05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГРЯЗНАЯ ТЕХНОЛОГИЯ БАНКРОТСТВА

Скупайченко Ксения
Опубликовано 01:01 28 Декабря 2000г.
Активность ли Солнца тому виной или силы иного порядка, но только внимание СМИ с некоей периодичностью обращается к теме Нефти и Закона. Целый ряд газет, месяц писавших, например, только о демократии и гимнах, вдруг помещает на своих страницах статьи, начинающиеся примерно так: "Законодательная система должна работать как автономный механизм...В России, к сожалению, закон нередко попросту игнорируют. Взять, например, Западную Сибирь: есть предприятие "Варьеганнефтегаз" ("ВНГ"), которое, находясь под управлением материнской компании "СИДАНКО", работало прибыльно, неуклонно наращивало добычу, снижало производственные расходы и своевременно платило налоги. Однако в результате разного рода махинаций предприятие оказалось затянутым в сомнительные истории криминального характера ..." Ну и так далее.

В этих публикациях, подготовленных совершенно разными авторами, оказывается удивительно много общего не только в процитированном первом абзаце. Плавное поначалу течение статей несет читателя все быстрее и быстрее через "абсурдность ситуации", "фактически (и юридически)", "странные вещи" и - к "чеченским незаконным вооруженным формированиям" и (непременно) представителю президента РФ. Умиление читателя сменяется праведным гневом, и происходит катарсис.
Действительно, есть предприятие "ВНГ". Есть, например, доклад и. о. генерального директора ОАО "ВНГ" Камиля Насибуллаева общему собранию акционеров 2 июня 1999 года. Этот документ может послужить путеводителем по теме неуклонного наращивания добычи - и подвести непосредственно к теме разного рода махинаций.
Итак, добыча. За 1998 год "ВНГ" при запланированном уровне добычи нефти в 2750 тыс. тонн добыл 2659,5 тыс. тонн. Причина снижения плановых показателей была связана с невыполнением геолого-технических мероприятий - (цитируем) - "из-за невозврата денежных средств компанией "СИДАНКО". Напомним: компания тогда выступала по отношению к "ВНГ" не нежной матерью, а управляющей организацией. Заметим, что генеральный управляющий "ВНГ" в вопросах финансов и производственной политики лишь исполнял директивы сверху, самостоятельность его была огрвничена техническими вопросами. (Укажем в скобках, что квалификация и выносливость работников "ВНГ" позволили предприятию в таких условиях сократить негативный эффект управления сверху, насколько это было возможно.)
Далее: "Предложение ОАО "Варьеганнефтегаз" по увеличению объемов бурения было отрицательно воспринято ОАО "СИДАНКО"... разбуренность проектного фонда составляет всего лишь 40 процентов". Как известно, "черное золото" качают из скважин, но каждая из них требует вложения немалых денег. Схемой разработки месторождения предусмотрена эксплуатация определенного количества скважин. Эти показатели закреплены в лицензионном соглашении, нарушать которое предприятие-недропользователь не имеет права. Последнее - не частный вопрос собственников компании, поскольку недра являются национальным достоянием.
Однако перейдем к производственным расходам "ВНГ", и уж затем к махинациям: "Себестоимость тонны нефти составила 399 руб. при плане 380 руб. Средняя цена на нефть на внутреннем рынке сложилась в размере 326 руб. за тонну, по экспорту - 68,99 долл./т. ...Объем дебиторской задолженности возрос на 115,6%, в основном за счет роста задолженности ОАО "СИДАНКО" по экспортным поставкам... кредиторская задолженность превышала дебиторскую, т. е. предприятие финансировало свои запасы и отсрочки платежей своих должников за счет неплатежей кредиторам. Задолженность ОАО "СИДАНКО" по валютной выручке по состоянию на 1.01.99 г. составляет 12 млн. долл. США".
Как видим, расходы относятся к "ВНГ", а махинации - к "СИДАНКО". В своих интервью, опубликованных летом 1999 года рядом газет, бывший генеральный управляющий, затем и. о. гендиректора "ВНГ" Камиль Насибуллаев еще более подробно описал прием банкротства "по-сиданковски". Учитывая, что цена реализации на внутреннем рынке была ниже себестоимости, но экспорт "ВНГ" в 1998 году составлял 32 процента от добычи, предприятие должно было получить некоторую прибыль. Однако за внутренние поставки "СИДАНКО" расплачивалась с "ВНГ" векселями с 6-месячным сроком погашения, а валютную выручку просто оставляла у себя.
Был использован и еще один прием. На "ВНГ" в свое время свалился "кусочек сыра" - связанный кредит по линии Международного банка реконструкции и развития (МБРР). В рамках обслуживания своих обязательств по этому кредиту "ВНГ" должен перечислять на спецсчет Минфина РФ по 13 млн. долл. каждые полгода. И вот как-то раз один из руководителей ОНЭКСИМа попросил Камиля Насибуллаева, чтобы тот, перечисляя в очередной раз 13 006,4 тыс. долл. на погашение транша кредита по сроку 15 декабря 1998 г., при этом в платежке указал не спецсчет Минфина во Внешторгбанке (как то указывал Минфин), а вписал бы реквизиты счета Минфина в ОНЭКСИМ Банке. Что г-н Насибуллаев скрепя сердце и сделал.
После некоторых приключений названные 13 миллионов американских долларов, несколько "обросшие" остатками с валютного счета "ВНГ" (всего 13 539,7 тыс. долл.), осели в ОНЭКСИМ Банке. А "ВНГ", конечно же, должен был еще раз выплатить требуемые 13 млн. долл. плюс штраф (всего - 13 660,4 тыс. долл.) Минфину РФ.
Таким образом, для банкротства "некрупного, но весьма эффективного" нефтедобывающего предприятия достаточно было применить всего два нехитрых приема. Вы спросите, зачем это сделала "СИДАНКО"? Ну, во-первых, это сделала не компания "СИДАНКО", а ее владельцы. Ну зачем им, собственно, 25 с лишним миллионов долларов? Да уж тут у всех по-разному... Стоит, однако, отметить, что в данном случае вся схема была не лишена изящества. Самобанкротство "СИДАНКО" и ее добывающих предприятий в начале 1999 года должно было сберечь активы для владельцев компании, позволить избежать платежей по долгам, осуществить необходимый маневр своими силами и средствами. Вспомним, что империя ОНЭКСИМ - МФК, испытав август 1998 года, должна была нейтрализовать две угрозы. Одну - со сторону группы "Альфа" и ее "Тюменской нефтяной компании", другую - со стороны правоохранительных органов, которые вплотную занялись финансовой империей Владимира Потанина.
Тут требовалась какая-то особая технология. И она нашлась. Поговаривают, что разработали ее гении "Ренессанса" (то есть не итальянцы эпохи Возрождения, а сотрудники г-на Йордана). Эти гении остались по большей части безымянными, хотя кое-где, в кулуарах, называли Рафаэля Акопова, впрочем, не приводя никаких конкретных фактов. Акопов считается одним из самых опытных юристов в области корпоративного права. К тому же с ситуацией внутри "СИДАНКО" он знаком не понаслышке. С 1998 года, то есть с самого начала реструктуризации компании, сопровождавшейся банкротствами как самого холдинга, так и ряда его "дочек", Акопов координировал юридический аспект борьбы "СИДАНКО" за существование.
Другое дело, фамилии не творцов, а исполнителей, которые все-таки тогда прозвучали. Например, фамилии руководителей некой фирмы "Бета-ЭКО", которая, собственно, и явилась инициатором процедуры банкротства "СИДАНКО".
В том, что "Бета-Эко" - подставная контора, ни у кого, в том числе и у налоговых полицейских, сомнений нет. Фирма зарегистрирована на Кипре - любимом острове "новых русских", а сидит в Москве на одном телефоне с компаниями "Ренессанс Капитал" и "Ренессанс Страхование". Людям посвященным названия этих фирм говорят о многом. Их владелец - британский предприниматель Борис Йордан, сколотивший себе состояние на биржевых спекуляциях. Имя этого человека хорошо известно российским налоговым органам. Йордан - деловой партнер и соучредитель Владимира Потанина по холдингу "Интерросс". Ну а "СИДАНКО", как известно, - одно из главных звеньев холдинга. Круг замкнулся.
Для завершения картины не хватает одного мазка. Возглавляет ЗАО "Бета-Эко" двадцатипятилетний выпускник МГИМО Расул Ижаев. Как нам стало известно, "юное дарование", взявшееся за банкротство нефтяного монстра, - одно из доверенных лиц Потанина.
Кстати, это не первый опыт господина Ижаева в делах такого рода. До "СИДАНКО" было его дочернее ОАО "Удмуртнефть". Его тоже обанкротило никому не известное ЗАО "Хнут", генеральным директором которого числится все тот же Расул Ижаев.
Возвращаясь к "ВНГ", выскажем такую догадку. Увод финансовых средств, сокращение в начале 1999 года добычи нефти (с 6,9 до 6,3 тыс. тонн в сутки), отказ финансировать буровые работы и проч. объясняются просто: намерением владельцев "СИДАНКО" обанкротить "ВНГ" с тем, чтобы спокойно решать собственные проблемы, а всяких кредиторов и прочих заставить подождать. Можете представить себе реакцию ОНЭКСИМа, когда окружной фонд медицинского страхования вдруг первый подал иск о банкротстве "ВНГ"...
То, с какой легкостью подчас игнорируют в России закон, вызывает изумление. И сожаление тоже.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников