09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПРОГРАММА

I. ПРЕДИСЛОВИЕ
До тех пор пока нет ясности в сознании политиков, экономистов и широких

I. ПРЕДИСЛОВИЕ
До тех пор пока нет ясности в сознании политиков, экономистов и широких общественных сил, нет и не может быть согласия в целях и средствах экономического и социального развития. Мы утверждаем, что в современной России практически нет естественных внутренних противоречий. Наше исследование показало, что такие противопоставления, как "капитализм" и "социализм", "правые" и "левые", "план" и "рынок" уже 30 лет не несут смысла и используются людьми либо по простодушию, либо по лукавству. "Идейное" противостояние политических партий и блоков возникает из-за полного отсутствия экономической теории современного общества. В последние 15 лет высказано огромное количество весьма ценных идей, но до сих пор нет единой логической системы, которую можно было бы считать научной концепцией.
Данная Программа - первая попытка перейти от всеобщей обоюдной критики к формированию положительной созидательной теории. Мы надеемся, что предложенная Программа покажет ясный путь перехода от кризиса к развитию, от уныния - к вдохновению.
Мы отдаем отчет в том, что истоки российского кризиса находятся за пределами нашей страны, а сам кризис не является экономическим. В первую очередь это кризис национального самоопределения и справедливости. Тем не менее Программа является экономической, т.к. без ощутимого улучшения материальной жизни народа и поднятия потенциала страны нельзя говорить об иных материях.
Несмотря на то, что авторы полностью владеют вопросами макроэкономики, промэкономики, а также теории и практики управления, Программа намеренно не содержит расчетов. Они бессмысленны и преждевременны, т.к. сначала наше общество должно определиться с фундаментальными принципами, которые и составляют смысл Программы.
Программа практически не содержит критики иных программ и идей, но напротив, дает положительную теорию и предлагает подвергнуть ее критике на основе широкой дискуссии.
Данная Программа - не есть предвыборная платформа одной партии. Она предназначена для всех, кто ищет ясное понимание действительности и четкую программу созидания.
II. ОБОСНОВАНИЕ ПРОГРАММЫ
Теоретическая основа Программы:
1) впервые после К.Маркса предложен новый принцип определения классов, что дает ключ к построению бесконфликтного органично развивающегося общества;
2) выявлены первичные (элементарные) источники российского экономического и социального кризиса (встроенные антирегуляторы);
3) на основе данного теоретического исследования и анализа мирового опыта предложены решения, которые запускают самопроизвольные положительные процессы в экономике и обществе.
Программа имеет:
- ясную идеологию;
- понятный смысл;
- явные отличительные особенности от всех иных программ;
- простой механизм реализации;
- очевидную привлекательность для подавляющего большинства граждан России;
- возможность экспериментальной проверки в отдельных регионах или секторах экономики.
В качестве первоочередных достигаемых целей принимаются три основные:
1) Создание механизма естественного устойчивого экономического роста (не менее 10% в год).
2) Создание механизма естественной устойчивой декриминализации общества (снижение количества преступлений не менее 10% в год).
3) Создание механизма устойчивого восстановления численности, здоровья и качества народа России (увеличение рождаемости до 3 млн. человек в год, снижение преждевременной смертности на 10% в год, всеобщее бесплатное образование).
В отличие от иных возможных целей и задач они, во-первых, являются самыми первыми из жизненно важных, во вторых, их результаты легко измеряются, в-третьих, из них следует решение всех остальных социальных, экономических, военных и политических задач.
Программа предполагает создание жесткого, справедливого и энергичного общества для взрослых, у которого хватает совести и ресурсов для счастья детей и обеспеченного покоя пенсионеров.
При реализация Программы, ее первые результаты скажутся уже через 1,5-2 финансовых оборота, т.е. через 6-8 месяцев. Если по политическим соображениям будет сделан уклон в сторону увеличения роли Государства в экономике, то наши рекомендации состоят в том, чтобы перейти к государствен-ному капитализму (общественная собственность - рыночные отношения), а не к централизованной экономике, которая уже неэффективна в силу закритической сложности поздней индустриальной фазы. В этом случае все положения Программы сохраняются на 100%, т.к. конкурирующими единицами будут государственные предприятия, а потребителями - граждане.
Информационные источники:
Проанализировано около 1500 первоисточников (в т.ч. 15 антикризисных программ). Из них около 200 содержали особо интересные факты и наблюдения, которые были использованы при подготовке Программы.
III. МИРОВОЙ ОПЫТ
Подражание примерам и моделям
Экономическая история XX века изобилует примерами "экономического чуда". В начале века, а также в предвоенное десятилетие (1930-1940 гг.) лидером в темпах промышленного развития была Россия. В период с 1950 по 1980 год вдохновляющими примерами являлись ФРГ и Япония. С момента преодоления энергетического кризиса в 70-х годах по 1990 год пример подавали США. В последние 20 лет высоких темпов экономического развития достигли Тайвань, Ю.Корея и Китай. Каждый раз возникает соблазн тиражирования той или иной модели, но останавливает то, что в каждом случае условия и методы были разными.
Провал монетаризма в России опять заставил многих политиков обратиться к опыту Китая, который доказал, что в условиях однопартийного коммунистического руководства также возможны интенсивное рыночное развитие, конкуренция производителей и 9-процентный ежегодный рост ВНП в течение 20 лет. Однако не стоит забывать, что до сих пор Китай по среднедушевому уровню ВНП еще сильно отстает даже от современной России. Никто не может сказать, что будет, когда китайцы наедятся досыта и призовут к демонтажу коммунистического режима. Китайские реформы начались из-за того, что там был голод. Российские же реформы - это в чистом виде "горе от ума".
Еще не было примера, чтобы успешный опыт одной страны был полностью пригоден для другой. Как показал мировой опыт "экономических чудес", каждая из моделей удачно работает на коротком интервале времени (не более 30-40 лет) и узком географическом пространстве (одна страна или малая группа стран). Особенно это важно осознавать в условиях глобализации - совершенно нового процесса, последствия которого неизвестны не только для России, но и для мира в целом.
После экономического взлета всякий раз такие страны сталкивались с новыми негативными процессами, также имеющими различную природу. Взлет и застой (кризис) чередуются. Еще не было в истории примеров длительного поступательного развития. Наиболее стабильное развитие с 1937 года демонстрируют США, однако и здесь нарастают достаточно грозные перспективы как экономического, так и гуманитарного характера. По свидетельству З.Бжезинского, создание в США общества потребления в последнее десятилетие привело к нарастающему гедонизму в американском обществе, что в деталях напоминает времена заката Римской империи. Это говорит о том, что общество, пригодное для жизни, должно быть не только богатым, но также внутренне устойчивым в длительной (вечной) перспективе.
Объективная необходимость прогрессивного принуждения
Несмотря на то, что персональная власть правителя или правящей группы лиц, оказывают решающее значение на экономическую политику, мы не смогли найти закономерностей в приходе к власти сильного или же, наоборот, несостоятельного правления (они пока не найдены никем). Есть мнение, что назначение правителя - это Божье Провидение, а в Россию каждого следующего правителя Господь посылает нам в наказание.
Наличие или отсутствие сильной государственной власти ниоткуда не следует. Оно не является необходимым условием и тем более продуктом того или иного социально-политического строя. В истории мы знаем очень слабые авторитарные правительства, в том числе монархии (например, Россия времен Николая II). И с другой стороны, видим примеры чрезвычайно сильной центральной власти в демократических и федеративных государствах (США - Р. Рейгана, Франция - Ш. де Голля). Естественно, существуют и обратные примеры.
В этом есть главная проблема, поскольку научно обоснованная прогрессивная экономическая политика, не является самопроизвольной потребностью общества. Его "естественные" потребности - хлеб и зрелища. Поэтому выборность как институт выдвигает популистов. Но если государство как главный руководитель и организатор, не осуществляет прогрессивного принуждения и следует принципу наименьшего сопротивления, то, в терминах точных наук, общество скатывается к минимальной энергии и максимальной энтропии, т.е. приходит в состояние беспомощности перед странами-конкурентами.
Большой ошибкой было бы считать, что развитие США и Японии происходило спонтанно. В той и другой стране правительства осуществляли значительные проекты, в разработке которых были задействованы десятки тысяч специалистов и затрачены миллиарды долларов. Всем известна антикризисная программа Ф.Д.Рузвельта. В середине 70-х в результате нефтяного кризиса в США администрацией Р.Никсона была принята грандиозная программа "Independence" (Независимость), которая предусматривала развитие энергосберегающих технологий с последующей консервацией собственных нефтяных скважин. Что касается "японского чуда", то, вопреки навязанному мнению о либеральном характере экономики Японии, программа "чуда" разрабатывалась централизованно и в деталях выполнялась по плану правительства.
К сожалению, и в прогрессивном насилии возможны ошибки, которые не являются злонамеренными действиями, но происходят от недостатка знаний и самокритики (Н.Хрущев, Мао Цзэдун).
Встроенные антирегуляторы
В настоящее время большинство экономистов и предпринимателей указывают на следующие важнейшие проблемы российской экономики (бизнеса)
1) удушающие налоги;
2) государственный рэкет;
3) недостаток квалифицированных кадров;
4) плохие деньги и искаженная структура цен;
5) непродуктивная инвестиционная среда;
6) долларизация экономики;
7) беззащитность интеллектуальной собственности.
Однако необходимо отметить, что все приведенные проблемы являются вторичными. Совершенно неизвестно, что с ними делать. Причина в том, что данный комплекс проблем является всего лишь моментальным снимком действительности - пять лет назад респонденты приводили иные вторичные проблемы.
Напротив, при динамическом анализе российской экономики и, что очень важно, идеологии, выявляются иные первичные факторы (встроенные антирегуляторы), которые запускают и поддерживают практически все кризисные процессы:
1) затратный принцип, заложенный в налоговой системе и в ограничении рентабельности;
2) экспорт продукции за иностранную валюту (инфляционная воронка);
3) провозглашение главенства интересов личности над интересами общества в целом.
Поскольку совокупность трех перечисленных факторов, которые мы представляем как по-стоянно действующие решающие источники кризиса, может вызвать недо-умение, то для начала мы сравнили основные экономические принципы нынешней российской экономики с аналогичными принципами стран Большой семерки (Табл.1).
Если считать экономику стран "Большой семерки" образцовой, то наш анализ дает совершенно естественные выводы. Таким образом, предложения, изложенные в Программе, являются нормализацией экономического законодательства России. В том случае, если они будут приняты, российская рыночная экономика станет более, а не менее похожа на экономику развитых стран Запада.
В отношении третьего фактора кризиса (главенство интересов личности) необходимо напомнить, что концепция "прав человека" применяется Соединенными Штатами исключительно в качестве инструмента внешней политики, а не внутренней.
Основные определения политэкономии
После всеобщего отторжения К.Маркса в течение последних 10 лет необходимо заново определить основные классические понятия, с которыми придется иметь дело, а именно:
1.Господствующая идеология (источник дохода правящего класса).
2.Способ присвоения (частный или общественный).
3.Форма собственности (частная или государственная), а также принципы ее наследования (динамика собственности).
Выбор приоритета в каждой из данных сущностей является определяющим. С одной стороны, выбор ниоткуда не следует и может быть сделан на основе простой политической воли (так он был сделан в 1992 году). С другой стороны, как мы увидим далее, данный выбор очень важен и напрямую определяет такие параметры, как экономический рост, уровень социальной стабильности и безопасности общества.
В терминах классиков марксизма выбор между доходом от труда или капитала - это выбор между социализмом и капитализмом. Однако, не имея богатого опыта наблюдения социальных формаций, который появился только к концу XX века, "классики" на ту же доску поставили две иные альтернативы, которые, как мы теперь знаем, решаются вне зависимости от выбора идеологии:
1) общественный или частный способ присвоения (потребления);
2) государственная или частная форма промышленной собственности;
В процессе активного прогресса в XX веке в политэкономии возникли новые альтернативы:
3) рынок или план;
4) автократия или демократия.
Очевидно, что широкому российскому (и не российскому) сознанию предложили единственную и заведомо нечестную альтернативу, когда на одном политическом полюсе сконцентрировали:
(1) частное потребление, (2) частную собственность, (3) рынок и (4) демократию,
а на противоположном -
(1) общественное потребление, (2) госсобственность, (3) план и (4) партийную автократию,
хотя в действительности эти формы в мировой истории сочетаются практически в любых вариантах. При этом "демократическая" идеология спрятала главную альтернативу - выбор источника дохода.
К сожалению, аллергия к политэкономии, привитая за 70 лет, мешает творчески осмыслить богатый мировой опыт, который показывает удивительные примеры.
Анализ мирового опыта
Со времен А.Смита, К.Маркса и Д.Кейнса мировая практика дала примеры сосуществования таких источников дохода, формы собственности, способа потребления и принципов управления, которых не было до 30-х годов. С этой точки зрения нами было проанализировано устройство экономических систем стран "Большой семерки", Юго-Восточной Азии, Японии, Китая, Латинской Америки, Восточной Европы, стран СНГ, СССР и современной России. Такой анализ, по-видимому, проведен впервые. По крайней мере, мы не нашли аналогичного сравнительного анализа в доступных источниках последних 10 лет.
Показано, каким образом перечисленные основные экономические параметры влияют на два основных социальных параметра - экономический рост и криминализацию общества:
1) Источники дохода (от результатов труда или от капитала), формы собственности (частная или государственная), способы потребления (частная или общественная) - могут сочетаться практически без ограничений, что говорит о чрезмерно узком понимании экономических формаций только в рамках социализма или капитализма.
2) В отношении данных идеологических сущностей выявлены следующие закономерности:
- Форма собственности на средства производства практически не сказывается на эффективности экономики, но, естественно, сказывается на степени криминализации общества. При этом приватизация в промышленности увеличивает степень криминализации, а в торговле - снижает.
- Господствующая идеология (источник дохода правящего класса) сказывается в основном на долговременной устойчивости и безопасности общества, т.е. его внутренней справедливости. В случае установления паразитической господствующей идеологии наступает истощение ресурсов государства.
- Наибольшее влияние на экономический рост оказывает способ потребления (частный или общественный). При этом именно общественная форма потребления порождает одновременно два явления - падение экономического роста (за счет превалирования минимального спроса) и коррупцию (экономическую преступность).
1) С точки зрения управления предприятиями и народным хозяйством в целом, сделаны следующие выводы.
- Безусловным преимуществом на поздней индустриальной стадии является рыночный способ управления народным хозяйством (при этом совершенно не важна форма собственности предприятий и банков). Возрождение Госплана и Госснаба невозможно даже при наличии суперкомпьютеров, ибо самым безнадежным является получение своевременной и точной обратной информации.
- С макроэкономической точки зрения самым эффективным и безвредным способом вмешательства государства является реализация структурно-программной политики.
- Самым вредным способом вмешательства является "контроль со стороны государства", который не порождает ничего, кроме коррупции в контрольных органах, когда отдельные чиновники начинают действовать от имени государства в личных целях.
- Принципиально новым пунктом является введение повсеместного законодательного правила, по которому любой управляющий предприятием или банком должен пройти государственную аттестацию и иметь лицензию на право управления (по аналогии с водительскими правами). При этом любой совладелец предприятия и банка не имеет права на владение финансовой подписью и на руководящую должность.
- Выявлены только две допустимые формы оперативного вмешательства - или прямое государственное управление отдельными отраслями, или полное устранение государства (предоставление полной экономической свободы).
IV. О ТРУДЕ, КАПИТАЛЕ И ПРАВЯЩЕМ КЛАССЕ
Постановка вопроса
Определение правящего класса есть выбор главенствующей идеологии. Идеологию класса, в свою очередь, определяет единственный фактор - главный источник дохода. Классовые противоречия непримиримы, поэтому интересы правящего (господствующего) класса устанавливаются и поддерживаются либо насильственным способом (СССР, Китай), либо лицемерием с помощью средств массовой информации (Европа, США).
К.Маркс и В.Ленин говорили чистую правду о том, что в политике и экономике ничего нельзя понять, если не видеть классового интереса. Однако, имея в руках ограниченный опыт мировой политэкономии, они разделили общество на классы по следующим видам дохода: от ренты ("буржуазия"), от труда ("пролетарии"), от земли ("кулаки"), и это антагонистическое деление на искусственные классы вот уже 100 лет приводит к путанице, лицемерию и крови.
В большей степени из-за неразрешенности данного теоретического вопроса, в России господство ни одного из классов не достигнуто, а неустойчивое благополучие "новых русских" сохраняется с помощью коррупции и оргпреступности. Несколько попыток президента РФ призвать общество к согласию не имели успеха - и неспроста. В такой ситуации нет и не может быть общенациональной идеи. Длительная неустойчивость опасна. Один раз она была разрешена в пользу национального капитала (Германия, Гитлер, 1933 год) другой раз - в пользу иностранного капитала (Россия, Ленин, 1917 год) и позднее Сталин скорректировал выбор в пользу национальной бюрократии.
Наша позиция в том, что общество действительно делится на классы по основному виду дохода, но виды дохода в отличие от марксизма делятся по иному принципу - от своей или чужой собственности.
Виды личного дохода от своей собственности:
(1) доход от личных способностей (собственное физическое здоровье, природный ум, терпение, трудолюбие, мужество и т.д.);
(2) доход от собственного имущества и промышленного капитала (использование собственного имущества в целях производства товаров и услуг);
(3) доход от собственных нематериальных активов (образование, патенты, ноу-хау, собственная квалификация и другая личная и корпоративная интеллектуальная собственность).
Виды личного дохода от чужой и общественной собственности:
(1) использование денег вкладчиков в личных целях (особенно в условиях инфляции);
(2) спекуляция;
(3) использование общегосударственных природных ресурсов в личных целях (недра и др.);
(4) использование служебного положения в личных целях (взятки, налоговые и тарифные льготы и преференции);
(5) использование в личных целях низших человеческих потребностей (сверхприбыли на алкоголе, наркотиках, сексе);
(6) разбой, вымогательство и мошенничество (криминальный доход).
Такое разрешение основного вопроса идеологии, как мы увидим далее, естественным и однозначным образом решает все "проклятые" вопросы экономики и общества (собственность на землю, виды капитала, формы собственности, формы присвоения, участие государства в производстве и распределении и т.д.). Это, в свою очередь, приводит к однозначным ответам по вопросам валюты, социальной сферы, геополитики и т.д.
Разрешение спора о труде и капитале
Теперь он может быть решен однозначно, а именно:
1. В чисто марксистском определении понятие "труд" является синонимом тяжелого несмысленного физического труда, представители которого не могут быть основой правящего6 класса в современной России. Это тем более верно, что теперь мало найдется россиян, кроме пьяниц, которые бы себя добровольно причисляли к "пролетариату". Квалифицированные рабочие считают себя не "пролетариями", а специалистами, а если еще не являются ими по молодости, то стремятся стать. Поэтому любая партия, которая сегодня выступает от имени несуществующего "пролетариата" как класса, не может иметь устойчивой социальной базы.
2. Доход от промышленного капитала является видом дохода от своей собственности. Промышленный капитал не вносит вклада в создание общества паразитов и в нарастание социальной напряженности. Более того, промышленный капитал снижает социальную напряженность, ибо именно он создает рабочие места. В современном обществе наемные работники все чаще становятся владельцами акций и долей, а сами "заводчики" часто являются наиболее эксплуатируемой частью персонала. Важнейшим отличием промышленного капитала от финансового является присущий ему неизбежный патриотизм, а также неизбежное технологическое честолюбие в интересах всего общества (религия промышленного капитала - высокое качество, низкие цены, расширение рынков). Криминализация промышленного капитала происходит не самостоятельно, а от соприкосновения с финансовым капиталом.
В настоящее время мы также являемся свидетелями зарождения интеллектуального (информационного) капитала. Он является следующей ступенью развития промышленного капитала. Динамика промышленного капитала такова, что со временем его концентрация снижается, т.е. его владельцами становится все большая часть граждан. Еще больше это относится к интеллектуальному капиталу. Это является идеологической основой т.н. постиндустриального (информационного) общества. Доход от любого труда является видом дохода от своей собственности и поэтому в классовом смысле смыкается с доходом от промышленного и интеллектуального капитала. Господство класса, имеющего доход от своей собственности, является естественным, т.к. к нему принадлежит подавляющее большинство общества.
3. Доход от финансового капитала является видом дохода от чужой собственности. В рамках частной финансовой системы банковский и биржевой процент есть рента, получаемая финансовым капиталом от общества. Банки не создают национального продукта. Их правильная роль - обслуживание производства и торговли. В ином случае банки превращаются в паразитов государства. Частный финансовый капитал, который предоставлен сам себе, не имеет родины. В условиях глобализации он отделяется от государства и становится международной эгоистической силой. Динамика финансового капитала такова, что со временем он все более концентрируется в руках все меньшего числа семей.
В дополнение к финансовому капиталу в современной России появился новый вид частного капитала - топливно-сырьевая олигархия, которая вместе с добывающими предприятиями ТЭК, тихо и незаметно приватизировала недра (природные запасы), принадлежащие всему обществу.
Финансовая и сырьевая олигархия образовали единую финансово-сырьевую олигархию. В настоящее время это настоящий господствующий эксплуататорский класс, в который входит также известная часть государственных чиновников. Господство финансово-сырьевой олигархии как класса поддерживается искусственным способом, поскольку находится в противоречии с интересами 95% граждан.
Коррупция и оргпреступность как экономическое явление
К экономической преступности мы здесь не относим т.н. "серую экономику", т.е. наличный финансовый оборот в реальном секторе, поскольку она в соответствии с нашим идеологическим обоснованием (см.раздел IV) является справедливым укрыванием трудового дохода.
Оргпреступностью мы называем один из видов личного дохода от чужой и общественной собственности. В этом смысле к оргпреступности относится обычная уголовная преступность, а также офицеры и государственные чиновники, находящиеся в найме у преступников (коррупция).
Нанесение экономического вреда государству происходит по следующему механизму:
(1) изъятие прибыли у предпринимателей в ущерб налогам в казну (рэкет);
(2) стагнация развития предприятий из-за нежелания "высовываться" и показывать богатство в условиях массового рэкета;
(3) сговор оргпреступности и местных властей с целью недопущения на рынки конкурентных поставщиков из других регионов.
Все вместе приводит к отрицательной производительности и подавлению рыночной конкуренции. Оргпреступность, таким образом, есть разновидность монополии. Прямой ущерб государству от оргпреступности (изъятие дохода, принадлежащего государству) составляет около 50 млрд. долл. в год.
Косвенный ущерб, наносимый экономике, количественно оценить трудно. Однако легко понять, что продолжающаяся стагнация в реальном секторе наполовину на совести оргпреступности. Несмотря на то, что в экономике еще в середине 1997 года были созданы макроэкономические объективные предпосылки роста, он тогда не наступил. Опрос собственников предприятий и управляющих показал, что с 1997 года и до сих пор более сильным тормозом является субъективный фактор, а именно - нежелание "белого сектора" зарабатывать деньги и их показывать в первую очередь налоговой инспекции, полиции и бандитам (что иногда одно и то же).
Борьба с коррупцией и оргпреступностью как классовая борьба
Лишение оргпреступности экономической базы:
Олигархия вообще не предлагает ничего для борьбы с оргпреступностью и ее разновидностью - коррупцией, т.к. она для олигархии является "социально близкой".
Левая оппозиция и ее главный концептуальный лидер С.Глазьев предлагают жесткие меры, которые, как мы знаем, приводят к еще большей коррупции, т.к. на контролеров нужны вышестоящие контролеры и т.д. На сходных "жестких" позициях стоит Б.Федоров.
Наши предложения заключаются в том, что мы боремся не с людьми, а с явлениями. Поэтому Партия считает, что главным средством борьбы с коррупцией и уголовной преступностью может быть ликвидация ее экономической базы, в первую очередь - системы "государственного" распределения бюджетных средств. В этом плане мы не предлагаем ничего, кроме того, что уже предложено в Программе, а именно:
*** переход на новую систему прямых налогов по принципу "отдал - и порядок";
*** полный государственный контроль над кредитно-финансовой системой, ВПК, ТЭКом, алкогольным и табачным бизнесом, общефедеральным транспортом и связью;
*** ликвидация системы централизованных капитальных вложений и государственного распределения в системе потребления;
*** ликвидация дифференциальной системы льгот и преференций;
*** запрет внебюджетных фондов;
*** переход на рублевый экспорт.
Главным следствием предложенных решений является ликвидация возможности незаконного "обналичивания" и "отмывания" денежных средств. Это предотвратит создание и поддержание материальной базы преступных группировок, основанной исключительно на использовании неучтенных средств (приобретение оружия, транспорта, средств связи и слежения, убежищ, найм рекрутов, подкуп милиции и чиновников).
Кроме того, данные предложения исключают такое явление, как пассивная криминализация бизнеса, когда предприниматели скрывают доходы и попадают под возможность шантажа и уголовное преследование только потому, что платить налоги не в состоянии.
Предотвращение профессионализации преступности:
Главным средством является лишение организованной преступности финансовых источников (см.выше).
Дополнительным средством является использование давно известных методов, а именно:
*** взятие на спецучет лиц, проходивших спецподготовку в армии и органах безопасности (снайперы, диверсанты и т.д.);
*** взятие на спецучет лиц, имевших ранее судимость по тяжким преступлениям;
*** раздельное размещение в местах лишения свободы рецидивистов и новичков;
*** введение уголовной статьи, предусматривающей немедленное наказание за незаконное ношение оружия.
Определение принципиальной позиции
1. Партия, которая борется за расцвет и справедливость, должна быть передовым отрядом активной части трудящихся, молодежи, пенсионеров и национального промышленного капитала, т.е. всех тех, кто имеет доход от своей собственности.
2. Партия считает, что в условиях свободного предпринимательства трудящиеся и предприниматели-промышленники не имеют антагонистических противоречий и их интересы все более совпадают (промышленники одновременно сами являются трудящимися, а наемные работники владеют акциями). Мы - за паритет частной, корпоративной и государственной собственности в товарном производстве и торговле и за их честное соревнование.
3. Партия считает главным тормозом развития России финансово-сырьевую олигархию, которая является нахлебником трудящихся и национального производства, и ставит своей первой задачей полный госконтроль над кредитно-финансовой системой, топливно-сырьевым комплексом, транспортной инфраструктурой, алкогольным и табачным бизнесом.
V. СПОСОБЫ ПРИСВОЕНИЯ (ПОТРЕБЛЕНИЯ)
Рассмотрим табл.2. Обзор известных исторических примеров показывает две бросающиеся в глаза закономерности:
1) форма собственности на средства производства практически не влияет на эффективность экономики;
2) способ присвоения результатов кардинально влияет на экономический рост, т.е., чем меньше государство берет на себя функции распределения благ, тем лучше.
Существует ли теоретическое обоснование таким на первый взгляд неожиданным фактам? Да, и достаточно старое. Известны два уровня спроса - минимальный, т.е. на удовлетворение насущных потребностей (пища, простейшие лекарства, простейшая одежда) и индуцированный, т.е. расширенный спрос (индивидуальный транспорт, улучшенное жилье, путешествия, знания и т.п.).
Известны важнейшие отрицательные последствия минимального спроса, а именно:
1. Удовлетворение минимального спроса по большей части берет на себя государство (пособия по безработице, бесплатный проезд в общественном транспорте, бесплатные лекарства и т.д. и т.п.). Это делается за счет высоких налогов.
2. Непосильность такой функции для общества способствует безответственности властей перед населением - невыплаты зарплаты бюджетникам, стипендий - студентам, пенсий - пенсионерам и т.д.
3. Изъятие результатов труда у интенсивно работающих и распределение между остальным населением приводит к снижению трудовой мотивации и производительности.
4. Промышленность не сдает экзамена на профпригодность, т.к. занята по большей части выполнением гарантированных государственных заказов.
5. Промышленность не в состоянии вести расширенное производство, т.к. не получает достаточного количества заказов и денег.
Эта закономерность в точности подтверждается ходом реформ: "Наиболее показательным является паде-ние частного потребления в ВВП. В 1995 г. этот показатель по России, рассчитанный в системе национальных счетов, сократился по сравнению с предыдущим годом на 8,4%". (А.Илларионов, 1996 "Вопросы экономики" N3 стр.84-102). "В большинстве стран, где происходило падение ВВП, частное потребление представ-ляло собой наиболее инерционный сегмент. Темпы его сокращения были ниже, чем темпы уменьшения инвестиций и государственного потребления. В отличие от общего правила ча-стное потребление в России снизилось в боль-шей степени, чем государственное потребле-ние и сам ВВП. Доля частного потребления в ВВП упала с 43,1 в 1994 г. до 42% в 1995 г., а удельный вес государственного потребления возрос соответственно с 23,4 до 24% ВВП" (А.Илларионов - там же, стр.101; Л.Селитренников, Ю.Трещевский, 1998 "Проблемы теории и практики управления" N3 стр.10-13).
При этом цитируемые цифры не учитывают влияния таких факторов, как невыплата зарплаты, бесплатное пользование общественным хозяйством и др. Реально объем частного потребления можно оценить в России не выше 35%. И что совсем плохо - основная доля частного потребления приходится на богатое меньшинство, удовлетворяется импортом и не дает стимулов отечественному производству.
Чума общественного (государственного) потребления живуча не только в бывших социалистических странах. В Европе, особенно в Германии, сейчас заметно появление большого числа лиц, пользующихся высоким пособием по безработице и не желающих далее трудиться. Это весьма надменное и капризное сообщество уже составляет заметную политическую силу, которая привела к власти в Германии социалистов во главе с Г.Шредером.
Выводы
1) Вопреки широко распространенному мнению, форма собственности на средства производства не имеет решающего влияния на эффективность экономики. Влияние на экономический рост оказывает иной выбор - общественный или частный способ потребления (присвоения).
2) Противопоставление общественного или частного характера присвоения (потребления) как выражения социальной справедливости или несправедливости - неправомерно. Правильно было бы считать это выражением потребительского или созидательного общественного инстинкта.
3) В первую очередь приоритет общественного потребления, а не производства подорвал экономику СССР.
4) Расширение общественного потребления рождает более глобальные и длительные по времени отрицательные последствия, чем принято считать.
VI. ФОРМЫ СОБСТВЕННОСТИ НА СРЕДСТВА ПРОИЗВОДСТВА
Постановка вопроса
Эмпирически продемонстрировано, что форма собственности на средства производства при прочих равных условиях не имеет решающего влияния на эффективность экономики (табл.2). В чем причина?
С одной стороны, государство по отношению к государственному же предприятию находится в постоянном внутреннем противоречии интересов (табл.3). Но и собственники частного предприятия как частные лица (акционеры) также находятся в постоянном внутреннем противоречии интересов (табл.4), что в обоих случаях отрицательно сказывается на работе предприятий.
Табл.3. Внутренние противоречия интересов государства в отношении государственных предприятий (А.Дагаев, Проблемы теории и практики управления, 1996 N1, с.18-22)
Смена формы собственности с государственной на частную решает одни проблемы и порождает другие, не менее существенные:
1) В том случае, если акционеры не управляют предприятием, главной проблемой становится стремление к изъятию прибыли из оборота.
2) В том случае, если управляющий (директор, главный менеджер) является владельцем контрольного пакета, он уязвим перед более сильными бизнес-группами. Либо он сам должен быть членом достаточно сильной группировки (клана).
3) Мы еще не изведали следующего этапа - борьбу за собственность между детьми нынешних акционеров-управляющих при их чисто эгоистическом отношении к предприятиям.
В течение последних 7 лет в России были созданы более предпочтительные условия именно для частной собственности. Несмотря на это, государственные предприятия оказались более устойчивыми в тяжелых условиях переходной экономики. Видимый парадокс объясняется тем, что государственные предприятия оказались полностью предоставленными самим себе, попросту брошенными. Директора госпредприятий получили большую свободу предпринимательства, чем директора АО.
В мировой экономической науке и промышленном опыте существует достаточно много примеров высочайшей производительности на основе государственной собственности на средства производства. Никто еще не обогнал по эффективности НИОКР и промышленного внедрения советские наркоматы 30-50-х годов.
Модель госкапитализма Ланге, Лернера и Тейлора: "... если менеджеры госу-дарственных предприятий будут пользова-ться достаточной степенью независимости в принятии предпринимательских решений, они поведут себя рационально. Таким образом, эффективность сис-темы свободного рынка сможет воспроиз-водиться и без наличия частной собствен-ности". (Stiglitz Joseph E. Wither Socialism? MIT Press, Cambridge, MA, 1995, 338).
С другой стороны, существуют резоны и в пользу частной собственности на средства производства:
1) Государственная собственность (как мы ее привыкли видеть) опасна тем, что любая ошибка руководства страны масштабируется в размерах всей национальной экономики.
2) Внутренние противоречия акционеров не носят антагонистического характера, ибо самые глупые собственники, отбирающие прибыль, устраняются самой жизнью. Государство в этом смысле - тоже не очень умный собственник.
3) Криминализация в сфере производства возникает преимущественно при соприкосновении с частным финансовым сектором. Поэтому данная проблема может быть решена в иной плоскости.
Что касается "народного капитализма" С.Федорова, здесь ситуация следующая:
Мотивация труда не становится лучше при участии рядовых работников в прибыли. Если сами сотрудники предприятия становятся его совладельцами, то капитализация прибыли и оплата труда становятся в прямое противоречие друг с другом. Мы были свидетелями того, как после ваучерной приватизации на заводах началось повальное воровство ("свое несем!").
На сложных современных предприятиях от рядовых работников в большей степени требуется квалификация, образовательный уровень, строгое выполнение технологических режимов. Мотивация, которая предполагает большие затраты человеческой энергии, не увеличивает эффективность предприятия, что доказано в свое время Ф.У.Тейлором ("Научная организация труда" - М.; НКПС - Транспечать, 1924), а также рядом современных исследователей (Д.Скотт Синк "Управление производительностью", обзор - М.;"Прогресс", 1989).
Система "инициативы и поощрения" ничего не стоит по сравнению с прямым усовершенствованием технологии производства и управления. Такая практика полезна лишь в артельном варианте при небольшом количестве участников (не более 5-10) и в несложном производстве типа строительства дачных домиков или обжига кирпича в сельской местности.
Иная картина в крупной промышленности. Там принуждать необходимо не тех, кто не хочет трудиться, - они подлежат увольнению. Принуждать необходимо именно тех, кто желает работать, но в особенном смысле. Принуждение в производстве состоит не в принуждении к работе вообще, а к тому, чтобы выполнять технологическую дисциплину. Человеку тяжело выполнять каждый день одни и те же операции. Для облегчения работы применяются различные методы научной организации труда, основанные на большом количестве знаний и научных дисциплин. Промышленное производство по своей сути консервативно, и в этом залог его высокого качества (точка зрения Г.Форда).
Исходный смысл либерализации, которая была подменена приватизацией:
Порок социалистической системы производства состоял, на наш взгляд, также не в форме собственности, а в форме управления. После принятия закона СССР "О предприятиях", после перехода на договорные цены и свободу выбора хозяйственных партнеров надо было просто дать время, которого не дали.
Задача увеличения эффективности экономики с помощью приватизации не решена. Основными факторами, как и до приватизации, остаются мотивация труда (производительность) и мотивация управления (устойчивость и развитие).
Главным "мотором" предприятия является не собственник, а управляющий. В отличие от собственника (акционеров) - только у директора совпадают внутренние интересы как частные, так и профессиональные. Если собственник в чистом виде отождествляет свое предприятие с личной прибылью (изымаемой из оборотных средств), то управляющий отождествляет предприятие с самим собой. В отличие от собственника только он имеет возможность действовать по золотому правилу Аристотеля - "благо есть не владение, но пользование".
Определяющими факторами эффективной работы управляющего являются:
- его профессиональный уровень;
- способность к предпринимательству (легкость на подъем);
- защищенность от немотивированных действий собственника (управляющий на государственном предприятии гораздо более защищен; на частном предприятии он защищен только в том случае, если обладает значительной долей собственности, но при этом он более уязвим перед криминалитетом).
Особым вопросом является также прозрачность предприятий для инвесторов, которая недоступна сегодняшним, в высшей степени уязвимым предприятиям.
Позиция Партии по вопросу собственности
1) Фиксация российского общества на вопросах собственности на средства производства является бесполезным заблуждением, уводящим от более важных вопросов.
2) Желателен паритет государственной и частной промышленной собственности и их честная конкуренция. В таких условиях обычно не происходит вытеснения одной формы другой, но разные формы собственности занимают предпочтительные ниши в производстве, торговле и на транспорте. Принципиальная позиция Партии такова, что разумнее всего этому процессу не мешать.
3) Тем не менее Партия поддерживает усиление государственного контроля вплоть до полного прямого управления в таких отраслях, как ОПК, ТЭК, общефедеральные транспортные системы и связь, алкогольный и табачный бизнес.
4) Криминализация частной собственности на средства производства становится в России основным фактором, угрожающим национальной безопасности, однако этот процесс полностью связан с возможностью "обналички" и финансовых "амнистий" в банковском бизнесе (см. раздел I) и не имеет прямого отношения к производству.
5) Главным смыслом либерализации должно было стать освобождение инициативы управляющих, а не собственников.
VII. РОЛЬ ГОСУДАРСТВА В ЭКОНОМИКЕ
Выбор господствующей идеологии, способа присвоения и форм собственности далее однозначно определяет требования к участию государства, а также к формам управления народным хозяйством. Обратная попытка в однозначном виде не удается.
Управление народным хозяйством как программно-структурная задача
"Младореформаторы" односторонне подошли к анализу союзной экономики и не учли некоторые решающие факторы, а именно:
- Двухуровневый характер экономики СССР, из-за которого предприятия в принципе не были приспособлены к конкурентной практике (инновационный путь развития в ВПК и экстенсивный - в гражданском секторе).
- Отраслевую организацию производства, которая предполагает крайне интенсивный торговый оборот между отраслями, в отличие от корпоративного характера организации на Западе, где корпорации выходят сразу на конечного потребителя с готовой продукцией. Кризис неплатежей является по большей части следствием именно отраслевой структуры промышленности.
Весьма необходимым сейчас является воссоздание больших и очень больших корпораций (государственных и со смешанным капиталом), способных конкурировать с гигантскими ТНК. Такая работа возможна только при государственной помощи и координации, которая будет включать методы кнута и пряника.
Что произошло в результате приватизации, а точнее, - разгосударствления промышленности? Существовавшие до этого отрасли имели предприятия, каждое из которых представляло специализированный цех по производству одного или нескольких промежуточных продуктов. Объединение и координация потоков полупродуктов вплоть до создания конечной продукции осуществлялась трехуровневым руководством - главки, министерства, Совмин (Госплан - Госснаб). Страна работала как единая корпорация и управлялась из единого центра. В результате роспуска министерств (даже не приватизации) данная сеть была разрушена. Цеха, производящие промежуточные продукты, лишили руководства и выпустили на рынок.
В свою очередь, создание и воссоздание промышленных корпораций невозможно без полного овладения управлением финансово-кредитной сферой (раздел IV). В противном случае создание корпораций закончится тем, чем оно начинается и заканчивается уже шесть лет - криминальным переделом промышленной собственностью.
Участие или неучастие государства в управлении экономикой страны не есть вопрос выбора политического строя. В мировой юридической практике, начиная с законов Хаммурапи, бездействие приравнивается к действию, если бездействие приводит к последствиям.
В правильном либерально-демократическом обществе государство участвует в управлении экономикой, активно отстраняясь от прямого участия, но также активно создавая правила игры (законы). В командно-административном обществе государство напрямую управляет народным хозяйством как единой корпорацией.
Нет причин считать одно общество менее управляемым со стороны государства, чем другое. Есть только две неуправляемые формации:
- анархия как диктатура любого над каждым;
- олигархия как диктатура самозваного меньшинства над большинством.
В эпоху становления промышленности в России в начале XIX века создание ее отраслевой структуры было большим шагом вперед, т.к. альтернативой являлись самостоятельные заводы-цеха. Огромный вклад в это дело внес А.Ф.Дерябин.
Отдельный интерес имеет решение вопроса управления предприятиями: В XVIII в. в России предприятия горной промышленности в зависимости от эффек-тивности управления неоднократно меняли форму собственности, переходя из казны в партикулярное владение, т.е. в частные руки, и обратно. Этот процесс продолжался и в начале XIX в. В частности, летом 1805 г. Комитет министров рассматривал в присут-ствии Александра I вопрос об отдаче казен-ных соляных заводов в частное содержание. Но неожиданно было принято иное ре-шение - "предложить г. обер-берг-гауптману Дерябину принять начальство над сими за-водами не в виде хозяина, но в виде дирек-тора со стороны казенной". Пример интере-сен тем, что наши предшественники видели альтернативы приватизации как средству по-вышения эффективности: хороший управля-ющий-профессионал может поставить или наладить дело не хуже, а возможно, и лучше частного владельца или группы компаньо-нов.
Не менее поучительны и способы дос-тижения цели - предоставление управляю-щему возможности реализовать меры, какие тот считает полезными, и обеспечение мате-риальной заинтересованности в скорейшем завершении реконструкции. Было определе-но, чтобы заводы "сии управляемы были совершенно на хозяйственном распоряже-нии", т.е. на коммерческом расчете... ". Таким образом, уже тогда в России было сформулировано понимание того, что способ управления более важен, чем форма собственности (Я.Радченко, Андрей Федорович Дерябин, ПТиПУ 1996 N1).
Однако в условиях свободного рынка отраслевой принцип организации промышленности по двум основным причинам уступает корпоративному. По сравнению с отраслевой структурой мы сейчас откатились назад, но парадоксальным образом наша промышленность сейчас более готова, чем раньше, начать обратный процесс объединения, но уже не по отраслевому, а корпоративному принципу. Объединение должно идти с прицелом на выпуск готовой продукции.
Попытки управления народным хозяйством с помощью финансовых механизмов
При наличии необходимой государственной воли это в принципе осуществимо, но, к сожалению, любые попытки государства управления финансами приводят к государственным долгам (на федеральном и региональном уровнях). Государству все время не хватает денег.
При том, что президентская и законодательная власть в России выборная, и ее срок жизни не более 8 лет, а век каждой исполнительной власти - воробьиный, говорить о длительной финансовой ответственности нельзя.
Строго говоря, и частные российские компании, и банки не способны возвращать долги, но это их личное дело. Важно, однако, не давать федеральных или региональных гарантий.
Картина государственной кредиторской задолженности по состоянию на 1999 год такова, что расплатиться с долгами не удастся не только нам, но и нашим детям.
Попытки управления народным хозяйством с помощью дифференцированных налогов и таможенных тарифов
Налоговые льготы и преференции:
Во-первых, данный подход является самым эффективным средством изъятия ресурсов из эффективных секторов в пользу неэффективных, что препятствует на корню зарождению экономических "точек роста".
Во-вторых, поскольку в определении "защищаемых" секторов и отдельных организаций участвуют чиновники, это является одним из самых мощных источников коррупции и оргпреступности. Предприятиям необходимы не льготы, а внятная политика в отношении производства, длинные кредиты, государственная защита (в т.ч. физическая защита со стороны российских спецслужб) на иностранных рынках и определенные протективные меры на российском рынке.
Таможенные меры:
Вариант 1: Шоковое налогообложение импорта
Нынешнее налогообложение импорта на уровне 5-50% не приводит к существенному его уменьшению, а, с другой стороны, создает эффект "гонки за лидером" в ценах на аналогичные отечественные товары и сам по себе является сильнейшим многосторонним отрицательным фактором (достаточно вспомнить закон о пошлинах Смута-Хаули 1930 года, усиливший де-прессию).
Предлагается с продукции, которая объективно недопроизводится в России (например - сахар, растительное масло, отдельные виды сложного технологического обору-дования), вообще снять налоги и таможенные пошлины, а на такие товары, как легковые авто-мобили, предметы роскоши, мебель и т.д. - установить импортные налоги и пошлины на уровне 100-200% (такие пошлины действуют, например, в Чехии и Сингапуре).
Достоинства:
- упрощает налоговую службу, сохраняет определенный приток средств в бюджет и одновре-менно не разгоняет инфляцию.
Недостатки:
- поощряет контрабанду и криминализацию;
- как любой тарифный барьер все равно включает классический механизм перераспределения ресурсов из эффективных отраслей в неэффективные.
Вариант 2: Квотирование импорта (количественное ограничение или запрет на ввоз по группам товаров)
Специальное импортное налогообложение и таможенные пошлины ликвидируются, но ре-гулируется ввоз в натуральном измерении.
Данная мера пригодна только для крупнооптовой продукции - зерно, сахар, нефтепродукты и т.п., так как, например, челночный импорт вообще невозможно квотировать.
Очень спорным является предложение ограничить ввоз готовых изделий с высокой долей до-бавленной стоимости (автомобили, телевизоры, магнитофоны, готовые персональные компь-ютеры, готовые расфасованные лекарственные средства, расфасованные продукты питания и т.п.) и перейти к закупке только составных частей и субстанций. Это на первый взгляд "здравое" предложение имеет два неожиданных недостатка:
- Россия переходит на отверточную технологию, требующую самого низкого интеллектуального уровня;
- так же, как и тарифный барьер, включает классический механизм перераспределения ре-сурсов из эффективных отраслей в неэффективные.
Технически проще не ограничивать каждую из групп товаров, а ввести полный запрет на ввоз продукции, имеющейся в достаточном количестве в России, или не представляющей жиз-ненной необходимости, например:
- спиртные и прохладительные напитки;
- жевательная резинка и зубная паста;
- мебель и деревоизделия;
- бензин;
- уголь;
- легковые и грузовые автомобили и т.п.
Достоинства:
- квотирование взамен умеренного налогообложения не создает инфляционного давления,
- контрабанда лишается смысла, а покупатели - возможности пользоваться контрабандным товаром.
Недостатки:
- по сравнению с мерами налогового ограничения этот метод не дает притока в казну (но здесь надо выбирать между снижением таможенных сборов и падением на-ционального производства, которое должно давать основные налоги).
VIII. КОНВЕРТИРУЕМОСТЬ РУБЛЯ
Что для курса рубля первично - инфляция или девальвация?
Локомотивом инфляции в России является не избыточная рублевая масса, а жесткая привязка покупательной способности рубля к его обменному курсу при постоянном дефиците инва-люты, Это является следствием двух независимых факторов, действующих разными способа-ми, но в одном направлении:
1) экспорт продукции за инвалюту и продажа инвалюты на внутреннем рынке (как следст-вие - внутренняя котировка рубля);
2) неограниченный импорт.
Поэтому инфляция в России не является следствием избытка платежеспособного спроса на то-вары, как это должно быть, а следствием избытка спроса на доллары, поэтому имеет место при инверсной ситуации, когда потенциальный объем производства продукции в 2-3 раза превышает платежеспособность внутреннего рынка. По-видимому, это первый случай в истории мировой экономики (самодельный капитализм). Это говорит о том, что деньги и стоимость в России потеря-ли свое классическое определение.
Почему в США нет гиперинфляции и нет заметного обесценения доллара, хотя объем долларо-вой массы, как и объем госдолга превысили все разумные размеры? (см.подраздел "Финансовая политика США"). Но почему в России при критическом недостатке рублей в обороте существует постоянная опасность инфляции? Мы не нашли вразумительного ответа на этот вопрос в экономической литературе, хотя он лежит под ногами.
Какова структура оборота в США?
Обычная: (ДОЛЛАР) -> (ТОВАР) -> (ДОЛЛАР), т.е. замкнутая. Это означает, что доллару в США противопоставляется только продукция (а также недвижимость и ценные бумаги, но это не текущий оборот).
Какова структура оборота в России?
Она значительно перегружена двумя факторами - наличием огромного сегмента импорта в структуре потребления (около 35%), а также существованием внутренней конвертируемости рубля. Оборот импорта обслуживается по особой схеме, а именно:
(РУБЛЬ) -> (ДОЛЛАР) -> (ТОВАР) -> (ДОЛЛАР) -> (РУБЛЬ)
После сокращения одноименных членов в уравнении получаем чистый результат:
(РУБЛЬ) -> (ДОЛЛАР) -> (РУБЛЬ),
а внутренняя часть уравнения -
(ДОЛЛАР) -> (ТОВАР) -> (ДОЛЛАР) - остается в странах-производителях.
Это означает, что при внутренней конвертируемости доллар США выступает в России просто как товар, пользующийся устойчивым спросом. При этом стоимость доллара, как и стоимость любого дру-гого товара, определяется на внутреннем рынке. ММВБ при внутренней конвертируемости рубля является не валютной, а товарной биржей.
Внутренний оборот доллара составляет 1/3 от всего объема денежно-товарного оборота в России, и он является уже главным товаром. Хуже того, - доллар является также самым ликвидным то-варом. Далее все кристально ясно, а именно:
1) За последние семь лет благодаря внутренней конвертируемости рубля мы, сами того не заметив, построили "суперсовок". Доллар стал супердефицитом, заменив собой весь быв-ший советский дефицит - сапоги, джинсы, мыло, спички.
2) Количество долларов внутри страны ограничено суммой экспорта и валютных заимствова-ний. Чтобы удержать цену доллара, расход рублей в стране должен равняться сумме расходу долларов, плюс мы немножко можем позволить себе обслуживать внутреннее производство. Это и есть схема Федорова - Ковальо. В нее вписывается только экспорт-импорт, а весь объ-ем внутреннего производства может обслуживаться только в силу инфляции, которая для рубля в такой схеме является механизмом прямой девальвации (более правильно - стихийного обесценения).
3) При внутренней конвертируемости рубля также бессмысленно вводить параллельную внут-реннюю валюту вроде "червонца" 20-х годов. Она и так есть. Называется "баксом". И мы уже сильно потратились, чтобы ее приобрести.
4) Осуществление расчетов российского правительства и российских банков по внешнеторговым операциям в долларах и марках позволяет США и НАТО полностью учитывать сделки, включая "секретные" операции правительства по продаже оружия и технологий.
Существуют только два исторически испытанных способа разорвать этот порочный круг:
- вовсе отказаться от конвертируемости рубля;
- перейти к полной (внешней) конвертируемости рубля.
Первый способ - возврат от "суперсовка" к простому "совку".
Второй способ требует от президента, правительства, Центробанка и Федерального Собрания изрядной по-литической воли, но это единственный способ начать жить по-человечески.
В чем различие экспорта продукции за немецкую марку, доллар США и российский рубль?
Чтобы лучше понять, зачем нам нужен рублевый экспорт, рассмотрим три варианта:
1) Если вы экспортируете продукцию не просто за иностранную валюту, а за конкретную валю-ту, т.е. за немецкую марку, то вы как российский поставщик получаете выручку на корр. счет в немецком банке и там же деньги держите. Таким образом, ваши накопления образуются в Германии, и вы кредитуете немецкий банк. То есть экспорт за марки означает, что российские экспорте-ры являются субъектами не российской, а немецкой экономики и осуществляют хозяйствен-но-финансовую деятельность Германии, выдвинутой на территорию России. Причем это так даже в ситуации, когда вы продаете товар в Финляндию, но за немецкие марки, а не фин-ские.
2) Если же вы продаете товар за рубли, то для того чтобы его купить, немецкий покупатель должен сначала поставить продукцию в Россию, на ту же сумму в рублях. Получается, по крайней мере, равноценный обмен без кредитования зарубежных банков со стороны России. Либо же немецкая фирма-покупатель должна сначала обменять рубли, напечатанные в Рос-сии, на марки, напечатанные в Германии. То есть экспорт за рубли столь же справедлив, как и импорт за марки,
3) Если вы экспортируете продукцию за доллары США, то Вы получаете выручку на корр. счет в американском банке. Ваши накопления хранятся в Америке, т.е. Вы кредитуете американский банк. На первый взгляд та же ситуация, что и с немецкой маркой, однако, за небольшим исключением: для того чтобы купить у России товар, Аме-рике не надо думать о том, чтобы России что-то продать. Поскольку доллар США превра-тился в мировую валюту, то Америке для очередной закупки по импорту достаточно про-сто напечатать еще партию долларов, что фактически и происходит.
При этом любая эмиссия доллара под импорт не является для США инфляционной, т.к. Аме-рика пользуется ситуацией, когда именно доллар США включается в большинстве стран в "золотовалютный резерв" и не предъявляется Соединенным Штатам. Таких "резервов" в сумме накопилось больше 3 трлн. долл. США, которые просто есть внешний долг США (на са-мом деле он реструктурирован и в большой степени обращен в ценные бумаги США, но от это-го долг не стал намного меньше).
Режим перехода на рублевый экспорт
Режим внешней конвертируемости рубля вводится Указом, а лучше законом, состоящим из одной фразы: "Единственной валютой платежа при экспорте продукции из Российской Федера-ции является рубль Российской Федерации".
Более быстрым способом, не требующим законодательного решения Думы и Совета Федерации, является издание указа президента или просто распоряжения ЦБ РФ о том, что все валютные оплаты по экспортным поставкам требуют 100%-й предоплаты, в то время как экспорт за рубли оставляет возможность длительной рассрочки платежей.
С таким же успехом можно ввести налог в размере 5-10% на выручку экспортеров в иностранных валютах, как это имеет место в Германии и некоторых других европейских странах.
Например, Аргентина не может ввести этого правила, т.к. не имеет большого объема ликвидной экспортной продукции. Россия может, т.к. имеет 40% мировых запасов газа, а 38% европейской нефтехимии работают на российской нефти, ибо арабская хороша, но годится в основном на бензин.
Технически торговля в режиме внешней конвертируемости рубля осуществляется так, как обычно она осуществляется развитыми капстранами, а именно:
- зарубежный покупатель российской продукции сначала покупает за доллары рубли у Центробанка РФ, для чего заводит в одном из российских банков руб-левый корр. счет (первые покупки рублей осуществляются по курсу Центробанка или ММВБ);
- рубли покупатель российского товара может получить также за счет продажи в Россию любых товаров за рубли (начало полной конвертируемости рубля);
- на рубли он покупает газ у Газпрома или промышленную продукцию у иных предприятий;
- неизбежно на мировых биржах быстро открываются рублевые торговые площадки (первая такая площадка уже есть в Чикаго, но пока - от скуки).
Главное - перенести котировку рубля из России, где мало долларов и много рублей, за рубеж, где много долларов и мало рублей.
Только в результате этих действий доллар внутри России перестает быть товаром и средством накопления и превращается просто в одну из иностранных валют. Для осуществления импорта рос-сийская торговля, как и ранее, будет покупать доллары на ММВБ.
Недостаток рублей в обороте оценивается в сумме, эквивалентной 50 млрд. долл. США. Это именно та сумма, которой не хватает для ликвидации круговой дебиторско-кредиторской задолженности. Впервые за семь лет инфляционный процесс оторвется от девальвационного. В таком валютном режиме рубли можно печатать для наполнения внутреннего товарооборота, не опасаясь об-вальной инфляции. А пока действительно нельзя.
Внешняя финансовая политика США, из которой надо извлечь полезный урок
США потребляют 45% ресурсов мира и производят 70% отходов (исключая СНГ и Китай). Если 1 житель Индии тратит в год 40 кг нефтепродуктов, то 1 американец - 2000 кг. Из года в год (с 1983 по 2000 год) отрицательное сальдо внешнеторгового оборота США составляет 2,0-2,5% ВНП в год. Внешний долг США превысил $ 3 трлн. и каждую секунду увеличивается на $ 10 000. При этом доллар остается самой твердой мировой валютой. Каковы механизмы его стабилизации? Почему покупательная способность и обменный курс доллара остаются управляемыми величинами?
Анализ на основе обычных представлений о кредите, проценте и денежно-товарном обмене показывает, что кривые не сходятся. Простейший вывод, который необходимо сделать из очевидно несопоставимых внешних показателей, - основная масса долларов проходит не через те финансовые инструменты, о которых нам говорят учебники.
Первый инструмент:
Традиционным средством наполнения "золотовалютных резервов" в мире стал доллар США. Это является главным смыслом победы США во II мировой войне. Парадокс в том, что, поскольку все страны держат доллар в виде "резервов", то именно они, а не США, заинтересованы в стабильности доллара.
Второй инструмент:
Не менее простой является схема, по которой страны со слабыми валютами (страны ЮВА, СНГ, Африки, Латинской Америки и др.) вынуждены экспортировать свои товары не за собственную валюту, а за доллары США. Россия имеет все возможности вести экспорт на рубли, но следует общей самоубийственной "моде". Это дополнительно укрепляет доллар и является беспроцентным кредитованием США со стороны стран третьего мира и России. Очевидно, что источником пополнения "золотовалютных резервов" слабых стран является вульгарная долларовая эмиссия, осуществляемая Соединенными Штатами. Вариантом пополнения "золотовалютных резервов" является кредитование перечисленных стран со стороны МВФ, но смысл остается тем же, поскольку кредиты выдаются в долларах США.
Третий инструмент:
Менее очевидной является изящная схема, ранее отработанная на Латинской Америке и странах ЮВА: США практически без ограничений выдают "связанные" кредиты третьим странам. По условиям такого кредита заемщик обязан брать продукцию и услуги только американских производителей. Таким способом Америка создает внеконкурентные рынки собственным производителям и одновременно закладывает возможность новой эмиссии.
Четвертый инструмент (закрытый):
Заключается в том, что клиенту с большими долларовыми резервами (от 10 до 500 млн. долл.) лица, представляющиеся трейдерами ФРС, предлагают "заморозить" вклады на 12-24 мес. под обещание дохода до 100% годовых. Выполняются ли эти обещания - вопрос, закрытый от посторонних глаз (есть и отрицательные примеры). Главный смысл - вывод из оборота значительных долларовых массивов, т.к., в свою очередь, можно взамен замораживаемых долларов вводить новую эмиссионную массу и оплачивать дефицит внешнеторгового баланса США.
Топ-секретом в описанных процессах является сумма выводимых средств, хотя из общих соображений она известна и ежегодно должна


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников