. Наши фигуристы на зимних Играх с 1968 года никогда не проигрывали. Но сейчас конкуренция обострилась необычайно. О хозяевах льда в Солт-Лейк-Сити и канадцах не говорю - в чемпионы рвутся даже французы, немцы, китайцы, итальянцы... А на что наши могут рассчитывать?
- В парном катании мы с 1964-го Олимпиад не проигрывали. Сейчас на первое место могут претендовать три пары - Бережная-Сихарулидзе, чемпионы мира канадцы и китайские спортсмены. Но, реально оценивая силы, наши очень сильны в технике, артистизм потрясающий, и они реально могут быть первыми. У мужчин большие шансы на золотую медаль у Плющенко и у Ягудина. Правда, Ягудин не слишком успешно выступил на Играх Доброй воли, но программа у него очень интересная. Мы обсуждали это с Татьяной Анатольевной Тарасовой, и она благодарна мне за то, что я переговорил с Ягудиным в ее присутствии.
- О чем говорили?
- Это был хороший мужской разговор. Федерация заинтересована в том, чтобы два наших фигуриста боролись за первые места. А у девушек надежда на Иру Слуцкую.
- Все-таки ее победа в Брисбене над Мишель Кван была неожиданна.
- Неожиданна? Да она была на голову выше соперницы! А вот в танцах на льду, на "золото" нам претендовать сложно. Если завоюем призовое место, то будет уже хорошо.
- Валентин Николаевич, сегодня вы - гость "Труда". И беседуем мы как раз накануне приятного события - вашего 60-летнего юбилея. Чего бы вы еще хотели добиться?
- В фигурном катании мы выиграли, кажется, все, что только было возможно. В 1999-м установили рекорд - четыре золотые медали мирового первенства. В спорте вроде взяли все, что можно. Хотя нет, постойте... Мы в стране провели три чемпионата Европы. Есть у меня мечта: провести году в 2005-м в нашем спорткомплексе "Олимпийский" мировое первенство.
- И, как всегда, пожелали бы нашим фигуристам не занимать никакого иного командного места, кроме первого?
- Точно! Иначе и работать ни к чему.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников