05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОЧЕНЬ ПРОФИЛЬНЫЙ БИЗНЕС

Кизилова Любовь
Опубликовано 01:01 29 Марта 2002г.
Острая ситуация вокруг АК "Сибур" характерна во многих отношениях. Она не только демонстрирует эффективность последовательной работы по восстановлению контроля Газпрома над своими активами. Вся эта история показывает, что в новой российской экономической реальности при всех сложностях все-таки побеждает здравый смысл, законность. Времена удельных князей от бизнеса заканчиваются. В театре экономического абсурда опускается занавес...

На состоявшемся 25 марта общем собрании акционеров АК "Сибур" избран новый совет директоров и назначен новый президент. Председателем совета директоров стал Александр РЯЗАНОВ, заместитель председателя правления ОАО "Газпром". Мы попросили его прокомментировать для "Труда" ситуацию вокруг Сибура.
- Александр Николаевич, позволяют ли принятые на собрании решения говорить о сохранении АК "Сибур" как единого технологического комплекса?
- Я считаю, что собрание прошло очень корректно, акционеры проявили понимание основных проблем, целей и задач Сибура. У главных акционеров Сибура есть убежденность, что надо восстановить его деятельность - "собрать" технологическую цепочку, договориться с собственниками и начать работать. Сформировался новый дееспособный совет директоров. Никто из его представителей нового совета директоров не высказывал мнения, что надо все обанкротить и распродать имущество. Напротив, акционеры убеждены: следует стараться восстановить Сибур как единое целое.
- Некоторые наблюдатели утверждают, что Газпром сначала собирался банкротить Сибур и распродавать его собственность, а теперь вот решил сохранить "непрофильный" нефтехимический бизнес. Разве у Газпрома не было стремления сохранить нефтехимический бизнес в качестве одного из профильных?
- Процедуру внешнего наблюдения мы инициировали лишь как метод, как средство для достижения договоренности с кредиторами. Да, это крайнее средство, но иное тут не годилось. Главной же целью изначально было сохранение Сибура как единого целого. Вот если все же договориться с кредиторами не удастся, то тогда нам придется вернуться к вопросу конкурсного производства. Однако собрание, а также поведение кредиторов в последние полтора-два месяца показывают, что большинство из них согласны договариваться о реструктуризации. Они понимают, что прямое банкротство, прямое конкурсное производство и распродажа активов не позволят вернуть сполна свои деньги. А реструктуризация позволит им не только вернуть свой капитал, но и получать проценты.
Я решительно не согласен с утверждениями о "непрофильности" нефтехимического бизнеса для Газпрома. Для нас это очень даже профильный бизнес. Во-первых, как минимум две трети объема сырья, потребляемого Сибуром, поставляет Газпром. Это наше собственное сырье, мы не приобретаем его на стороне. Газпром производит порядка 10 млн. тонн нефти и конденсата, что является прямым источником сырья для компании Сибур.
Стопроцентные "дочки" Газпрома - Оренбурггазпром, Астраханьгазпром, Сургутгазпром - занимаются таким же бизнесом, что и Сибур. Этот бизнес был и останется для нас профильным. Мы намерены не только развивать Сибур, но и разворачивать производство полиэтиленов в Астрахани, Уренгое, Оренбурге.
Кроме того, как известно, экспортировать продукцию высокой переработки выгоднее, чем сырье. Это еще один весомый аргумент в пользу важности нефтехимического производства.
- Можно ли сегодня утверждать, что управляемость Сибуром восстановлена? Какими должны стать дальнейшие шаги?
- Я считаю, что управляемость Сибура восстановлена полностью. Обновлен совет директоров, назначен президент компании. Сформировано ядро топ-менеджеров, которые понимают стоящие перед ними задачи и готовы бороться за воссоздание Сибура.
Принят новый устав, учитывающий вступившие в действие с 1 января изменения в федеральном законодательстве об акционерных обществах. Есть возможность принимать оперативные решения по всем ключевым вопросам.
Следующие шаги, которые должны быть сделаны, - это обеспечение полной синхронизации действий с процедурой временного наблюдения, с Михаилом Фоменковым, который назначен арбитражным судом временным управляющим. Предстоит провести первое собрание кредиторов. В соответствии с законодательством оно должно состояться не позднее чем за десять дней до суда. Как известно, очередное заседание арбитражного суда Ямало-Ненецкого автономного округа назначено на 26 апреля.
- На каком основании нефтяные компании претендуют на собственность Сибура? Не считаете ли вы, что в интересах Газпрома сохранить все звенья существующей структуры Сибура?
- Действительно, нефтяники претендуют на часть собственности, связанной с компаниями "Сибур - Тюмень". Из-за высокой цены попутного газа, утвержденной Минэкономразвития, газоперерабатывающие заводы не могли рассчитываться с нефтяниками, задолжали им. В целом сегодня кредиторская задолженность "Сибур - Тюмени" составляет около девяти миллиардов рублей. В числе его кредиторов не только нефтяники, но и банки, энергетики.
- Не считает ли Газпром правильным вернуть этот долг, сохранив за собой весь производственный комплекс? Ведь самому Газпрому Сибур задолжал 29 миллиардов рублей - если удастся вернуть их, то из этой суммы можно выплатить долги "Сибур-Тюмени"?
- Если нам вернут эти 29 миллиардов, то, конечно, все вопросы решатся. Однако хочу отметить другое. Если Минэкономразвития сохранит существующую цену попутного газа - 350 рублей за тысячу кубометров, - то газоперерабатывающие заводы будут по-прежнему нерентабельны. Сейчас Минэкономразвития рассматривает вопрос об установлении цены попутного газа в зависимости от содержания в нем целевых компонентов. Такой дифференцированный подход в сочетании с принятой правительством программой повышения цены на сухой газ, конечно, позволит газоперерабатывающим заводам стать пусть не очень богатыми, но хотя бы рентабельными.
Если это произойдет, то Газпром может, конечно, посмотреть, надо ли продавать эти заводы. Но сначала надо решить главную задачу - восстановить контроль над этим производственным комплексом: сегодня "Сибур -Тюмень" тоже в состоянии банкротства, введено внешнее наблюдение. И этот процесс не находится под прямым контролем Газпрома и самого Сибура - введение внешнего наблюдения инициировали нефтяные компании. Разумеется, влиять на эти процессы можно, и Газпром будет пытаться это делать. Поэтому вопрос о смене собственника "Сибур - Тюмени" нельзя считать окончательно решенным. Подводить итог рано.
- Из девяти членов нового совета директоров только четверо являются прямыми представителями Газпрома. Достаточно ли этого, не является ли такое соотношение сил хрупким, неустойчивым? Позволит ли оно эффективно решать стоящие задачи?
- На мой взгляд, четыре члена в совете директоров от Газпрома - это вполне достаточно, чтобы не продавливать, а объяснять необходимость принятия того или иного решения. Если бы мы имели подавляющее большинство голосов, то у других акционеров и у общественности могло бы складываться впечатление, что Газпром просто навязывает свои решения, не считаясь с другими акционерами. При существующем же соотношении нас в этом нельзя упрекнуть.
И все же надеюсь, что расстановка сил будет соответствовать нашему положению владельца контрольного пакета акций Сибура: я верю, что силой убеждения мы сможем привлечь на свою сторону нейтрально настроенных и других членов совета директоров.
- Фондовый рынок не отреагировал на такое заметное и позитивное для Газпрома событие, как собрание акционеров, принявшее важные решения по Сибуру - по итогам торгов 25 марта котировки акций Газпрома падали, как и весь рынок. Как вы думаете - почему?
- Думаю, что собрание акционеров Сибура и принятые на нем решения были в принципе прогнозируемыми. Для брокеров не оказалось в этом событии ничего сенсационно-непредсказуемого, рынок ожидал примерно таких результатов. Поэтому данный фактор не оказал особого влияния, и изменения котировок акций Газпрома не выпадали из общего тренда. Вот когда Газпром заключит мировое соглашение с кредиторами, я думаю, фондовый рынок отреагирует положительно. Сегодня же все ждут, как закончатся переговоры с ними.
- И как вы оцениваете вероятность заключения мирового соглашения? Как планируется строить работу с кредиторами, если соглашение не будет достигнуто?
- Сегодня я бы оценил эти шансы как 60:40 в пользу заключения соглашения. Многое будет зависеть от эффективности той работы, которую нам предстоит провести в оставшийся месяц. Речь идет о формировании пула кредиторов, о достижении договоренностей с отдельными крупными кредиторами, с владельцами предприятий - в том числе входящими в технологическую цепочку, но не являющимися "дочками" Сибура. Если нам удастся с ними договориться, то вероятность заключения мирового соглашения будет очень высока.
- Каковы, по вашему мнению, главные уроки и выводы истории с Сибуром?
- Во-первых, Газпром во всех своих инвестиционных проектах (а Сибур - это инвестиционный проект) должен жестко контролировать менеджмент: куда, на что он расходует вложенные средства и какова отдача от этих средств. Во-вторых, надо четко рассчитывать бизнес-план любого проекта. Многие вложения компании Сибур, та собственность, которой он владеет, на мой взгляд, не имеет прямого отношения к его основной деятельности. Например, Сибур приобрел Курганмашзавод, огромное предприятие, производящее военную технику, - это совершенно непрофильная деятельность.
Поэтому главный урок таков: необходим очень жесткий контроль над финансами и их возвратностью. Контроль над заимствованиями Сибура был недостаточным со стороны его совета директоров и самого "Газпрома" - менеджеры Сибура брали большие кредиты под залог его имущества. Это и породило проблему задолженности перед банками, которую сейчас нам приходится решать.
Хочу подчеркнуть, что совет директоров Газпрома принял решение о том, чтобы все финансовые вложения осуществлялись только на возвратной основе, с уровнем рентабельности не ниже 15 процентов. Убежден, что если бы такая политика проводилась всегда, многих проблем сейчас просто бы не существовало.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников