04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-8...-10°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОСЛЕ СТАЛИНГРАДА НАС НАЗВАЛИ СВЕРХДЕРЖАВОЙ

Миронов Максим
Опубликовано 01:01 29 Января 2003г.
Наш корреспондент беседует со старшим научным сотрудником Института военной истории РАН, кандидатом исторических наук Михаилом МЯГКОВЫМ.

- Михаил Юрьевич, появились ли за последние годы новые документы и материалы, касающиеся Сталинградской битвы?
- Новые документы в российских и зарубежных архивах позволяют четче определить место этой битвы в истории. Многие материалы опубликованы в открытой печати. Сюда относится, к примеру, монография "Сталинградская эпопея: материалы НКВД СССР и военной цензуры Центрального архива ФСБ", работа Юрия Горькова "Государственный Комитет обороны постановляет... Цифры, документы". Много документов собрано в труде под редакцией Олега Ржешевского "Мировые войны ХХ века".
За рубежом также вышло немало новых материалов, неоднозначных по своим оценкам. Я бы выделил работу Джина Робертса "Сталинград: битва, которая изменила историю". В ней сражение на Волге рассматривается в контексте всей второй мировой войны, и делается, на мой взгляд, справедливый вывод о том, что именно после Сталинграда западные страны стали воспринимать Советский Союз как супердержаву. В то же время Робертс делает вывод о том, что советское командование имело более широкие планы на зимнюю кампанию 1942 - 1943 годов, чем уничтожение группировки Паулюса. Мне думается, эта концепция спорная.
- И все же, что нового в историю Сталинградского сражения внесли все эти материалы?
- Стоит напомнить, что в исторической науке считается: битва за Сталинград началась 17 июля 1942 года, в ней участвовало с обеих сторон более 2 миллионов человек на площади свыше 100 тысяч квадратных километров. Действительно, сейчас много спорят, было ли ошибочным мнение Сталина о том, что в 1942 году особо опасным будет центральное направление и противник опять нанесет основной удар по Москве. В частности, на Западе многие полагают, будто упорное противостояние на Ржевском направлении было крупным просчетом Жукова, который якобы не понимал, что главные события разворачивались на Волге и Кавказе... Но давайте оценим ситуацию непредвзято: в 1942 году Красная армия потерпела крупное поражение под Харьковом. По отечественным данным, мы понесли общие потери в 277 тысяч человек, хотя некоторые немецкие историки и утверждают, что только пленными вермахт захватил 250 тысяч наших солдат и офицеров. В то же время Гитлеру были просто необходимы нефтяные ресурсы Кавказа - в Германии на всем протяжении войны ощущалась нехватка горючего. С захватом Кавказа и Сталинграда германское командование решало сразу две задачи - обеспечивало себя стратегическими ресурсами и перекрывало нашу основную нефтяную артерию - Волгу. В германском руководстве уже прекрасно понимали, что блицкриг не получился, и не строили иллюзий по поводу закабаления Советского Союза. Но получение нефтяных ресурсов, во-первых, позволяло протянуть войну еще на неопределенный срок и, во-вторых, давало надежду на мир "на почетных условиях". Гитлер тешил себя надеждой с захватом юга СССР "выбить" его из числа противников. Но при успехе на южном направлении немцы не исключали возможности и повторного наступления именно на Москву. Сталин об этом знал. И с помощью агентуры "передал Гитлеру" дезинформацию о том, что сам собирается вести наступление на центральном направлении. Поэтому борьба Жукова на Ржевском направлении была далеко не бессмысленной: с одной стороны, Гитлеру не давали возможность высвобождать войска с центрального направления для переброски на юг, с другой - отвлекалось внимание противника, благодаря чему и удалось в полной тайне сосредоточить мощную группировку на основном направлении под Сталинградом.
- Некоторые исследователи полагают, будто сосредоточение наших сил на Сталинградском направлении привело к тому, что был упущен шанс окружить и уничтожить всю немецкую группировку на юге. Об этом писал фельдмаршал Манштейн в своих мемуарах...
- Возможность окружения всех немецких войск на юге действительно была. Но наше командование предпочло в этой ситуации не рисковать. Как бы мы ни относились к немецкой армии, но воевать она умела. При крупномасштабном окружении фронт наших войск неминуемо бы растянулся, что усиливало вероятность прорыва противника из окружения. В такой ситуации наше командование приняло решение об уничтожении группировки Паулюса, как говорится, наверняка. В результате германская армия все равно откатилась за Ростов, оставив всю завоеванную территорию.
- Насколько грамотно в военном смысле была проведена операция?
- Была скрытно создана мощная группировка наших сил, к 10 января 1943 года мы обладали пятикратным численным превосходством. Главные удары наших войск были нанесены на уязвимых флангах противника, оборонявшихся румынскими и итальянскими союзниками Германии. Был перерезан воздушный мост, связывавший группировку Паулюса с Большой землей, - по нашим данным, было сбито около 500 самолетов транспортной авиации, доставлявших окруженным продовольствие. В итоге рацион немецких солдат под Сталинградом сократился до 120 граммов хлеба в день. Думается, эти факты говорят сами за себя.
Нужно отдать должное и нашим противникам. Немецкие солдаты дрались нередко "до последнего", что, кстати, наблюдалось впоследствии и в Берлине.
- Справедливо ли мнение о том, что в окруженной группировке было много наших дезертиров, перебежчиков? Некоторые исследователи называют цифру в пятьдесят тысяч.
- Эту цифру назвал западный исследователь Энтони Бивор, но она очень спорна. Действительно, перебежчики были. Часть представителей народов Кавказа, а также определенные слои кубанского и донского казачества перешли на сторону немцев, и это было вызвано антисоветскими настроениями, которые тлели в регионах с 20-х годов. Все это очень осложняло и без того трудное положение нашей армии, которая нередко испытывала "удары в спину" от формирований коллаборационистов. Тем не менее даже в таких сложных условиях наши войска сумели одержать победу в битве, которую американский президент Рузвельт назвал "эпической". Между прочим, термин "Сталинградская битва - поворотный пункт второй мировой войны" вовсе не является, как утверждают некоторые, "сталинской агитацией". Этот термин, к сведению американцев, впервые употребил Франклин Делано Рузвельт.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников