29 сентября 2016г.
МОСКВА 
14...16°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.16   € 70.88
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПРИБЫЛЬЩИК ПЕТРА ВЕЛИКОГО

Карташов Николай
Опубликовано 01:01 29 Февраля 2000г.
Эпоха Петра I - это переломный рубеж в истории нашего Отечества, "когда Россия молодая мужала" его гением. Менялись все стороны жизни государства: строились сильная армия, мощный флот, создавалась промышленность...

Безусловно, преобразования Петр I не мог осуществлять в одиночку. Для этого требовалась, как сейчас принято говорить, команда единомышленников. И она у него была. Среди этих самородков холоп Шереметева - Алексей Александрович Курбатов - первый российский прибыльщик. Так тогда называли людей, подсказывавших правительству новые источники доходов. Его вхождение во власть напоминает почти детективную историю. Холодным январским утром 1700 года в Ямском приказе было обнаружено подметное письмо с двумя красными печатями и двумя надписями на нем. Первая надпись гласила: "Вручить сие письмо Федору Алексеевичу Головину", а вторая - "Поднесть благочестивому государю нашему Петру Алексеевичу, не распечатав". Автором подметного послания был холоп Бориса Петровича Шереметева Алексей Курбатов, который в своем письме предложил ввести гербовую бумагу в России. Эта мысль у него возникла, когда он сопровождал своего боярина по странам Западной Европы. Наблюдательный Курбатов обратил внимание на то, что в тамошней стороне за оформление гербовых бумаг взимали сбор в пользу казны. А что мешало это сделать в России?
Предложение Курбатова было весьма своевременным. Казенный сундук остро нуждался в деньгах, и Петр I использовал любые возможности для его наполнения. Поэтому царь сразу ухватился за идею боярского холопа. Буквально через несколько дней на свет появился его указ о введении в государстве гербовой, или орленой, бумаги. В документе прямо говорилось: "для пополнения своей, великого государя, казны".
В соответствии с указом теперь все частные акты, сделки на куплю-продажу земли, челобитные, крепостные заемные документы должны были составляться не на обычной бумаге, а на бумаге, в правом углу которой помещался герб - двуглавый орел. Наличие герба значительно удорожало бумагу. Однако цена на нее устанавливалась дифференцированно и зависела от суммы, на которую заключалась та или иная сделка.
Скажем, если акт оформлялся на сумму менее 50 рублей, то стоимость бумаги составляла 4 копейки. Если сделка оформлялась от 50 рублей и выше, то сумма сбора уже оценивалась в 10 копеек. Была также "такса" для некоторых бумаг ценой в половину копейки.
Уж через некоторое время копеечные сборы с орленой бумаги сложились в десятки, сотни и тысячи рублей, так необходимых России для строительства регулярной армии и флота, а также для других нужд. Позже Алексей Курбатов докладывал государю, что введенная гербовая бумага обеспечила поступление в казну 50 тысяч рублей дохода.
За "многосотные тысячи рублев" прибыли Алексей Курбатов был по достоинству оценен Петром I. Он был назван первым прибыльщиком и определен на службу в Оружейную палату.
Оружейная палата в петровскую эпоху являлась центральным государственным учреждением России. Она ведала изготовлением, закупкой и хранением оружия, драгоценностей, предметов дворцового обихода. В этом учреждении вновь проявился незаурядный талант бывшего крепостного, и вскоре царь доверил Курбатову его возглавить. А через несколько лет Алексей Курбатов уже руководит Ратушей - ведомством, которое занималось решением важных государственных задач, в том числе и сбором податей. На новом поприще Курбатов опять старательно "чинил государю прибыли". Благодаря его усердию в 1705 году питейный сбор только по одной Москве был увеличен на 112 тысяч рублей.
Проходит время, и прибыльщик Петра Великого становится вице-губернатором Архангельской губернии. Но, к сожалению, там его блестящая карьера быстро оборвалась. Курбатов не устоял перед соблазном и запустил руку в казенный карман. Кроме того, его уличили в мздоимстве.
Для расследования злоупотреблений Курбатова в Архангельск был направлен гвардейский офицер князь Михаил Волконский. Однако следствие шло с большими проволочками. В столице у Курбатова были высокие покровители, и поэтому он вел себя по отношению к следователю вызывающе. Не являлся на допросы, без ответа оставлял письменные запросы Волконского.
Между тем следствие вскрывало новые и новые факты злоупотреблений вице-губернатора. Тучи над Курбатовым сгущались. И он был вынужден обратиться за защитой к самому государю. В письме к Петру I прибыльщик напомнил о своих прежних заслугах: о том, что его предложение о введении гербовой бумаги дало казне 50 тысяч рублей дохода; о том, что он, будучи руководителем Ратуши, увеличил питейный сбор на 112 тысяч рублей; о том, что в Архангельской губернии собрал податей сверх оклада 300 тысяч рублей.
Однако былые заслуги ни царь, ни следственная комиссия в счет не приняли. Было доказано, что с 1705 по 1714 год Курбатов присвоил 16 422 рубля казенных денег. Над Курбатовым нависла угроза быть казненным через повешение. Такая кара уже постигла сибирского губернатора Гагарина, обер-фискала Нестерова. Лишь скоропостижная смерть спасла первого российского прибыльщика от позора.
Петр I тогда издал очередной указ, который запрещал привлекать в администрацию в качестве должностных лиц представителей "подлого народа". Но ни этот, ни другие указы, ни виселицы не могли искоренить того, что порождалось бюрократической системой, созданной самим же Петром.


Loading...

Госдеп пригрозил России терактами из-за позиции по Сирии.