04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БРАТКИ С НЕВОДОМ

Турченко Сергей
Опубликовано 01:01 28 Ноября 2000г.
В кубанском Приазовье вот уже несколько месяцев идет странная тяжба между местными властями и пограничниками. Обычно и население, и администрация приграничных районов едва ли не на руках носят бойцов с зелеными погонами. А тут дело дошло до бойкотирования некоторых пограничных мероприятий.Наш специальный корреспондент попытался разобраться в причинах конфликта.

"ЧУЖОЙ НОС" В РЫБНОЙ ЕПАРХИИ
Начальник территориального управления погранвойск "Краснодар" генерал-майор Владимир Новиков так обрисовал ситуацию:
- Пограничная служба на Азове начала развиваться несколько лет назад в связи с отделением Украины как самостоятельного государства. Поначалу местные власти приняли нас с распростертыми объятиями. Сам глава администрации Кубани оказывал всестороннюю помощь, в 1997 году издал специальное постановление, обязывающее органы власти на местах способствовать формированию погранзоны, обустройству застав. Все шло нормально до тех пор, пока пограничники не приступили к активному выполнению Указа президента России "О мерах по обеспечению охраны морских биологических ресурсов и государственного контроля в этой сфере". Этот документ предписывает Федеральной пограничной службе контролировать порядок лова рыбы, в частности, в Азовском море. Местным руководителям явно не понравился "чужой нос" в своей епархии. В конце концов они "продавили" постановление главы краевой администрации, которое ограничивает права пограничников в сфере "рыбного контроля". Но поскольку этот документ вступил в противоречие с президентским указом, прокурор Краснодарского края его опротестовал. Однако на местах протест во внимание не приняли и продолжают "давить" на пограничников, которые часто не имеют возможности проверить: кто, зачем, на каком основании вышел в море, что там реально делал, с чем вернулся назад?
ИСТРЕБЛЕНИЕ ОСЕТРА
До недавнего времени охраной морских биологических ресурсов занималось около двух десятков ведомств и учреждений. Не лишены они полномочий и сегодня, но из-за распыления ресурсов не имеют ни нужной техники, ни кадров для борьбы с рыбной мафией. С 1991 года количество браконьерских групп возросло в 20 раз. Наносимый ими ежегодный ущерб составляет 2,5 миллиарда долларов. По сравнению с 1995 годом объем браконьерского промысла осетровых увеличился в 20 раз, а уловы рыбоколхозов снизились почти в 100! Ихтиологи утверждают, что запасы осетровых в Азовском море сократились за несколько лет на 90 процентов. Не лучше обстоит дело и с судаком, таранью, кефалью. Года через два азовские воды оскудеют окончательно и безвозвратно, если не остановить это безумие.
- А как остановить? - в сердцах говорит начальник УВД Приморско-Ахтарского района Александр Очередько. - У меня всего один рыбинспектор, технических средств нет, зато у населения более трех тысяч плавсредств, которые бесконтрольно выходят в море. Мафия распоясалась до того, что уже ленится сама браконьерствовать. Налетают "братки" с оружием на рыббригады, запугивают рыбаков, выбирают "хвосты" из ставных сетей и беспрепятственно уходят. Во время путины я вынужден до 40 милиционеров отрывать от непосредственных обязанностей и ставить на охрану неводов. Поэтому мы очень обрадовались, когда в помощь нам прибыли пограничники. Но указ президента не был подкреплен материально, и помощники наши оказались фактически с голыми руками против оснащенных современной техникой браконьеров. О каком взаимодействии может идти речь, если нет даже телефонной связи между заставами и УВД?
Мы побывали на одной из самых благополучных застав, где командует майор Евгений Полютов.
Застава охраняет 70 километров границы, а имеет на вооружении два мотоцикла "Урал", три резиновые лодки с подвесным мотором в 40 лошадиных сил и старенький локатор, который с трудом "видит" крупные суда на расстоянии до 35 километров, а браконьерские лодки - до 10. Для сравнения приведу экипировку средненькой браконьерской группы, которых в зоне действия заставы насчитывается более сотни. Американский скутер с японским двигателем "Ямаха" мощностью до 250 "лошадок", спутниковые навигационные приборы, позволяющие даже ночью и в плотном тумане определять местоположение сетей с точностью до одного метра! У каждой такой группы имеется многоканальная спутниковая система связи, с помощью которой "агенты" на берегу своевременно сообщают на скутер о приближении пограничного наряда. Пользуясь этой информацией, браконьеры сбывают улов покупателю на безопасном для них участке побережья.
И все-таки с помощью местного населения пограничникам все чаще удается "прищучить" нарушителей. Однако "мафия" не прощает ни одного случая задержания. Бывают и угрозы, и нападения...
Комендант пограничного района полковник Сергей Аралкин сказал мне:
- По Закону о границе местная администрация должна построить причалы и "приписать" к ним все плавсредства, принадлежащие населению. Все выходы в море власти обязаны фиксировать в специальном журнале, оповещать о них заставу, тогда бы мы видели браконьеров как на ладони вместе с их уловами. Однако ни в Приморско-Ахтарском, ни в Темрюкском районах представители администрации даже не собираются выполнять этот закон... Выходит, кроме пограничников, некому дать отпор расхитителям морских ресурсов?
Вот как отвечают на подобные вопросы главы администраций Приморско-Ахтарского и Темрюкского районов.
- В Приморско-Ахтарском районе треть жителей - потомственные рыбаки, и благополучие их семей полностью зависит от моря, от рыбы, - говорит Григорий Язловецкий. - Нищенская жизнь заставляет рыбаков все чаще забрасывать невод. Имею ли я право перекрывать им дорогу в море, даже если кто-то и нарушает пограничные предписания? А построить общие для всех причалы - на это нет средств. Президентский указ хорош, но не обеспечен финансовыми механизмами.
В том же духе высказался и Александр Ермоленко. Лишь с горечью добавил:
- Уже и охранять-то нечего. В Темрюкском районе 5 рыболовецких колхозов, насчитывающих 4 тысячи человек, в этом году получили квоту на отлов 300 тонн рыбы, а сумели выловить 8 тонн. Рыбы нет. Море умирает...
ЧТО ЖЕ ДЕЛАТЬ?
Выходит, все искренне болеют за судьбу моря и у каждой из сторон своя правда? Но пока "стороны" препираются и конфликтуют, браконьеры дочерпывают остатки рыбных богатств Азова. Между тем в ходе поездки от многих людей слышал дельные предложения о том, как преодолеть склоку и сообща сберечь море. Приведу лишь некоторые такие суждения.
Первый заместитель главы администрации Славянска-на-Кубани Вячеслав Рябчук:
- Есть постановление правительства России "О сохранении ценных пород рыбы в Каспийском море". Но нет такого документа в отношении Азова, хотя ситуация здесь еще хуже. Беда не на пороге, она уже лет пять назад его перешагнула. Руководители края должны принять такие решения для борьбы с браконьерством, которые окажутся не пустым звуком, а будут подкреплены финансовыми и техническими средствами.
Судьба Азовского моря должна волновать не только кубанцев, но и всех россиян. Однако бить тревогу, обращаться в правительство и другие высокие инстанции обязаны в первую очередь хозяева этих мест. Наверное, руководству края пора посетить районы "пограничного конфликта", обобщить мнения заинтересованных людей, направить предложения в центр и добиваться адекватной реакции на них. А может быть, апеллировать и к международным организациям. Ведь Азовское море - уникальный водоем, таких больше нет нигде в мире. И потерять его нельзя.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников