08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ИСТРЕБИТЕЛЬ ПРОДАВАЛИ ЧАСТЯМИ

Янченков Владимир
Опубликовано 01:01 28 Декабря 2004г.
Российский военный истребитель Су-27 до сих пор не имеет себе равных по боевым и техническим характеристикам. Разведки многих стран охотятся за секретами уникальной боевой машины. При этом зарубежные спецслужбы нередко делают ставку на тех российских граждан, кто готов свои собственные корыстные интересы поставить выше интересов государственных. Свидетельством этого стал громкий судебный процесс во Владивостоке над большой группой гражданских лиц и офицеров Военно-воздушных сил, уличенных в государственной измене, шпионаже, контрабанде военной техники и вооружения.

СЕКРЕТЫ - ЗА КОРДОН
Главные фигуранты уголовного дела - 46-летний Виктор Попов и 40-летний Александр Белошапкин - прямого отношения к армии и Военно-воздушным силам никогда не имели. Большую часть жизни они бороздили моря и океаны на рыболовецких судах и лишь в последние годы превратились в "коммерсантов" - в мелких дельцов, промышлявших приграничной с Китаем торговлей, чаще всего - контрабандой. Естественно, на сопредельной территории завязались у них определенные контакты, появились партнеры по мелкому бизнесу. А в 2000 году Белошапкин и Попов оказались в поле пристального внимания зарубежной спецслужбы. Два ее представителя назвались Ваней и Алексеем. Видимо, достаточно изучив русских подельников, предложили им за денежное вознаграждение изыскивать в России и контрабандным путем доставлять в КНР запасные части к самолету Су-27, предметы вооружения и боеприпасы, а также различные секретные сведения по военной тематике.
Казалось бы, задача для бывших штурманов рыболовецких посудин явно непосильная. Но "коммерсанты", особенно Белошапкин, оказались ребятами расторопными. Сотрудничать с ними без особого нажима согласились начальник группы газообеспечения истребительного авиационного полка капитан Игорь Лукин и старший лейтенант Равшан Гусейнов. В орбиту преступных сделок были вовлечены начальник авиационно-технической службы воинской части капитан Андрей Роек, сотрудник Гродековской таможни Николай Голышев, другие военнослужащие и гражданские лица.
Роли в образовавшейся группе были определены четко: Лукин добывал в воинских частях заказанные изделия военной техники, различные вооружения и сведения по военной тематике, Попов и Белошапкин обеспечивали их контрабандную доставку в КНР.
Подпольная работа закипела. Подельникам удавались немыслимые операции. В конце 2000 года Лукин приобретает за 3000 долларов у капитана Роека газотурбинный двигатель к самолету Су-27 и передает его Белошапкину и Попову. Те контрабандным способом - в туристическом автобусе, скрыв от таможенного контроля, - доставляют агрегат китайскому заказчику и получают за него круглую сумму.
В июле 2001 года Лукин предлагает помощнику начальника расчета Гусейнову похитить из воинской части насос-регулятор к самолету Су-27 стоимостью 107391 рубль. Тот соглашается, берет 3000 долларов, и изделие, в отношении которого установлены специальные правила перемещения через российскую границу, контрабандой в кабине машиниста тепловоза доставляется китайскому "Ване". Таким же способом за кордон были переправлены две головки самонаведения.
Параллельно с группой Белошапкина и Попова на "Ваню" работали агенты - коммерсанты Павел Носик и Виктор Смаль. С помощью "подаренного" китайцами мощного компьютера-ноутбука с процессором и цифрового фотоаппарата они обрабатывали документальные секретные материалы и техническую документацию по авиационной тематике, хранили и передавали за рубеж сведения, составлявшие государственную тайну.
ПОД КОЛПАКОМ У ФСБ
Роковой для преступников звонок прозвучал 7 марта 2002 года. В тот день вошедший в группу Попова и Белошапкина начальник авиационно-технической базы поселка Угловое 32-летний майор Александр Артюхов обратился к одному из сослуживцев - прапорщику Николаю Н. - с предложением добыть для иностранной разведки информацию о боевом применении истребителей, содержащуюся в боевых уставах авиационных подразделений. Не в пример некоторым офицерам прапорщик оказался верен воинской присяге. Не отвергая наглого предложения, он тотчас проинформировал сотрудников ФСБ о странной просьбе старшего офицера. Преступные группы попали "под колпак", и отныне события стали развиваться по сценарию ФСБ, обозначенному как "Оперативный эксперимент". Все действия, передвижения, конфиденциальные разговоры подозреваемых были взяты контрразведкой под неослабный контроль, в том числе и на "прослушку".
Выяснилось, что некий представитель спецслужбы, так называемый Ваня, поручил своим русским агентам собрать и передать в Китай сведения, представляющие государственную тайну.
Ответить на все эти вопросы и предложил Артюхов прапорщику Нагорных, имеющему доступ к секретным документам. Теперь согласно плану контрразведки прапорщик вроде бы согласился. Но усомнился: не будет ли обмана? На что майор прямо заявил: "Лукин уже полтора года работает на них и регулярно получает деньги. Срывов не бывает!"
Контрразведка установила: учебники, которые Артюхов рекомендовал Нагорных в качестве источников информации, содержат государственную тайну.
О безопасности Родины майор Артюхов не думал. Ксерокопии учебников, которые прапорщик передал майору (естественно, муляж, подготовленный ФСБ), Артюхова не устроили: скопированы не все главы. Но дело было даже не в этом. Поскольку оплата была установлена в 5 долларов за страницу, Артюхов внушал прапорщику, что в этом случае нужно ксерокопировать только одну сторону листа: "Так листов будет больше, а значит, и денег!".
"Прослушка" и видеонаблюдение позволили сотрудникам ФСБ полностью контролировать действия злоумышленников. Так, из разговоров подельников чекисты узнали об уже проданных за границу "головках" (речь шла о системах наведения), о намерении сообщников вынести за пределы воинской части для ксерокопирования секретную книгу. Удалось от начала до конца проследить и еще одну авантюру - попытку подмены рабочего двигателя Су-27 на нерабочий, который имелся у Попова и его компании. Чтобы скрыть подлог, подельники договорились заменить таблички с заводскими номерами.
Перед отправкой за кордон многие добытые шпионами детали и узлы агрегатов хранились на своеобразной перевалочной базе - в гараже Попова. Контрразведчикам удалось проникнуть туда и даже сфотографировать некоторых преступников на фоне украденного.
А шпионы пытались соблюдать конспирацию - встречались в заранее оговоренных местах. Разговоры вели только на открытой местности. Названия похищенных изделий заменяли условными обозначениями.
ВЕЩДОКИ НЕ ГОРЯТ
Финал спецоперации "Оперативный эксперимент" оказался непредсказуемым. Локомотив, в кабине которого находилась очередная партия контрабанды, на участке между пограничными станциями Сосновая падь и Рассыпная падь вдруг загорелся. Заранее сосредоточенные в приграничной полосе силы контрразведчиков и пограничников были приведены в действие, и вскоре "левый" товар был обнаружен. Таможенные и следственные органы нашли спрятанные в кабине машиниста материалы военно-технического характера в ксерокопиях, боеприпасы и военную технику - три боевых заряда, три метательных заряда, газотурбинный двигатель, энергоузел к самолету Су-27 и агрегат системы запуска авиационного двигателя.
Белошапкин и Попов, находившиеся в это время на китайской стороне, товара не дождались. 19 июня 2002 года при возвращении на Родину они были арестованы с поличным. Позднее за решеткой оказались все 12 человек, причастных к совершению преступлений.
Приморский краевой суд признал всех подсудимых виновными в инкриминируемых им преступлениях и приговорил Белошапкина к 11 годам заключения в колонии строгого режима (государственная измена в форме шпионажа), Лукина - к 10 годам (покушение на государственную измену в форме шпионажа), Гусейнова - к 8 годам (условно), Артюхова - также к 8 годам (условно). Наказание понесли все участники преступлений, военнослужащие лишены воинских званий. Попов до суда не дожил: в камере покончил жизнь самоубийством.
Итак, зло наказано, но остались вопросы, которые до сих пор волнуют жителей краевого центра. Как могло случиться, что на путь измены и шпионажа встала большая группа российских граждан, в том числе военнослужащих, давших присягу на верность Родине? Вот мнение руководителя проведенной спецоперации полковника ФСБ, фамилию которого по понятным причинам не называем:
- Предательство, к сожалению, - зло, неизбежное в любом обществе. Другой вопрос - что стоит за этим? Попытки самих осужденных оправдать себя их тяжелым материальным положением критики не выдерживают. Семьи офицеров, как выяснилось, отнюдь не бедствовали, у них было все для нормальной жизни. Примечательно, что в гораздо худших условиях живет тот самый прапорщик, который открестился от предателей. У него двое детей, безработная жена и больная мать.
Преступники хотели завербовать и еще одного прапорщика, записью разговора с которым мы располагаем. Его ответ сводился к следующему: бросьте, мол, ребята, дурить, заработать на жизнь можно собственным честным трудом.
А ущерб, нанесенный предателями государству, - не только в огромных денежных суммах. Выдавая военные секреты, преступники ставили под удар тысячи жизней тех, кто обязан защищать Родину в небе, наносили ущерб обороноспособности государства.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников