11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СОГЛАШЕНИЕ СТРАСТНОЙ ПЯТНИЦЫ

Налбандян Зураб
Опубликовано 01:01 28 Сентября 2004г.
В конце прошлой недели в живописном замке "Лидс касл" под Лондоном собрались представители всех основных политических партий Северной Ирландии. Под председательством Тони Блэра и премьер-министра Ирландии Берти Ахерна они пытались найти пути решения затянувшегося политического кризиса и восстановления работы парламента этой британской провинции. И хотя после напряженных трехдневных переговоров полного согласия достичь так и не удалось, британский премьер остался в целом доволен достигнутым прогрессом. "По-моему, нынешняя встреча была очень содержательной и имела историческое значение", - отметил Блэр. Он считает, что уже в ближайшие недели возможно преодоление оставшихся противоречий. О том, как Северная Ирландия преодолевает последствия 30-летней кровавой розни и жестокого террора, рассказывает наш корреспондент.

Самолет из Лондона долетел всего за час, и уже через несколько минут вместе с великолепным знатоком Белфаста писателем Кеном Макилроем мы совершали экскурсию по городу. Меня больше интересовал Западный Белфаст и другие так называемые конфликтные окраины, где уже более 30 лет продолжается конфронтация между католиками и протестантами. Те самые районы, которые патрулируют тяжело экипированные британские солдаты, где дети ходят в школу под охраной военных бэтээров, где стоят знаменитые "стены мира", разделяющие враждующие общины, где нет ни уличных фонарей, ни кафе и ресторанов.
Мы долго ездили по Западному Белфасту, но ничего из вышеперечисленного так и не увидели. Было утро рабочего дня. Широко распахнутые витрины магазинов предлагали обычный для Британии выбор одежды, электроники, детских игрушек. Продавец цветов заставил тротуар ведрами с букетами роз, гвоздик и тюльпанов. В открытом кафе пили чай пожилые женщины с внуками. Из кондитерской распространялся аромат свежевыпеченных пирожных.
Надо внимательно присмотреться, чтобы обнаружить приметы недавней войны. Вот полицейский участок, огражденный высокой металлической сеткой (защита от гранат и бутылок с зажигательной смесью). А вот одна из тех самых "стен мира" - глухой высоченный забор из бетона и металла, рассекающий микрорайон на католическую и протестантскую зоны. Ну и, конечно, знаменитая настенная живопись, ставшая за время междоусобицы визитной карточкой военного Ольстера.
- Ты думаешь, это только затишье или настоящий мир?
- Я знаю одно, люди устали от войны и никто больше не хочет жить по-старому, - говорит Кен.
- Но ведь все причины войны до сих пор остаются. Католическое меньшинство по-прежнему требует ухода британских войск и присоединения провинции к Ирландской республике.
- Ну, так она и будет присоединена к Ирландии, если население Ольстера проголосует за это на референдуме. Ведь в 1921 году, когда Британия предоставила независимость Ирландии, несколько северных провинций не захотели уходить из-под власти Лондона, поскольку большинство в них составляли протестанты.
- Ты считаешь, такой референдум возможен?
- Вполне. Но сейчас его проводить бессмысленно, потому что заранее известно, кто победит. Пробритански настроенных протестантов больше, чем республиканцев-католиков. Соотношение приблизительно 6:4. Правда, численность католиков растет быстрее, но пройдет несколько десятилетий, прежде чем демографическая ситуация изменится в их пользу.
...В провинциальной администрации мне подтвердили: за последние полтора-два года в Северной Ирландии практически не было серьезных столкновений между представителями враждующих общин. Тут давно уже не взрываются бомбы, не гибнут в терактах мирные жители. "Если сравнить цифры, то у нас по вечерам даже безопаснее, чем в Лондоне", - с явным удовольствием сообщил мне шеф-инспектор местной полиции Стивен Крокард.
Быстро набирает обороты экономика. Безработица ниже, чем в среднем по Великобритании, а инвестиции в Ольстер - значительно выше. Промышленное производство выросло за последний год более чем на 10 процентов. В целом экономика провинции прирастает со скоростью три процента в год. Это вдвое лучше, чем в Германии, и в полтора, чем во Франции.
И все это на фоне острейшего политического кризиса. 15 октября исполняется два года с того дня, как была приостановлена деятельность провинциальной ассамблеи - парламента Северной Ирландии.
Он был создан пять лет назад после подписания в 1998 году всеми ведущими политическими партиями Ольстера, а также премьер-министрами из Лондона и Дублина исторического Соглашения Страстной пятницы. Цель этого документа состояла в полном урегулировании межобщинного конфликта в Северной Ирландии. Но ИРА не сдержала данного тогда слова и не стала разоружаться. В ответ юнионисты (партии, выступающие за сохранение провинции в Великобритании) отказались сотрудничать с партией Шинн-фейн (политическим крылом ИРА). После чего в Ольстере было введено прямое правление Лондона.
В результате сложилась довольно забавная ситуация: политики переругались между собой, а регион процветает. Как такое возможно?
В вечерней толчее старинного паба "Фиббер Магиз" я случайно оказался за одним столом с двумя друзьями - Мартином, служащим местной почты, и Бренданом, владельцем маленькой химчистки. Им я и задал мучивший меня вопрос о противоречии между политикой и реальностью.
Мартин, который родился в католической семье, но называет себя атеистом, был категоричен. "У нас тут давно уже политики играют в свои корыстные игры и не слушают, чего хочет народ, - сказал он, - а народ хочет жить сыто и безопасно и не бояться отпускать детей в школу! И чтобы работа была".
Брендан, принадлежащий к протестантской общине, был настроен более миролюбиво. "Я не согласен. У каждого политика, конечно, есть свои интересы, но в принципе они говорят от имени своего электората. Взять, например, вопрос оружия террористов. Пока оно лежит в тайных арсеналах ИРА, никто в Ольстере не может чувствовать себя в безопасности".
...В конце долгой беседы с депутатом североирландского парламента от партии Шинн-фейн Френсисом Маллойем, я спросил у него, может ли ИРА вновь вернуться к террористической активности? "Теоретически это возможно, - сказал Маллой, - но маловероятно". К тому же, подчеркнул он, ИРА уже объявила, что не собирается использовать спрятанное оружие.
Его партия, с которой еще недавно никто не вступал в переговоры из-за ее связей с террористами из ИРА, сейчас крупнейшая политическая сила католической общины и после возобновления деятельности парламента и правительства Северной Ирландии будет совместно с Демократической юнионистской партией (ДЮП) управлять провинцией.
Как же удалось остановить террористов и возродить мирную жизнь в регионе, который еще в конце прошлого века считался самой безнадежной горячей точкой Европы?
- Это был очень сложный, длительный и болезненный процесс, - рассказывает Кевин Тулис, известный специалист по Северной Ирландии, автор вышедшей недавно книги о конфликте в Ольстере. - Поначалу британское правительство ограничивалось тем, что старалось сокрушить и уничтожить террористов. Но война между общинами и жестокие теракты продолжались. А в начале 70-х годов они перекинулись и на Туманный Альбион. Более 100 человек было убито в ходе различных терактов, в том числе три депутата Палаты общин. В 1984 году боевики ИРА подложили бомбу в гостиницу в Брайтоне, где во время съезда консерваторов остановились члены правительств.
- Но ведь корни недовольства "республиканцев", требовавших присоединения Ольстера к Ирландии, в значительной степени лежали в социально-экономической сфере.
- Да, католическое меньшинство считало, что протестанты их притесняют, что они являются в Британии людьми второго сорта. Поэтому было принято решение вложить значительные средства в подъем экономики региона, создание новых рабочих мест. Кстати сказать, субсидии выделяются и сегодня и, по официальным данным, составляют более 7 млрд. фунтов стерлингов в год (около 13 млрд. долл.). В действительности, однако, сюда закачиваются даже большие средства.
- Тем не менее теракты продолжались?
- И в конце концов в 1990 году Маргарет Тэтчер санкционировала проведение секретных контактов с представителями ИРА. Их осуществлял резидент британской разведки в Европе. Они продолжались даже после того, как в 1991 году террористы провели бомбовую атаку на резиденцию премьер-министра во время заседания кабинета. К счастью, тогдашний премьер Джон Мейджор и его министры чудом уцелели.
- О чем шла речь на этих переговорах?
- Их убеждали в бессмысленности террора и преимуществах решения проблем политическими средствами. Но главным, пожалуй, был сам факт прямого контакта.
- Как вам кажется, соглашение о прекращении огня с ИРА, подписанное в 1994 году, было результатом этих контактов?
- Конечно, нет, сработал, как это всегда бывает, комбинированный подход.
- Но политические проблемы до сих пор не улажены.
- Это вопрос времени и психологии. Многим участникам переговоров надо перешагнуть через барьер в своем сознании. Но главное в том, что общими усилиями удалось устранить питательную почву конфликта. И хотя у части католиков и протестантов взаимная ненависть еще сохраняется, всем очевидно, что мир лучше войны.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников