Битва Масленицы и Поста

Фото из открытых источников.

Питер Брейгель Старший ухитрился в изображение обжоры и его свиты вместить все меню Масленицы


Гуляет широкая Масленица! Впереди у православных два самых веселых и обильных дня. Едят блины все — и кто собирается выстоять Великий пост, и кто только что-то слышал о нем. И уж совсем немногие знают, что на этой неделе, в среду, один Великий пост уже начался! Ему предшествовал «жирный вторник» — католическая Масленица. У нас есть возможность не только прочесть о ней, но и увидеть ее! А заодно — сравнить с нашей.

Эту картину Питера Брейгеля — старшего еще называют «Битва Карнавала и Поста». Потому что один из двух главных ее героев как раз и есть Карнавал (в переводе с латинского, кстати, «карнавал» означает «прощай, мясо!» — примерно как наш славянский «мясопуст»). Это он восседает на винном бочонке.

Брейгель, большой любитель гротеска, аллегорий и точного вырисовывания персонажей и деталей их быта, ухитрился в изображение главного обжоры и его свиты вместить практически все меню современной ему Масленицы. Вглядимся и мы в это изобилие.

Конечно же, главное блюдо «жирного вторника» в те времена (картина была написана в 1559 году в Нидерландах) — свиной окорок. Именно он пригвожден кинжалом к бочке с вином. А на железном вертеле Карнавал держит помимо свиной головы жареную утку и солидный кусок ветчины. Еще одно очень популярное кушанье — куриный паштет — расположился на голове у «всадника»: посмотрите, это вовсе не шлем! Медный таз (художник превратил его встремена) намекает на количества поглощаемой во время Масленицы пищи. А свита Карнавала дополняет наше представление о праздничном столе католика перед постом: мясо и птица, зажаренные на решетке, имбирные оладьи и вафли, мед (он в кувшине у персонажа в маске). Чем не наш «мясопуст» (воскресенье перед Масленицей), особенно если добавить все тот же салат оливье и колбасную нарезку!

Теперь самое время перейти ко второму главному герою — Посту. В изображении художника это тощее, с землистым лицом существо вызывает еще меньше симпатий, нежели его противник — обжора. И не так уж удивительно. Предполагают, что прототипом этого «праведника» на троне стал главный тогдашний инквизитор Караффа. Во время путешествия по Италии в Риме Брейгель увидел, как в первый день поста тот с охраной обходил мясные лавки, изымая непроданный товар и жестоко карая нарушителей. Сегодня сказали бы: человек выступает за здоровый образ жизни, а художник взялся его изобличать...

Но не все так просто. В Нидерландах в те времена тоже свирепствовала инквизиция: фанатичный католик Филипп II стремился искоренить всяческую ересь и — вернуть строгость посту. Отсюда и гротескное постное меню на картине: селедка, лук в виде четок, постные лепешки и фиги. На голову Посту художник поместил пчелиный улей — намек на папскую тиару. Еще одна интересная деталь — черные крестики на лбу у женщин и детей, идущих за троном. Сразу после Масленицы наступала «пепельная среда» (аналог нашему «чистому понедельнику»), когда в знак покаяния было принято посыпать голову пеплом или рисовать такие вот крестики.

Впрочем, это уже другая, не гастрономическая составляющая картины. О ней можно поговорить как-нибудь потом. А пока заканчивайте с блинами!



Стоит ли российским регионам вводить режим самоизоляции вслед за Москвой и Подмосковьем?