03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗЕНИТКИ У ПРОХОДНОЙ

Глушнев Станислав
Опубликовано 01:01 28 Ноября 2001г.
К началу битвы под Москвой столица уже была прифронтовым городом. После паники в городе, повторного наступления немецких войск, которые удалось задержать в нескольких десятках километров от Кремля, - в Ставке Верховного Главнокомандующего начали готовить контрнаступление по всей линии подмосковного фронта. Москвичи об этом не знали. Вся жизнь тех, кто взамен отцов, мужей и любимых встал к станкам военных заводов, была подчинена одному: выпустить как можно больше оружия и военной техники. Об этом свидетельствуют многие архивные документы и очевидцы.

В список оборонных предприятий завод "Нефтегаз 1", расположенный неподалеку от шоссе Энтузиастов, попал еще до войны. Но в действительности таким стал лишь после 22 июня 1941-го. По ведущей к нему железнодорожной ветке подошел бронепоезд, оборудованный зенитными орудиями. Почти сплошной цепью "зенитки" встали и вдоль высокого забора, окружавшего завод. В дополнение к ним на крышах цехов установили пулеметные гнезда. О том, что завод имеет для нас чрезвычайно важное значение, немцы могли догадаться по ураганному огню, на который нарывались "юнкерсы", пытавшиеся вывести его из строя. Впрочем, особо гадать им не было нужды: ведь строили завод в 30-е годы немцы...
Выпускал "Нефтегаз" топливо для самолетов и танков, а также нефтепродукты, необходимые для изготовления взрывчатых веществ. Директором в ту военную пору был Степан Лисичкин. Рабочие и инженеры почти не покидали территорию. Предприятие работало в три смены (по 12 часов). Особенно тяжело приходилось рабочим цехов с так называемыми печами "пиккеринга". Температура тут достигала 40-60 градусов. Спасали от перегрева ватные брюки и шерстяные фуфайки. В воздухе плавала густая дымка и пахло газом. Из-за изношенного оборудования чуть не каждый день возникали пожары. Но открывать двери из-за маскировки по ночам строго запрещалось. Когда дышать становилось совсем невмоготу, рабочие, среди которых были и женщины, ложились у дверей и жадно ловили ртом свежие струи воздуха. После смены уходили спать в клуб или подсобные помещения, где стояли кровати и самодельные топчаны.
Рассказывал мне об этом отец - Василий Глушнев, кандидат технических наук, оставшийся на заводе с группой ученых Всесоюзного института нефтяной промышленности. Под руководством профессоров Н. Буткова и И. Бесполова ученые в короткие сроки разработали рецептуру и наладили выпуск горючей смеси ОП-2 для зажигательных бутылок, которыми красноармейцы подрывали немецкие танки. Позже "Нефтегаз" освоил еще более действенное средство - зажигательную противотанковую гранату. Огненные гостинцы для врага в острый период боев под Москвой оказались очень кстати.
Интересна история и станкостроительного завода, располагавшегося в районе Калужской заставы на территории бывших Донских огородов. С первых же дней войны под руководством директора Василия Люльченко он подключился к кооперативному производству знаменитых "катюш". Стояли у станков в основном жены и дети ушедших на фронт рабочих. С каждым днем среди них множилось число тех, кто выполнял по две нормы - за себя и за ушедшего на фронт близкого человека. Вспоминая те дни, Люльченко рассказывал, как его вызвали в Госплан СССР. На столе у зампреда он увидел разложенные детали новой противотанковой гранаты. " Выбери, что сможете изготовить на вашем заводе", - предложил хозяин кабинета. Люльченко выбрал один из самых сложных узлов - трубку для взрывателя. Вот так - без бумажек и чиновничьей волокиты - решались тогда сложнейшие вопросы.
В середине октября по решению Государственного Комитета обороны завод эвакуировали на Урал. Для того чтобы погрузить оборудование, потребовалось 18 эшелонов из 580 товарных вагонов. Еще в 81 вагоне ехали рабочие с семьями. Директору приказали остаться. Не прошло и полмесяца, как он получил новое задание: освоить на заводе выпуск стрелкового оружия. В опустевших цехах, где насчитывалось по два десятка человек, это казалось делом невероятным. Но уже к концу месяца число рабочих, в основном женщин и подростков, увеличилось до 500. Еще немного времени спустя они начали выпускать хорошо известные в ту пору ППШ - пистолеты-пулеметы системы Шпагина. Затем подключились к производству узлов к танкам Т-60.
5 декабря наши войска наконец-то перешли в наступление. За четыре месяца они отбросили немцев за 100-250 километров от столицы. Оружие с маркой станкостроительного завода имени Орджоникидзе никогда не подводило красноармейцев, било точно в цель. Как Феникс из пепла, возрождался и сам завод. "Мы стали восстанавливать основные цеха, - писал Василий Люльченко. - Коллектив предприятия вырос до 1135 человек, в их числе был 91 инженер. Завод обеспечивал ежедневный выпуск 550 боевых комплектов и 250 минометов".
Недавно ко мне случайно попал уникальный альбом: "Москва. Ноябрь 1941 года". Он был напечатан в типографии "Красный печатник" тиражом в три тысячи экземпляров. Героические дни битвы за Москву проиллюстрированы 120 фотографиями и сопровождены предисловием писателя Владимира Лидина. На многих фото - те самые мальчишки и девчонки, подставлявшие табуретку, чтобы дотянуться до рабочих узлов станка... Может быть, история для того и сохранила их лица, чтобы сегодня мы могли вспомнить о тех из них, кого уже нет, и низко поклониться оставшимся в живых.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников