10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НАШИ ЧУДАКИ В АМЕРИКЕ

Парфенова Ольга
Опубликовано 01:01 28 Ноября 2000г.
Много спорят о реформе российского образования. Но велико отторжение от самого слова "реформа", с которым у нас связано мало хорошего для страны, для человека. Подтверждением тому стали недавние парламентские слушания, на которых депутаты пытались разобраться: что конкретно в нашем образовании необходимо сегодня реформировать?Слово - члену-корреспонденту РАН, заместителю председателя Комитета Госдумы РФ по промышленности, строительству и наукоемким технологиям Андрею КОКОШИНУ.

- Насчет реформирования. Могу сказать, что система отечественного образования должна перейти из режима выживания, на который была обречена последние годы, в режим эффективного обновления с сохранением всего лучшего, что было и есть сейчас. А для этого прежде всего нужно обеспечить сколько-нибудь нормальное финансирование.
- Но вы же - сопредседатель РОСРО, организации, созданной в поддержку образовательных реформ?..
- РОСРО - это Российский общественный совет развития образования. В него входят директора школ, ректоры, руководители отраслей экономики, которые являются заказчиками и потребителями системы образования, представители различных политических партий в Госдуме РФ. Моими сопредседателями являются: лидер фракции "Единство" Борис Грызлов, один из руководителей КПРФ Иван Мельников, вице-спикер Ирина Хакамада - от СПС и лидер "Яблока" Григорий Явлинский. Наша организация, можно сказать, - лоббист интересов образовательного сообщества. Мы договорились, что будем вместе выступать в Госдуме по тем проблемам, которые не вызывают у нас разногласий. В том числе - по реформе.
РОСРО уже добился того, что в бюджете на 2001 год увеличиваются расходы на специальное образование на 3 миллиарда рублей. Эти средства предназначены для обновления технической базы вузов и техникумов, которая давно устарела и морально, и физически.
Мы предлагаем законодательно оформить право каждого выпускника школы и техникума иметь хотя бы одну попытку поступления в вуз, а учащихся техникумов и профтехучилищ - окончить учебу до призыва. Мы считаем, что надо дать отсрочку от службы в армии мужчин-учителей не только сельских школ, но и городских. Феминизация педагогики резко усилилась, что идет не на пользу ученикам. Всеми социологами и педагогами признано, что в школах, где учатся мальчики и девочки, необходимы как женщины-учителя, так и мужчины.
По предложению директоров школ мы подготовили парламентский запрос, связанный с выплатой средств в дорожный фонд. В одних регионах их берут со школ, в других - нет. А для многих эта сумма - вопрос жизни и смерти... Несколько поправок в Налоговый кодекс, которые мы инициируем, предусматривают не только сохранение существующих для учебных заведений льгот, но и льготное налогообложение для спонсоров.
В общем, в РОСРО собрались те, кто считает, что образование не на словах, а на деле должно стать одним из высших приоритетов развития государства и общества. Это как раз то золотое звено, за которое мы можем и должны "вытянуть" российскую экономику XXI века.
- Андрей Афанасьевич, скажите: наше образование хуже или лучше американского?
- В чем-то лучше, но намного беднее.
Считается, что, допустим, математика плохо преподается в американской средней школе, чуть лучше - в Германии, Англии, еще лучше - в Японии, но везде наблюдается тенденция к снижению уровня математического образования. Это выглядит парадоксально: идет информатизация общества, растет потребность в сложных компьютерных системах, в программном продукте, прикладной математике. А внизу, в школах, где формируется основа, - противоположная тенденция. Либерализация системы образования в США привела к тому, что многие ученики имеют право выбирать, чем заниматься. "Алгеброй - не хочу". - "А чем хочешь?" - "Историей джаза". Я знаком со многими руководителями высокотехнологичных фирм США - они болезненно реагируют на такую ситуацию. В Калифорнии пытаются это исправить, делая упор на преподавание математики.
Мы по ряду параметров: математическое образование в целом или всем известная система физтеха - держимся на уровне. Но уже сейчас многие специалисты бьют тревогу, что в новых программах математика будет представлена гораздо слабее. А это один из наших важнейших ресурсов конкурентоспособности ресурс в мировой экономике. Нам его нельзя потерять.
- А что мешает?
- В нашем образовании достаточно узких мест. Особенно в гуманитарных, общественных науках. Любой математик, который хочет открыть собственное дело по разработке программного продукта, должен разбираться в основах управления, экономики, социологии.
Как руководитель другой общественной организации - "Росиндустрии", где собрались бывшие оборонные компании, бьюсь над такой задачей. У нас есть блестящие технологические достижения, но мало знает, как сделать из них высокодоходный продукт, который можно реализовать на мировом рынке. Американцы прежде всего думают об этом. У нас, условно говоря, пропорция ученых-чудаков и бизнесменов - десять к одному, а у них - один к десяти. И чудаков Штаты вывозят со всего мира.
- В том числе - из России...
- В математике, физике, молекулярной биологии - прежде всего. У нашей нации особая черта - способность к абстрактному мышлению в естественно-научной области. Наши физики-теоретики, генетики-теоретики до сих пор работают на мировом уровне. Но чем характерен русский человек? Он создал какое-нибудь сверхдиковинное изделие, а вот дальше: поставить его на поток, растиражировать - ему уже неинтересно. Американцы - наоборот, у них в ученых живет Генри Форд. Там задача - не просто сделать автомобиль, но "раскрутить" его, чтобы пошел миллионными тиражами...
Вот эти вещи тоже необходимо закладывать в образование: учить людей добиваться экономического успеха в сфере высоких технологий в интересах развития своей страны.
- Вы затронули вопрос об "утечке мозгов" из страны. Тут есть какое-то решение?
- Мы, с нашей системой образования, с традицией интереса к крупным научным достижениям, вполне можем стать одним из мировых центров, где будут производиться не машины и оборудование, а прежде всего специалисты и знания. Собственно, сегодня это наиболее ликвидный продукт на мировом рынке. Правда, весь вопрос в том, как нам его использовать. Из-за этого и происходит "утечка мозгов", масштабы которой огромны.
- Слышала мнение одного из наших университетских ректоров. Он говорит: "Я могу подготовить сколько угодно специалистов высшего уровня. Для английских фирм? Пожалуйста. Но пусть они платят университету 10 тысяч фунтов стерлингов в год". То есть стихийную "утечку" он предлагает направить в организованное русло и торговать специалистами. Ваше отношение?
- Они же обучались у нас, за счет государства. Теперь работают за рубежом, способствуют процветанию какой-нибудь зарубежной фирмы. Та сэкономила на подготовке специалистов немало средств, а нашей стороне не возвращено ни гроша. Это нормально?
Если, например, Япония создала свою развитую экономику на основе прежде всего экспорта - сначала вывозила сталь, автомашины, затем простую бытовую электротехнику, наконец - более сложную, - то мы вполне можем экспортировать знания и наукоемкую продукцию. Так сделали индусы, заложив 12 лет назад основы современной индустрии программного продукта, которая в 1999 году дала экспортную выручку свыше четырех миллиардов долларов США.
Собственно, сходные задачи: чтобы в экономике страны постоянно возрастала доля промышленности, которая производит именно высоколиквидный, наукоемкий продукт, - ставят перед собой все современные государства. Как входящие в "восьмерку", так и не входящие - Бразилия, Аргентина, даже Венесуэла. Наша цель - это экономика, основанная на знаниях.
- Если делать ставку на образование, то возникает вопрос: как из нынешней средней школы, где зачастую не то что компьютера - мела, учебников нет, а учителя сидят без зарплаты, выйдут умники и умницы, способные стать высококлассными специалистами?
- Школы всегда были разные по уровню. И будут разными. Хотя нужно стремиться к тому, чтобы определенный стандарт был бы единый по всей стране. На каком-то этапе школы, которые находятся, к примеру, под патронажем Сибирского отделения РАН, будут иметь гораздо большие возможности в подготовке будущих математиков, физиков. Я знаю прекрасные учебные центры в Перми, Екатеринбурге, Томске, Нижнем Новгороде... Что касается судьбы массового образования, в частности, сельских школ, то с развитием информационных технологий дополнительные возможности получат и они... Да и нельзя всех уравнять.
В Америке есть "верхушка" университетов, где самые высокие рейтинги имеют Гарвард, Йель, Принстон... Есть пониже. У нас тоже университеты делятся на престижные и не очень. Сегодня важно, чтобы появлялись новые вузы-лидеры, чтобы они теснее интегрировали с наукой - фундаментальной, прикладной. Эта одна из кардинальных проблем. В США фундаментальная наука процентов на 70-80 делается в вузах, у нас - в институтах Академии наук. В промышленности такая же картина: КБ отдельно от серийных заводов, а над ними сидит чиновник, который их сводит.
Кстати, блестящий пример интеграции школы, вуза и науки - Центр нового нобелевского лауреата Жореса Алферова мирового класса в области физики, в частности, по разработке полупроводниковых лазеров. Вот такие лидеры и будут в значительной степени вытягивать нашу экономику.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников