11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ИЗ ОКОПОВ К МИРОВЫМ РЕКОРДАМ

Настенко Георгий
Опубликовано 01:01 28 Сентября 2005г.
Удивительные, казалось бы, несовместимые события из разных эпох уместились в биографии этого веселого, очень энергичного для своих 82 лет человека. Владимир Дмитриевич КАЗАНЦЕВ участвовал в кровопролитных боях за Москву, прошел в строю на парадах по Красной площади 7 ноября 1941 года и 24 июня 1945 года. А после этого много раз бил мировые рекорды, и в 1952 году, на первой для нас Олимпиаде, стал серебряным призером.

- Владимир Дмитриевич, в Великую Отечественную войну многие известные спортсмены сражались в частях особого назначения. А каким образом вы попали на фронт?
- Читая биографии чемпионов, многие из которых уже в раннем возрасте добивались выдающихся результатов, ловлю себя на мысли, что я, наверное, не из их породы. С детства любил спорт, участвовал в соревнованиях, но всегда оставался лишь "крепким середняком".
Ну а потом началась война. На фронт меня готовили на базе десантных войск, а потом сразу бросили в самое пекло. Участвовал в осеннем контрнаступлении под Москвой, брал Калинин. Много моих товарищей гибло у меня на глазах. Впрочем, проведенное в окопах время мне больше запомнилось не атаками, не обстрелами, а страшными 30-градусными морозами, а я сидел в окопе в ботиночках. Единственные шерстяные носки получил в качестве новогоднего подарка в декабре 41-го.
- Каким же образом вы пришли в легкую атлетику?
- В июне 1942 года нашу часть сняли с передовой и послали в тыл для переформирования и переподготовки. Меня в составе дивизии особого назначения поселили в Кремлевской казарме. Так получилось, что на фронт я больше не попал, а прожил здесь четыре года. Здесь и пришел ко мне первый спортивный успех. Однажды на массовом забеге я неожиданно для самого себя занял второе место. Мой товарищ по службе Николай Каракулов - наш первый чемпион Европы по легкой атлетике - настоятельно попросил руководителей "Динамо" взять меня в команду.
- Вы служили в Кремле и охраняли первых лиц государства. А кто из них вам больше других запомнился?
- Честно говоря, никто. Ни Калинин, ни Ворошилов, ни другие душевных бесед с нами не вели. А когда я уже был чемпионом страны, Всесоюзную федерацию легкой атлетики возглавлял Андрей Свердлов (сын Якова Свердлова. - Г.Н.) - большой начальник в контрразведке. Он фанатично любил спорт, заботился о динамовских чемпионах. И когда мне предстояли важнейшие соревнования, он селил меня на своей даче в Серебряном Бору, предоставляя поистине королевские условия.
- Вы многократный рекордсмен мира. И все же какие события спортивной биографии вызывают наибольшую досаду?
- До старта на Олимпиаде 1952 года я четыре года не проигрывал никому и считался фаворитом в беге на 3000 метров с препятствиями. В Хельсинки незадолго до финиша лидировал с большим отрывом, но в прыжке случайно зацепился за барьер и грохнулся на дорожку. Поднялся, продолжил бег, вновь лидировал. Но, преодолевая яму с водой, неудачно приземлился и повредил голеностоп. Последние 150 метров хромал, и на финише меня обошел американец. Обидно было до слез.
- Потом вы 20 лет преподавали в Академии разведки имени Андропова. После большого спорта такая работа приносила вам удовлетворение?
- В этом были и плюсы, и минусы. Конечно, я уже не мог выезжать за границу. Работая в академии, я всего лишь раз выбрался за рубеж в туристическую поездку в Прагу и Варшаву. Со мной проводили инструктаж более скрупулезный, чем с другими. Например, категорически запретили контактировать с моим старым другом, четырехкратным олимпийским чемпионом Эмилем Затопеком, который в 1968 году в числе 100 знаменитых чехов подписал письмо-протест по поводу ввода советских танков в Чехословакию. Да и в Москве, встречаясь со старыми друзьями, не рассказывал о своей работе. Хотя лично я не владел особо секретной информацией. Просто занимался своим делом - физической подготовкой слушателей академии.
- В истории легкой атлетики у нас было лишь три признанных мировых лидера в беге на длинные дистанции - Казанцев, Куц и Болотников. Я удивился, узнав, что вы все дружили. Ведь современные чемпионы говорят, что они прежде всего конкуренты.
- Сейчас другие времена. Тогда спортсменам платили немного, а чисто человеческие отношения были гораздо лучше. Петя Болотников - весельчак, душа любой компании, и мы с ним до сих пор лучшие друзья. А Володя Куц был довольно замкнутым человеком. Некоторые "знатоки" говорят о нем как о пьянице и грубияне. Но Володя был честным, порядочным, отчаянно смелым, всегда отстаивал справедливость. При близком общении открывались интереснейшие стороны его характера и судьбы.
Однажды возвращались на теплоходе из Швеции после победного выступления. В каютах шум, песни, веселье. Мы с Володей стояли на палубе, и он рассказал мне неожиданную вещь. На войну он не попал по возрасту, но в конце 1940-х служил на Балтийском флоте тральщиком мин. С тех пор ему чуть ли не каждую ночь снились кошмары, в которых мины всплывали со дна и разрывали людей в клочья. Честно говоря, я был потрясен...
А в другой раз мы с ним возвращались из Батуми. Тренер Куца Григорий Никофоров был настоящим диктатором. Только мы сели в поезд, Володя потащил меня в ресторан. Попросил заказать первое-второе, а сам побежал в буфет за чаем. Только принялись за еду, пришел Григорий Исаевич и стал за нами наблюдать. Каково же было мое удивление, когда в стакане с "чаем" я обнаружил чистый... коньяк. Пришлось пить, не спеша прихлебывая и не морщась. Но Никифоров потом заметил, что мы немного окосели, и дико рассвирепел. Решил, что это я сбиваю своего младшего товарища с пути истинного.
- Наша газета уже 55 лет подряд проводит легкоатлетические полумарафоны на призы "Труда".
- Это большое и нужное дело. Необходимо развивать массовый спорт, физкультуру, оздоравливать нацию. К сожалению, сам я уже не могу выйти на вашу дистанцию, но всегда готов приехать и поддержать любителей бега. В этом году наблюдал за соревнованиями с удовольствием. Дай Бог дожить и до будущих.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников