04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АЛЕКСАНДР ЛЕБЗЯК: НЕ ХОЧУ, ЧТОБЫ МЕНЯ БИЛИ

Трушин Георгий
Опубликовано 01:01 28 Ноября 2002г.
Есть спортсмены, которых узнают всегда и везде. К ним относится и олимпийский чемпион-2000, чемпион Европы Александр Лебзяк. Пока мы беседовали с Александром Борисовичем, автограф у него попросили десятки людей. И никому он не отказал, со всеми был приветлив.

- Александр, не устал еще от такой популярности?
- Я не понимаю спортсменов, которые отказываются дать автограф своим болельщикам. По-моему, это некрасиво. У моего друга сын однажды пошел на футбол и решил взять там автограф у одного футболиста, имени которого я и упоминать не хочу. Так тот его просто "послал". Конечно, об этом инциденте игрок, наверное, забыл через пять минут, а парень переживал целую неделю. Если человеку нравится то, что я делаю на ринге, то почему я должен лишать его скромной радости? Общение с болельщиками - один из элементов культуры спортсмена.
- Многие до сих пор не верят, что вы всерьез ушли из большого спорта.
- Уходить надо на пике славы - это мое глубокое убеждение. Ведь после победы в Сиднее мне надо было бы непременно побеждать на всех турнирах. А молодые уже на пятки наступают. Мне 33 года. И я решил уйти непобежденным, действующим олимпийским чемпионом. Тем более что сейчас Международная ассоциация любительского бокса (АИБА) ввела возрастные ограничения для участников Олимпиады. И уже на Игры в Афинах я не попадал бы. Какой же смысл продолжать боксировать, если титул олимпийского чемпиона мне уже не доведется защищать?
- Вам четыре раза предлагали перейти в профессионалы, и на турнире в Ташкенте вы победили техническим нокаутом американца Стейси Гудсона. Но потом раздумали. Почему?
- Многие утверждают, что расцвет профессионального боксера приходится на 30-35 лет. Но мне кажется, что я уже староват для ринга. Я не из тех спортсменов, которые многократно уходят из большого спорта и возвращаются. Не хочу быть похожим на "дедушку" Джорджа Формэна, который когда-то был классным боксером, но постепенно превратился в посмешище. Не хочу, чтобы обо мне потом говорили: мол, "вон идет Лебзяк, который в свое время бил всех, а потом постарел, и стали бить его". Плюс ко всему я сейчас работаю тренером в ЦСКА, сформировал свою группу и мечтаю воспитать олимпийского чемпиона. Тем более подходящие ребята уже есть и скоро вы о них услышите.
- Оставим пока бокс. Расскажите, пожалуйста, о вашей семье.
- Тут у меня все в порядке. Жена Ирина, две дочери: 15-летняя Татьяна и 9-летняя Анна и немецкая овчарка Дуглас. Свою собаку я назвал так в честь знаменитого боксера Джеймса Бастера Дугласа. Сейчас этого мастера хука и джебов немного подзабыли, но ведь именно он нокаутировал в свое время непобедимого Майка Тайсона.
- А характер у собаки похож на нрав боксера-профессионала?
- Нет, мой пес добрый, ласковый и никогда не лает попусту.
- У вас две дочки. А сына никогда не хотели?
- Какой же мужчина не мечтает о наследнике? Но не сложилось. Двое детей в семье - по-моему, оптимальное количество. Не хочу быть похожим на героя из нашей прекрасной комедии "Невероятные приключения итальянцев в России", которому жена родила пять девочек. Да и супругу надо пожалеть - не может же она полжизни ходить беременной.
- Поклонницы не одолевают?
- Какие у боксера поклонницы? Их полно у фигуристов, гимнастов, футболистов и хоккеистов. Боксом большинство женщин не интересуется. Мою жену, например, бой посмотреть - калачом не заманишь. Вот и "варимся", как говорится, в чисто мужской компании.
- В детстве мальчишки, как правило, хотят заниматься футболом или хоккеем. Почему вы выбрали бокс?
- Я родился в Донецке, но детство прошло в суровых условиях Севера. В 1970 году мой отец Борис Яковлевич устроился работать шахтером-взрывником в небольшой поселок Буркандья Магаданской области, где добывалось золото. Буркандья расположен в 900 километрах от Магадана среди гор и сопок. Понятно, что там не было никакой футбольной или хоккейной секции, а до города можно было доехать только по большим праздникам. Я учился в школе и всегда с нетерпением ждал лета, когда можно будет сходить на рыбалку или в лес за грибами. Те, кто жил в маленьких поселках, знают, как здесь сложно проявить себя, понять, к чему лежит душа, чем хочешь заниматься. Часто все решает случайность. Вот и в моей жизни все шло своим чередом, пока случай не забросил в поселок тренера и учителя физкультуры Василия Николаевича Денисенко. С его приездом жизнь мальчишек Буркандьи круто изменилась. Василий Николаевич занимался с нами каратэ, а потом открыл секцию бокса.
- Вам нравилось там заниматься?
- Очень. Хотя условия были, мягко говоря, спартанскими. Обычный зал, где висели два резиновых мешка, наполненных не песком, а водой. Дисциплина тоже была строжайшая. Денисенко перед тренировкой всегда проверял отметки. Хорошие - тренируешься, плохие - сидишь на скамейке. До занятий боксом я учился не очень хорошо, а тут пришлось подтягиваться.
- Свой первый успех помните?
- Еще бы! Я занял 3-е место в районных соревнованиях и получил за него диплом. Каким счастливым я пришел домой! А в 1985 году меня как подающего большие надежды боксера пригласили в Магаданскую спортивную школу, где моим тренером стал заслуженный тренер России Геннадий Михайлович Рыжиков. Он, кстати, тренировал и знаменитого Виктора Рыбакова. Там уже и подход был другой, да и условия несоизмеримо лучше.
- А в армии служили?
- Естественно. Причем добровольно просился в Афганистан, не мог сидеть в тепле, когда другие ребята воевали. Но в военкомате решили иначе и отправили меня в танковый полк в Магадане. Мне грустно, что сейчас большинство призывников бегает от армии.
- Вы побеждали на многих соревнованиях. Какая победа стала для вас самой ценной?
- Конечно, "золото" Сиднея. Помню, как я готовился к той Олимпиаде. Много тренировался, неделями не вылезал из спортзала. Но чувствовал, что тренерский штаб сборной в меня почему-то не верит. Ведь до этого я принимал участие в двух Олимпиадах и не смог победить. Кто-то сказал, что серебряная медаль - это максимум, на что я могу рассчитывать. Такие высказывания только подстегивали меня, я понимал, что проиграть не имею права. А накануне финального боя мне приснилось, что я стал олимпийским чемпионом. Как видите, сон оказался в руку.
- Многие спортсмены - люди суеверные. У вас есть какая-нибудь своя примета?
- В черных кошек не верю. Но талисман у меня всегда был. Не скажу, какой, иначе потеряет силу. А на тренерской работе он мне еще пригодится.
- В июле вы были на чемпионате Европы в Перми, где сборная России завоевала девять золотых медалей из двенадцати. Чем объясните такой успех?
- Отечественная школа бокса - самая сильная в Европе. Конкуренцию нам могут составить разве что украинцы и болгары. На мировых первенствах к ним добавляются американцы и кубинцы. Но наши боксеры сильны творческим мышлением на ринге, у них нет механических, заученных движений.
- Кто понравился больше всего?
- Сейчас лучший боксер России - тяжеловес Александр Поветкин. По легкому, но одновременно жесткому, агрессивному и стремительному ведению боя он напоминает Валерия Попенченко. Поэтому неудивительно, что в Перми он "задавил" всех своих противников.
- Многие критикуют президента АИБА Анвара Чаудри за введение комплексной системы защиты боксеров на любительском ринге. Теперь, мол, и нокдаун редкость.
- А что, лучше, если боксеры будут убивать друг друга на ринге? За последние два года в профессиональном боксе было зафиксировано шесть боев со смертельным исходом. Я полностью согласен с господином Чаудри, когда он сказал, что "чувствует ответственность за боксеров и обязан вернуть их семьям живыми и здоровыми". Ведь даже простые удары по незащищенной голове впоследствии могут привести к раку мозга.
- Александр, а все-таки: возобновить карьеру на любительском ринге желания не возникает?
- Расставание с боксом далось мне нелегко. Иногда даже снится, как выхожу на ринг. Но свое слово я уже сказал и менять его не намерен.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников