27 сентября 2016г.
МОСКВА 
10...12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 72.06
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

100000 ЧАХОТОЧНЫХ ЗА РЕШЕТКОЙ

Локтев Владимир
Опубликовано 01:01 29 Марта 2000г.
"Эпидемия туберкулеза в России, особенно в тюрьмах, разгорается с угрожающей силой. Исправительные учреждения превратились в рассадник инфекции - ежегодно на свободу выходят десятки тысяч больных активным туберкулезом и сотни тысяч инфицированных...". Это строки из отчета для правительств США и России, подготовленного в прошлом году нью-йоркским институтом здравоохранения.

Недавно в самом крупном московском СИЗО-1, больше известном под названием "Матросская Тишина", где содержатся почти пять тысяч заключенных, состоялся "день открытых дверей". Впервые порог изолятора переступил невиданный здесь "контингент" - почти две сотни дипломатов и журналистов. Накануне Всемирного дня борьбы с туберкулезом руководство Главного управления исполнения наказаний Минюста решило публично продемонстрировать готовность к откровенному диалогу с общественностью по самым острым, тревожным вопросам "тюремного бытования".
Серьезность этих намерений подтвердили министр юстиции Юрий Чайка и его заместитель, курирующий уголовно-исполнительскую систему, - Юрий Калинин. Они лично сопровождали разбитых на две группы гостей по коридорам спецбольницы изолятора.
У входа во 2-е туберкулезное отделение, открытое в декабре прошлого года, нас встречала молодая симпатичная женщина. Раздавая маски, предназначенные для защиты от витающих в тюремной атмосфере палочек Коха, она представилась, не называя фамилию:
- Лариса Генриховна, врач-фтизиатр, старший лейтенант внутренней службы.
- А почему вы не в маске?
- Я привыкла...
Офицер-охранник, кстати, тоже без маски, открыл одну из палат-камер, из которой пахнуло застоявшимся прокуренным воздухом.
- Зачем же они здесь курят? Это ведь очень вредно больным туберкулезом, - тоненьким голосочком вопрошала молоденькая журналистка, видимо, впервые попавшая в зону.
- Мы им рекомендуем не курить, но запретить не можем, - ответила врач-фтизиатр. Толкая друг друга, в камеру набились фото-тележурналисты. Больные зэки наблюдали за этой суетой подчеркнуто безразлично. Они ни на что не жаловались, да и наличие одновременно стольких журналистов не располагало к неспешной беседе.
Сегодня тубсектор спецбольницы может принять до 400 заключенных, страдающих чахоткой. Медперсонал делает все возможное, чтобы помочь им одолеть недуг. К сожалению, эти возможности, как всегда, ограничены скудным бюджетным финансированием.
После осмотра туберкулезной палаты-камеры ряды дипломатов и журналистов переместились в хирургическое отделение. У входа - подпись-призыв, прозвучавший еще из уст А. Суворова: "Берегите здоровье, боритесь за него, ибо главная ценность - человеческая жизнь". А вот к кому он больше обращен - медперсоналу спецбольницы или к больным зэкам? - выяснить не удалось.
В послеоперационной камере, где находились пять больных, нас, журналистов встретили поприветливее, чем в туботделении.
Москвич Вадим Кавязин сам подошел ко мне:
- Вы из какой газеты?
- Из "Труда".
- Дайте, пожалуйста, адрес газеты. Хочу написать о своей беде.
Я записал почтовый адрес "Труда" и под строгим взглядом стоявшего рядом охранника передал листок парню. Тот прочитал и коротко выпалил:
- Мне 27 лет, обвиняюсь по 162-й и 163-й статьям (разбой, вымогательство. - Авт.). Здесь сижу уже четвертый год в ожидании суда. Разве это справедливо?..
"Свидание" окончено, нам предложено покинуть помещение...
После беглого знакомства с больницей СИЗО состоялась пресс-конференция. Юрий Чайка, воспользовавшись присутствием большого количества российских и иностранных журналистов, призвал мировое сообщество, а также нашу общественность к принятию срочных мер для решения проблемы туберкулеза в российских местах лишения свободы. Глава Минюста сообщил, что в России каждый третий больной туберкулезом, а это 100 тысяч человек, находится в учреждениях уголовно-исполнительной системы.
По словам министра, именно эти люди являются основными носителями угрозы распространения страшной болезни.
Ежегодно в российские тюрьмы и СИЗО поступают 25-26 тысяч больных туберкулезом, около 20 тысяч - освобождаются. 30 тысяч человек, по данным Минюста, ежегодно заражаются этой болезнью в местах лишения свободы.
Ю. Чайка подчеркнул при этом, что выделяемых государством средств "катастрофически не хватает". И в этом министр абсолютно прав. В прошлом году на медицинское обслуживание 1,03 миллиона заключенных выделено 499,42 миллиона рублей. С учетом колебаний курса рубля это составило 1,73-4,45 доллара на одного зэка. Однако и эти средства не были полностью получены. Теперь понятно, почему мы самостоятельно не можем одолеть туберкулезную эпидемию в местах лишения свободы?
Если кто-то не понял, даю информацию к размышлению. В 1989-1994 годах в Нью-Йорке на лечение 3,8 тысячи туберкулезников было потрачено свыше 1 миллиарда долларов!
По мнению Ю. Чайки, в ближайшее время мы получим кредит от Всемирного банка реконструкции и развития для создания специализированных центров лечения туберкулеза в местах лишения свободы. По его словам, речь идет о 60 млн. долларов. Пока же нам обещали выделить 30-35 млн. Планируется создать 3 таких крупных центра на базе противотуберкулезных больниц для заключенных в Нижнем Новгороде, Томской и Кемеровской областях.
Начальник медицинского управления ГУИН Минюста Александр Кононец сурово заметил, что ситуация с туберкулезом расценивается как "начинающаяся эпидемия". Он подчеркнул при этом, что в условиях прозрачности границ существует реальная угроза распространения туберкулеза не только по России, но и по зарубежным странам.
Присутствовавшая на пресс-конференции представитель Нидерландского общества борьбы с туберкулезом К.Ламбрегтс подчеркнула, что эта проблема всерьез беспокоит западное сообщество. По ее данным, причиной половины всех случаев заражения туберкулезом в странах Запада являются прибывшие из-за рубежа носители вируса. Именно поэтому, отметила она, международная общественность заинтересована в помощи российским властям в лечении туберкулеза, в том числе и в местах лишения свободы.
По данным начальника медуправления ГУИН, для решения этой проблемы необходимо 400 млн. долларов. Эта сумма равна годовому бюджету всего Министерства юстиции. Таких денег нам никто не даст, следовательно, угроза туберкулезной эпидемии в России сохраняется.


Loading...

Дело о миллиардах полковника Захарченко вышло на международный уровень: к расследованию подключилась ФРС США.