09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТЕЛО - ОНО ДЛЯ ДЕЛА

- Владимир, ваша дебютная роль в фильме "Фартовый" была сразу главной. Но когда не стало

- Владимир, ваша дебютная роль в фильме "Фартовый" была сразу главной. Но когда не стало Высоцкого, повесть которого легла в основу картины, вы были еще совсем маленьким. Что значит для вас его творчество?
- Я не только хорошо знаком с творчеством Высоцкого, но и помню его самого. Мой отец учился вместе с ним, они дружили, и Владимир Семенович часто бывал в нашем доме. Детская память запечатлела его голос, его песни. Он всегда был шумным и немного экстравагантным. Поэтому, когда мне предложили сниматься с фильме "Фартовый" по его повести "Черная свеча", я сразу согласился. Мне казалось, я знаю, как надо сыграть человека, для которого люди, находящиеся с ним в лагере, - черви, а он весь из себя исключительный. И тем не менее я не совсем доволен результатом, поскольку разница между повестью и сценарием, как между небом и землей.
- Зрители старшего поколения до сих пор не могут забыть фильм "Угрюм-река" и вашего отца Георгия Епифанцева, который позже погиб под колесами локомотива при загадочных обстоятельствах. При выборе профессии вы осознанно пошли по его стопам?
- Решение поступать в Щукинское училище было вполне спонтанным. В то время я активно занимался живописью, фотографией. Актерство я рассматривал как один из способов самовыражения. Поэтому, дорвавшись до сцены, стал экспериментировать, сочетая музыку, живопись и слово. Я поставил на разных сценах спектакли "Иисус плакал", "Укращение строптивой", "Ромео и Джульетту". И хотя критики часто разносили мои сценические опыты, я продолжал гнуть свою линию. Мне хотелось проникнуть в глубины подсознания, в мир сновидений, хотелось творить свободно.
- Свободно от кого? Или от чего?
- Не знаю, свобода это или нет, но я всегда старался идти против течения. Например, когда все были атеистами и ходить в церковь запрещалось, я посещал храм и не скрывал этого.
Мировоззрение каждого человека формируется в детстве. Моим наставником был отец, человек независимый и свободный, который учил меня все подвергать сомнению и вырабатывать свою точку зрения на жизнь. Мой отец был замечательным актером, но в последние годы своей жизни из-за невостребованности стал часто прикладываться к бутылочке, уходить в себя. Я с этим ничего не мог поделать, даже не знал, как ему помочь, но по-прежнему продолжал считать его талантливой личностью. Он был и оставался свободолюбивым человеком. Это стремление к свободе он заложил и во мне.
- Но ведь актерская профессия предполагает зависимость, подчинение режиссеру...
- Я никогда никому не подчинялся и всегда оставлял за собой право на диалог, считая, что актер - такой же художник, полноправный создатель образа, как и режиссер. Но я никогда ничего никому не навязывал и делать этого не собираюсь, а если мне становится невмоготу, то просто ухожу. Так, в Вахтанговском театре, уже после спектакля "Чайка", где посчастливилось играть вместе с Яковлевым, Шалевичем, Маковецким, мне стало скучно работать с теми режиссерами, которые смотрели на творческий процесс как на конвейер по изготовлению кассовых спектаклей. "Да неужели я буду тратить жизнь на всю эту муру?" - подумал я. И, как кошка, стал "гулять сам по себе".
- Да, из спектакля можно уйти. Но из кино... Там ведь контракт, посреди съемок не уйдешь...
- В кино я снимаюсь, чтобы кормить семью. Раньше мне было комфортно творить дома, хотя не раз приходила в голову мысль, что я могу облениться, а творческие поиски грозят продлиться до бесконечности. Семья же заставила сконцентрироваться, сосредоточиться. Кроме того, могу теперь заниматься любимым делом в союзе с женой, которая помогает мне осуществлять проекты. Счастлив, что нашел такого человека. А еще Настя подарила мне сына, которого назвали Гордеем. С ними ощущаю себя сильнее, поэтому должен работать ради них и нашего будущего. Сейчас пишу сценарий, собираюсь ставить фильм по нему, чуть позже хочу вернуться к театральной режиссуре, к теории известного французского режиссера Арто, его системе театра жестокости.
- Судя по вашим спектаклям, вас так и тянет в сторону страшных мистификаций. Вот и опять - театр жестокости. А в фильме "Живой" вы играли мертвого человека - убитого на чеченской войне солдата, который является выжившему герою в видениях.
- Когда умер мой отец, а потом и брат, я стал много думать о смерти. Мой герой, попав на тот свет, предполагает, что там все по-другому - просто и понятно. Но он не знает, что ему готовит вечность. Будучи на войне он повсюду ощущал опасность, но там он хотя бы абсолютно точно знал, где враг, где друг. А тут - полнейшая неопределенность. И ему приходится шутить, чтобы как-то спрятать свой страх перед неизвестностью, которая всех нас ждет за порогом смерти, одновременно и страшит, и манит. Вот этот комплекс своих размышлений я и пытался передать в картине.
- Вас не раздражает нынешнее повальное стремление во что бы то ни стало, любым путем добиться успеха?
- Если честно, то вообще всю нашу нынешнюю систему с ее атрибутами успеха - роскошными автомобилями, виллами, яхтами, - я воспринимаю, как компьютерную игру. Я и сам поиграл в эти игры, когда вел на ТВ-6 свою программу, где резвился, оттягивался на полную катушку: персонажи моих передач выходили в студию чуть ли не голыми. Это сильно заводило молодежь, она тащилась, считая меня крутым, но для меня это было всего лишь приколом. Каждый из нас порой играет с обстоятельствами "в поддавки", но при этом надо точно определить для себя реальный смысл своей жизни. Если этого у человека нет, его можно превратить в кого угодно: альфонса, убийцу, робота...
- Давайте все-таки перейдем к более позитивным впечатлениям. Знаете, что меня больше всего поразило в сериале "Двое из ларца", который только что показал телеканал "Россия"? Это ваши бицепсы. Качаетесь? Зачем? Вы ведь актер другого амплуа.
- По-моему, это очень эстетично выглядит. Мне интересно ощущать свое тело здоровым. К этой форме я готовился полгода, потому как мой герой - сыщик, он не может быть хлюпиком. И потом, когда приводишь свое тело в форму, то меняешься не только внешне, но и характер меняется, манера поведения, отношение к тебе людей. И к тому же я хочу нравиться своей жене.
- Вы добрый человек?
- Добро для меня - это умение быть адекватным происходящему и реагировать на все по-живому. Если, к примеру, я буду проходить мимо бездомной собаки, и она на меня нападет, то я, естественно, стану отбиваться, несмотря на то, что люблю животных. По-моему, ни один человек никогда не скажет, что он злой, а добрый - что не может разозлиться. Общих схем не бывает, мы все и добрые, и злые, главное - видеть во всем внутреннюю логику. Мне кажется, каждому человеку надо просто много трудиться над собой, все видеть, слышать и не давать "пудрить" себе мозги.
Беседу вела


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников