11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОБЛУЧЕНИЕ НА ОРБИТЕ

Сиснёв Виссарион
Опубликовано 01:01 29 Января 2004г.
Уважаемая редакция! Хочу обратить внимание на скандальную историю, которая держится в строгом секрете и связана со странным конфликтом между российскими и американскими участниками строительства Международной космической станции. Началось все, как мне рассказывали, с похвального желания американцев усилить защиту экипажа от радиации. И при очередном рейсе шаттла (тогда они еще летали) на МКС были отправлены легкие гибкие плиты из материала, похожего на полиэтилен. Ими выложили стенки каюты на российском сегменте станции, а в американской части соорудили так называемый саркофаг, в котором ночуют астронавты. Плиты уменьшают радиацию на 15 - 20 процентов. Казалось бы, очень хорошо, не правда ли?Но российские официальные лица, занимающиеся сооружением и эксплуатацией станции, неожиданно заявили резкий протест и потребовали демонтировать дополнительную защиту. Мол, надо еще проверить, не опасен ли этот материал? Американцы были вынуждены снять плиты со стенок каюты на российском служебном модуле и отправить их обратно на Землю. Но в своем американском блоке эту дополнительную защиту оставили. Значит, дозу радиации американские члены экипажа получают во время сна меньше, чем наши ребята. Выходит, о своих астронавтах Соединенные Штаты заботятся больше, чем Россия о своих космонавтах. Разве не обидно?До недавнего времени я работал в космической отрасли. Подписываюсь псевдонимом, потому что знаю, как начальники умеют наказывать "непослушных".Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ, Москва.

Откровенно говоря, сообщенная в письме информация не была для меня совсем уж неожиданной. О скандальной истории и раньше кое-что слышал, но не был уверен, что это не распускаемые кем-то зловредные слухи. Только убедившись, что факты имели место, позвонил сначала в Росавиакосмос, затем - в Центр управления полетами, но везде мне отвечали, что "ничего не знают". Обещали, правда, выяснить, сообщить... И в американском агентстве НАСА один из сотрудников тоже заявил, что "впервые слышит", посоветовал прислать официальный запрос. Но вот звонок - заведующему отделом радиационной безопасности космических полетов Института медико-биологических проблем Владиславу Петрову - позволил наконец в немалой степени прояснить ситуацию.
- Не надо драматизировать обычные рабочие моменты, в том числе и дискуссии, которых всегда хватает в таком сложном деле, как сооружение большой внеземной станции, - сказал Владислав Михайлович. - Да, возможно, гибкие плиты уменьшают в космосе дозу облучения на 15 процентов. Но надо посмотреть, нет ли от них одновременно и какого-либо вреда...
- Американцы, как мне рассказывали, все проверяли очень тщательно.
- Мы доверяем нашим партнерам, но хотелось бы и самим убедиться, что при испытаниях ничего не упущено. Я, например, не знаю, горючие эти плиты или нет. И вообще надо объективно взвесить все плюсы и минусы, расходы и получаемый эффект, а потом уж принимать решение. Никакой срочности здесь нет. Ведь и сегодня дозы, получаемые экипажем, во много раз ниже предельно допустимых норм. К примеру, за полгода работы на околоземной орбите доза космонавта колеблется от 50 до 150 миллизивертов (мощность внешнего излучения соответственно от 5 до 15 рентген. - В. Г.), а годовой лимит составляет 500. За все внеземные рейсы разрешается набрать не более 1000 миллизивертов.
Словом, ситуация вполне нормальная, полностью под контролем. Мы заботимся о безопасности космонавтов ничуть не меньше, чем американцы. Кстати, и опыта у нас побольше. Это во-первых. А во-вторых, никакого конфликта нет. Мы с американскими коллегами совместно, подчеркиваю, совместно, работаем над этой темой, я имею в виду вопрос о том, надо ли монтировать гибкие плиты на МКС. Вообще, мы против любой самодеятельности на МКС, потому что ошибки могут иметь слишком высокую цену...
- В феврале в Хьюстоне планируется рабочая встреча специалистов США и России, занимающихся радиационной безопасностью космических полетов. По инициативе американцев в повестку дня включен и вопрос об этих пресловутых плитах. Когда, по-вашему, можно было бы начать их испытания? Через год (после начала полетов шаттлов) или позже?
- Дожидаться шаттлов, на мой взгляд, не требуется. Можно, например, из имеющихся на станции материалов, которые аналогичны используемым в плитах, сделать своеобразный "чехол" для дозиметра и посмотреть эффективность защиты...
Продолжая аргументы Владислава Петрова, на многолетние исследования сослался заведующий лабораторией Института медико-биологических проблем Владимир ЦЕТЛИН:
- Мы ежедневно следим за радиационной обстановкой на Международной космической станции. А раньше также внимательно наблюдали за "Миром", "Салютами"... В лаборатории собрана уникальная база данных - более шести тысяч ежедневных измерений на орбитальных станциях. Конкретный пример: в течение самого длительного непрерывного полета (438 суток) Валерия Полякова полученная им доза составила 130 миллизивертов. За 23 года исследований нам не удалось установить связь между облучением в космосе и возникновением онкологических заболеваний. Радиацию, конечно, нужно учитывать, но в комплексе с другими факторами. Полет с его стрессами, невесомостью, нагрузками, облучением является серьезным испытанием для организма космонавта. Американские врачи недавно заявили о том, что после возвращения из космоса существенно увеличивается риск появления катаракты (помутнение хрусталика глаза). Наши офтальмологи пока не обнаружили такой зависимости. Есть немало и других последствий космического облучения, например на клеточном уровне. После длительного полета до полутора процентов клеток могут иметь некоторые повреждения. Но для организма это не опасно...
С Петровым и Цетлиным не согласны многие врачи в нашей стране и за рубежом. Американский доктор Tom Slovis сообщил в медицинском журнале, что "недавно проведенные исследования показали: даже более низкие дозы облучения, чем предполагалось ранее - 10 - 20 бэр (соответствует внешней радиации от 10 до 20 рентген - В.Г.), повышают риск заболевания впоследствии раком". И хотя речь идет о детях (автор пишет об опасности проведения среди них рентгеновских обследований), оставлять без внимания такие публикации, думается, не стоило бы. Значит, в поликлинику идти на рентген лишний раз не рекомендуется, в том числе и взрослым, а на орбите космонавт ЕЖЕДНЕВНО получает такую же дозу, как в рентгеновском кабинете.
И вот печальная статистика. Из 98 наших летавших космонавтов в живых нет уже восемнадцати, то есть каждого пятого. Из них четверо погибли при возвращении на Землю, Гагарин - в авиакатастрофе. Четверо умерли от рака (Анатолию Левченко было 47 лет, Владимиру Васютину - 50... ). У восьмерых сдало сердце. В целом по стране рак ежегодно забирает примерно 16 процентов от всех умерших от болезней (без погибших в катастрофах, а также в результате самоубийств и убийств). А среди умерших космонавтов (в отряд попадают только самые крепкие и здоровые) скончались от рака 30 процентов - почти вдвое больше, чем в среднем по России. Даже среди работников урановых рудников соответствующий показатель существенно ниже, чем в отряде звездоплавателей. Не потому ли, что предельная годовая норма облучения в атомной промышленности всего 20 миллизивертов (2 рентгена)? Для космонавтов, напомню, этот предел составляет 500.
С вопросом о том, какое влияние оказывает радиация на организм человека, я обратился к ряду известных ученых. Вот что ответил директор НИИ канцерогенеза Онкологического научного центра Российской академии медицинских наук, член-корреспондент РАМН Давид Заридзе:
- Почему не следует рекомендовать гражданам без особой надобности делать рентген? Наши исследования показали, что после 40 таких обследований риск заболевания раком легких увеличивается на 50 - 70 процентов. Не надо злоупотреблять не только рентгеноскопией грудной клетки, но и зубов, а также флюорографическими обследованиями.
- Космонавты во время полета получают ежесуточно примерно такую же дозу, как при рентгене в поликлинике. За полгода они как бы 150 раз посещают рентгеновский кабинет. Из 98 летавших космонавтов от болезней умерли 13, причем четверо от рака...
- Я не знаю деталей, для ответа на ваш вопрос надо со специалистами изучить ситуацию более подробно, но, на мой взгляд, это многовато...
А вот мнение заведующего клиникой радиационной медицины Института биофизики, заместителя председателя Межведомственного экспертного совета по установлению причинных связей заболеваний с радиационным воздействием, доктора медицинских наук Андрея БУШМАНОВА:
- Среди специалистов в мире все еще нет единого мнения о том, какие дозы радиации считать опасными. Наша клиника занимается этими вопросами более 50 лет. А всего в стране имеются десятки тысяч медицинских карт тех граждан, которые оказались в той или иной мере подвержены облучению. Вывод: суммарные дозы в 150 - 160 миллизивертов (внешнее излучение от 15 до 16 рентген - В.Г.) опасности для человека не представляют.
- Почему же в таком случае в атомной промышленности предельно допустимая годовая норма составляет всего 20 миллизивертов (2 рентгена)?
- Таковы рекомендации экспертов международных организаций. В любом случае уменьшение предельной дозы облучения является дополнительной страховкой, которая в медицине никогда не бывает лишней.
Завершает дискуссию заведующий лабораторией радиационной безопасности Института медико-биологических проблем Вячеслав ШУРШАКОВ:
- Я считаю, что любые дозы радиации, пусть и небольшие, никак не полезны для здоровья. Помимо всего прочего, при этом могут повреждаться хромосомы. Так что если можно уменьшить облучение, надо это делать. Здесь я солидарен с американскими коллегами. Должен сказать, что решение о демонтаже гибких плит на МКС принимал не наш институт. Думаю, эта дополнительная защита будет возвращена на станцию, если эксперименты подтвердят ее эффективность. И вообще очень важно продолжать изучение влияния радиации, космических лучей на человеческий организм. Здесь еще много тайн. Именно поэтому 29 января на грузовом корабле "Прогресс", который поднимется с космодрома Байконур, отправятся на Международную станцию два фантома, имитирующих человеческие тела. Они нашпигованы датчиками и электроникой, будут измерять потоки радиации и внутри станции, и снаружи, в открытом космосе. Цель - определить дозы радиации, которые поглощаются жизненно важными органами человека.
Итак, пятеро ученых высказали свое видение ситуации. Пусть читатель сам решает, какие аргументы принять, а какие отвергнуть. Я же в заключение хотел бы выразить надежду, что в феврале в Хьюстоне российские и американские специалисты найдут общий язык.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников