08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СЕКРЕТНЫЙ ПОДВАЛ В СЕКРЕТНОМ ДОМЕ

Безрукова Людмила
Опубликовано 01:01 29 Января 2003г.
В подвале питерского ФСБ было сухо и тепло. Зарешеченные лампочки под низким потолком светили на удивление ярко. Я огляделась: длинный, уходящий куда-то вправо коридор, цементный пол, в некоторых местах которого угадываются хорошо замаскированные люки, вдоль одной из стен - скамейки с откидывающимися сиденьями. На сиденьях красной краской нанесены номера: 330,.. 431, .. 510...

- В годы блокады в этом здании трудились около 800 человек. По сигналу воздушной тревоги все они спускались вот в этот подвал, служивший бомбоубежищем. Чтобы не создавать суматохи, скамейкам и присвоили порядковые номера, закрепленные за сотрудниками, - сопровождающий меня в экскурсии по этому секретному зданию северной столицы полковник Валерий Кузнецов предлагает присесть, дабы убедиться, что сделано все было когда-то "на века", сиденья и сегодня как новенькие.
"Нет уж, - отшутилась я, - лучше вы к нам посидеть приходите!" И направилась в глубь подвала. Но не успела сделать и трех шагов, как прозвучала команда: "Стоп!" Дальше, мол, смотреть нечего. Еще через минуту Кузнецов вывел меня на свет Божий, во двор знаменитого Большого дома на Литейном проспекте, 4.
Построен он был в начале 30-х годов ушедшего века всего за 13 месяцев по распоряжению тогдашнего руководителя города Сергея Кирова. И довольно быстро оброс легендами. Одна из них гласит, например, что если "видимых" этажей у здания 9, то "невидимых", уходящих вниз под землю - 12! И все они, дескать, напичканы самой современной звукозаписывающей аппаратурой. Скорее всего, это действительно легенда: расположен Большой дом в пяти минутах ходьбы от Невы, грунтовые воды здесь очень близки к поверхности земли, опасно слишком углубляться.
Как известно, в 30 - 50-е годы минувшего столетия в Ленинграде репрессировали немало известных деятелей науки и культуры. Подавляющее большинство из них позже были реабилитированы. Некоторым, как, скажем, народному артисту СССР Георгию Жженову, даже подарили толстые тома их "дел".
- Ну что ж, пойдемте в архив, - говорит полковник.
Архив - длинное узкое помещение, от пола до потолка заставленное стеллажами с плотно стоящими на их полках толстыми папками, - занимает почти все левое крыло здания. На каком этаже - не скажу. По той причине, что мы так долго переходили с лестницы на лестницу, потом шли длинными пустынными коридорами, затем куда-то поднимались на лифте, опять спускались, что я вконец запуталась и обратной дороги без сопровождающего уже не нашла бы.
Часть полок на некоторых стеллажах оказались пустыми, на них ни единой папки. Как пояснил мне сотрудник архива Станислав Бернев, хранившиеся тут дела были отправлены в свое время на пересмотр.
Но вот дело ленинградского поэта Даниила Ювачева (Хармса), реабилитированного еще в июле 1960 года, по-прежнему находится в архиве. Мне разрешили его посмотреть. Не без волнения взяла в руки тоненькую серую папку. 62 года назад собранные в ней бумаги решили судьбу талантливого и совсем еще молодого человека... Пожелтевшие листы, исписанные четким, почти каллиграфическим почерком (чернила от времени практически не потускнели - хорошего, видно, были качества), - протокол допроса, начатого в 22 часа, оконченного в 24; еще один протокол; заявление некой гражданки Оранжереевой - свидетельницы "преступной деятельности" Ювачева. Очень похоже на то, что фамилия этой дамы вымышленна. Как, возможно, и она сама. Да и заявление ее слишком пространно для "рядовой жительницы города", почти не знакомой, как сама пишет, с поэтом.
Арестован Хармс был в 1941 году по ложному обвинению в антисоветской пропаганде и агитации. Виновным себя не признал. После недолгого разбирательства его направили (по известной версии, он симулировал сумасшествие) на "принудительное" лечение в психиатрическую больницу, где он вскоре умер.
А вот "дел" академика Дмитрия Сергеевича Лихачева (впрочем, в 20 - 30-е годы он академиком еще не был), Льва Гумилева - ученого, сына поэтов Анны Ахматовой и Николая Гумилева, поэтов Николая Заболоцкого, Ольги Берггольц мне не показали. Отдельный, сказали, требуется для этого запрос, специальное разрешение.
Какие в тех папках хранятся секреты?..


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников