04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МЫ НЕ РЫБЫ. РЫБЫ НЕМЫ

Латыпов Дмитрий
Опубликовано 01:01 29 Марта 2001г.
Вот какие причины происходящего видит начальник отдела комитета по рыбной промышленности администрации Приморского края Юрий ПОНОМАРЕВ:

- По сей день в портах Дальнего Востока простаивают около 300 судов, которые предназначены для добычи краба. Заниматься ловом рыбы они не могут - для этого краболовы надо переоборудовать на заводе. А это, естественно, немалые затраты.
А теперь представьте ситуацию: судно "застряло" у причала по вине руководителей федеральных ведомств. Но ведь судовладельцу экипаж надо кормить, одевать, платить зарплату. Да и само судно нуждается в нормальном содержании. К тому же почти у каждого рыбака на берегу семья. Приходит он домой, а там безденежье и нищета. Тогда он выводит свое судно в море и занимается браконьерской добычей краба или других морепродуктов. Конечно, у рыбака нет никаких разрешительных документов. И поэтому при встрече с пограничниками он бросается в нейтральные воды, а то и за границу.
Спросите, почему простаивают краболовы? Все очень просто, теперь квоты на добычу краба реализуются через аукционы. Но по крабу их почему-то долго не проводили.
Есть ли из этого кризисного положения выход? Дальневосточные рыбаки его не видят, пока, по их словам, не отменят аукционы для отечественного рыболовного флота. По их мнению, российским чиновникам, которые руководят рыбной отраслью, надо было сначала изучить зарубежный опыт по ведению дел и лишь после этого устраивать аукционы. Ведь во всех странах, которые занимаются морским рыболовством, аукционы проводятся только для зарубежных рыбаков. Своим же квоты отдаются бесплатно. У нас же Минэкономразвития и торговли пытается сделать из рыбной отрасли дойную корову.
Другого мнения придерживаются хозяева рыболовецких компаний, просившие не называть их имена:
- Доллар, вложенный в добычу рыбы, приносит до двенадцати долларов прибыли. Ежегодный объем браконьерства на Дальнем Востоке оценивается в 4 млрд. долларов. Квота для рыбака - просто дорогая бумажка, которая дает ему возможность ловить рыбу официально, однако в тех количествах, в которых ему надо.
Свою квоту в 50 тонн мы вылавливаем очень быстро. Как только на борту окажется улов, который соответствует квоте, траулер сразу направляется на перегруз в открытое море. Там его уже поджидает "японец" или "кореец". С каждого такого перегруза идет полный расчет наличкой. Инспектор спецморинспекции, который постоянно находится на судне, часто требует за каждый перегруз рыбы свои 3 тысячи долларов. Моряк на краболове на этом зарабатывает 20-30 тысяч долларов. Валюту домой везут наличкой. Прячут в машинном отделении, заваривают в трубы.
Бороться с браконьерством раньше поручали только инспекторам Главрыбвода. Если кого-нибудь из них задерживали, то меньше 50 тысяч долларов при нем находили редко. Сейчас охрана водных ресурсов поручена морским пограничникам и ФСБ.
...Рыбаков загнала в браконьеры существующая система. Чиновники для личного обогащения даже официальный улов занижают. Средняя цена рыбы и морепродуктов, проданных за рубеж нашими рыбаками, составляет 96 центов за килограмм. А средняя мировая цена - 7 долларов...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников