05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ МИХАИЛА БУЛГАКОВА

Куликов Андрей
Опубликовано 01:01 28 Октября 2004г.
Летом 1908 года в жизни юного Михаила Булгакова, как пишет современный биограф писателя, "завязалась романтическая история". 17-летний гимназист познакомился со своей сверстницей Таней Лаппа, приехавшей в Киев в гости к родственникам.

Тетка Тани, дружившая с матерью Булгакова, сказала ей: "Я познакомлю тебя с мальчиком. Он покажет Киев".
Молодые люди целые дни проводили вместе, Михаил открывал Тасе (так он стал ее называть) город, который любил...
Таня была старшей дочерью управляющего Саратовской казенной палатой Николая Николаевича Лаппы. Семья, как и у Булгаковых, была дружная и многодетная: четыре брата и две сестры. Конечно, родители Татьяны занимали более высокое общественное положение, чем мать будущего писателя - вдова профессора Киевской духовной академии: управляющий казенной палатой был третьим по значению чиновником в губернской иерархии.
Татьяна Николаевна несколько десятилетий спустя рассказывала, что была дочерью "нехорошей": вопреки запрету отца убегала на каток тайком, поскольку гимназисткам запрещалось, переслушала все оперы в саратовском частном театре Очкина. Детей в семействе Лаппа не баловали, но и ни к чему, как считала сама Татьяна Николаевна, не готовили:
- Я приходила из гимназии, бросала верхнюю одежду на пол, мать говорила: "Не подбирай - горничная уберет. Неизвестно, как сложится жизнь: пока позволяют обстоятельства - ничего не делай!"
Удивительно, но эта барышня стала Булгакову верной подругой и поддерживала его в самых трудных обстоятельствах. Спасла от наркомании (а пагубным пристрастием к морфию молодой доктор страдал несколько лет), выходила его, тяжело заболевшего тифом, в 1919 году во Владикавказе, делила с ним невзгоды гражданской войны и голодную жизнь в Москве, когда Булгаковы, случалось, по трое суток не ели.
- До смерти устаю, Таськина помощь для меня не поддается учету, - писал матери в Киев Булгаков...
Но это все будет позже.
Тогда же, в Киеве, они расстались на два с половиной года. На Николая Николаевича, видимо, неприятное впечатление произвела телеграмма, которую в шутку прислал приятель Булгакова Саша Гдешинский, когда Таню не отпустили на праздники в Киев: "Телеграфируйте обманом приезд. Миша стреляется". Но препятствия, как водится, укрепила любовь. Летом 1911 года Таня гостит у Булгаковых на даче под Киевом. А уже на Рождество Михаил впервые едет в Саратов знакомиться с будущими тестем и тещей.
Николай Николаевич Лаппа был энергичным, способным администратором. Построил новые здания казенных палат в Омске и Саратове, а также Саратовский университет.
Жили Лаппа в Саратове в здании казенной палаты, в большой квартире с отдельным парадным входом. Воспоминания об этом доме исследователи творчества Булгакова находят в одном из первых вариантов "Театрального романа":
"Опять был сон. Но мороз утих, и снег шел крупный и мягкий. Все было бело. И я понял, что это Рождество. Из-за угла выскочил гнедой рысак, крытый фиолетовой сеткой.
- Гись! - крикнул во сне кучер. Я откинул полость, дал кучеру деньги, открыл тихую и важную дверь подъезда и стал подниматься по лестнице.
В громадной квартире было тепло. Боже мой, сколько комнат! Их не перечесть, и в каждой из них важные обольстительные вещи...
На пианино под раскрытыми клавишами стоял клавир Фауста, он был раскрыт на той странице, где Валентин поет...
От парового отопления волнами ходило тепло, сверкали электрические лампы в люстре, и вышла Софочка в лакированных туфлях. Я обнял ее..."
Летом 1912 года сестра Булгакова Надежда записала в своем дневнике: "Мишино увлечение Тасей и его решение жениться на ней. Он все время стремится в Саратов, забросил занятия в университете, не перешел на 3-й курс".
Через полгода Михаил Булгаков и Татьяна Лаппа обвенчались в Киеве. "Помню, под венцом почему-то хохотали ужасно. Домой ехали в карете", - вспоминала Татьяна Николаевна.
- Как они подходят друг другу по безалаберности натур! - сокрушалась сестра будущего писателя.
В 1910-е годы молодые супруги часто продолжали бывать в Саратове. Летом жили за городом, там на одной из соседних дач устраивались любительские спектакли, в которых, видимо, участвовал и Булгаков. Здесь, в Саратове, Булгаковы застали начало первой мировой войны.
В газете "Саратовский листок" от 16 сентября 1914 года появилось сообщение об открытии в казенной палате лазарета для раненых: "Лазарет, открытый на средства чинов палаты, оборудован на 20 кроватей... Уходом за ранеными по очереди заняты жены и дочери чиновников во главе с супругой управляющего Евгенией Викторовной Лаппа".
В этом лазарете студент-медик Булгаков прошел свою первую врачебную практику. Последний раз в Саратов Булгаков приезжал, по-видимому, в декабре 1917 года.
"Недавно в поездке в Москву и Саратов мне пришлось воочию увидеть то, что больше я не хотел бы видеть, - писал он сестре. - Я видел, как толпы бьют стекла в поездах, видел, как бьют людей. Видел разрушенные и обгоревшие дома в Москве... голодные хвосты у лавок, затравленных и жалких офицеров..."
Начиналась новая эпоха, в которой молодому доктору предстояло добиться того, о чем он мечтал, - "силы и славы", но совсем на другом поприще.
А судьба саратовской семьи Лаппа сложилась в эту эпоху трагично. Один из сыновей, Евгений, пошел на фронт и погиб в первом же бою с немцами. В день своего рождения в 1916 году застрелился другой сын, Костя. Николай Николаевич после октябрьской революции получил назначение от большевистского правительства в Министерство финансов. В 1918 году умер в Москве.
Булгаков расстался с Тасей в 1924 году. Они были вместе в самые трудные времена, а разошлись, когда жизнь вроде бы стала налаживаться. Новая избранница Михаила Афанасьевича Любовь Белозерская была человеком из совсем другой среды - журналистской и литературной. В то время Булгаков получил уже известность как писатель. Был написан, но еще не напечатан роман "Белая гвардия". Роман писал ночами, днем сотрудничал в газетах. Тася тоже не спала этими ночами, от изматывающей работы у писателя начинали мерзнуть руки, и она грела ему воду.
- Однажды утром он сказал, что если достанет подводу, чтобы отвезти вещи, то сегодня уйдет от меня, - рассказывала Татьяна Николаевна.
Помогла собрать ему книжки. Соседки упрекали Тасю, что она отпустила мужа так легко, и даже не плакала. А ей на самом деле было очень тяжело. Но Татьяна Николаевна была слишком гордой женщиной, чтобы показать это. Помните, как в "Белой гвардии".
Булгаков навещал бывшую жену, приносил деньги. Но в журнале "Россия" роман "Белая гвардия" вышел с посвящением другой - Любови Белозерской.
- Понимаешь, мне своему человеку проще отказать, чем чужому, - смущенно объяснил Булгаков Тасе. И она не сдержалась, бросила книжку журнала ему под ноги.
В дневниках последней, третьей жены Булгакова Елены Сергеевны есть воспоминание о том, что 16 лет спустя смертельно больной Михаил Афанасьевич просил свою сестру разыскать Тасю, хотел извиниться перед ней. Но Татьяна Николаевна в то время жила уже далеко - в Иркутской области.
Потомков семьи Лаппа в Саратове, как видно, не осталось. А вот дом, бывшая казенная палата, где когда-то при Булгакове находилась "громадная квартира", этот дом уцелел.
Здесь уже много лет размещается областной совет профсоюзов. Правда, с улицы Вольской (бывшая Большая Кострижная), толкнув "тихую и важную" дверь подъезда, уже не попадешь на лестницу, по которой поднимался молодой Булгаков, ее заложили несколько лет назад. Зато в кабинете председателя облсовпрофа Михаила Ткаченко стоят напольные часы, которые, по преданию, когда-то принадлежали Николаю Николаевичу.
В местной прессе еще с конца 80-х годов обсуждались планы установки на здании мемориальной доски. Саратовский журналист и краевед Владислав Кац продемонстрировал мне свою переписку с муниципальными чиновниками.
Еще в 1996 году один из городских начальников известил его, что по вопросу "увековечивания памяти писателя М. А. Булгакова готовится проект постановления администрации города, уточняются сроки проживания писателя (именно так! - А. К.) в городе Саратове. О принятом постановлении администрации города Вам будет сообщено дополнительно".
Увы, этот ответ оказался обычной чиновничьей отпиской.
Секретарь местного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Людмила Бахарева объясняет: все дело в том, кто выделит деньги на мемориальную доску. В муниципальном бюджете такая статья расходов, по словам Людмилы Ивановны, не предусмотрена. А за нецелевое расходование средств строго могут спросить. Выход, по мнению Бахаревой, простой. Саратовским поклонникам писателя следует самим проявить инициативу, сброситься и оплатить установку памятной доски. Тем более прецедент есть. Больше 10 лет местная общественность боролась за увековечивание в городе на Волге памяти певца Михаила Медведева, "первого Ленского" на оперной сцене. В конце концов преподаватель консерватории Наталья Аршинова махнула рукой и установила мемориальную доску на доме, где жил Медведев, на собственные сбережения. Чиновники, надо отдать им должное, препятствий не чинили.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников