11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"ЗОЛОТОЕ" ЖЕЛЕЗО

Алексеев Владимир
Статья «"ЗОЛОТОЕ" ЖЕЛЕЗО»
из номера 076 за 29 Апреля 2005г.
Опубликовано 01:01 29 Апреля 2005г.
В 2004 году рынок вторичного металла в России сопровождался бурным ростом и составил почти 29 млн. тонн. Столько черного лома собиралось в СССР в лучшие его годы. Еще более быстрыми темпами идет криминализация бизнеса, в котором теневые дельцы через фирмы-однодневки выводят из-под налогообложения сотни миллионов долларов. По оценкам участников рынка, на каждой тонне лома бюджет теряет около 50 долларов, а ежегодный ущерб страны, по самым скромным подсчетам, оценивается более чем в 1 млрд. долларов.

Времена, когда металлолом на субботниках собирали пионеры, давно позади. Сегодня сбор ржавеющего железа - дело весьма прибыльное. Cамым крупным игроком на отечественном рынке является промышленная группа МАИР, на долю которой сегодня приходится 10 процентов собственного сбора и переработки, или почти 3 млн. тонн металлолома в год. Другими крупными поставщиками металлургических комбинатов остаются такие отечественные предприятия, как АвтоВАЗ, ГАЗ и еще ряд предприятий, работающих с металлом по-крупному. Все вместе они собирают лишь половину из 28,8 млн. тонн, заготовленных в стране. Небольшую долю рынка занимают профессиональные ломоперерабатывающие предприятия. Иностранцы здесь представлены шведскими и финскими компаниями. Оставшаяся часть рынка приходится на мелкие фирмочки, коих по стране великое множество. При этом последние, как показывает практика, так или иначе применяют в своей работе схемы ухода от налогов или работают, имея лицензию, но без необходимого в этом случае производственного оборудования.
Сегодня рынок лома очень перспективен. В среднем тонна сырья в России стоит около 160 долларов. На мировом рынке цена лома в два раза дороже. Стремительный рост экономик развивающихся стран - Китая, Индии, Бразилии - вызвал спрос на металл и повысил цены на продукцию металлургии. Ежегодное производство стали в мировых масштабах растет на 10 процентов, вызывая тем самым острую необходимость в поставках все больших объемов черного лома. Актуальность проблеме добавляет тот факт, что в Европе преобладает электросталеплавильное производство, работающее на металлоломе.
В конце 80-х - начале 90-х, пока Россия выбирала свой рыночный путь, на ее просторах скопилось 1,3 млрд. тонн ржавеющего железа советской эпохи. Более 10 лет никто в стране по-серьезному не занимался сбором черного лома. На устаревших предприятиях списанного оборудования, станков за этот период собралось порядка 400 млн. тонн. А каждый бесхозный год добавлял в железную гору дополнительно 20 млн. тонн лома. Крупному бизнесу, занятому тогда дележом самых доходных энергосырьевых отраслей, было не до таких мелочей. К тому же низкие цены на стальной прокат позволяли металлургам не напрягаться и выдавать продукцию, изготовленную на основе недорогой руды. Еще в 1997 году за тонну черного лома металлурги не хотели давать больше 40-50 долларов.
После дефолта 1998 года в мировом "железном доме" все изменилось: на рынке начался бум. Железо дорожало с каждым днем, но металлурги не успевали покрывать его дефицит, выплавляя в год более миллиарда тонн стали. В этой ситуации никто из производителей не стал брезговать работой с металлоломом. В результате растущего спроса он уже в 2002 году подорожал вдвое. По объему экспорта Россия вышла на 3-е место в мире после США и Германии.
С этого времени погоду на российском рынке стали делать металлургические олигархи, отхватившие на заре капитализма в России самые жирные куски советской металлургии. Пользуясь положением денежных мешков, подкрепленными связями с чиновниками (надо полагать, небескорыстными), они стали ревностно следить за ростом доходов крупных поставщиков лома. Существующая цена 150 долларов за тонну сырья металлургическим олигархам показалась чрезмерно завышенной. Причем эта ревность не имеет ничего общего с русской привычкой считать деньги в чужом кармане. Здесь у хозяев меткомбинатов свои сугубо меркантильные интересы. Ведь по итогам прошлого года по части полученных сверхдоходов они уступили лишь нефтяным королям. В том числе и за счет низкой цены на железное сырье, монопольно установленной металлургами. Поэтому лом сегодня в России стоит в 4-5 раз дешевле готового металла.
Попытка противостоять диктату металлургов была предпринята ломосборщиками в 2003 году. Тогда Координационный совет ломоперерабатывающей промышленности России (КСЛП) - некоммерческое партнерство, объединяющее крупные и профессиональные предприятия по переработке лома черных металлов, - обратился к правительству с предложением ввести экспортные пошлины на продукцию металлургических комбинатов в размере 20 процентов от стоимости тонны проката. В этом случае дополнительные поступления в казну могли бы составить около 740 млн. долларов в год. Но этого не случилось, а вся история едва не закончилась войной с металлургами, которые, в свою очередь, потребовали вдвое - до 30 процентов - повысить пошлину на металлолом. Правительство не стало менять правила игры, установленные не без помощи металлургического лобби, которые и сегодня позволяют металлургам беспошлинно экспортировать до 75 процентов стального проката. При том, что цена самого проката на мировом рынке вышла на уровень 500-600 долларов за тонну. Кстати, часть этого металла затем возвращается на Родину в виде импортных труб, метизов, рельсов и другой готовой продукции. Президент МАИР Виктор Макушин считает, что существующие льготы наносят ущерб деловой репутации российского бизнеса. Он утверждает, что "по этой причине наших металлургов вполне справедливо обвиняют в демпинге, отказывая в поставках на рынок США и квотируя экспорт черного металла в Европу. А как еще без демпинга можно получать годовую суперприбыль 37 процентов, тогда как в развитых странах, например, в крупнейшей компании "Аксилор", прибыль не превышает 7 процентов в год?"
Совсем иная картина складывается на отечественном рынке, где дороговизна металла приводит к серьезным сбоям в работе машиностроительных предприятий. В последние годы цены на металл в России растут до 50 процентов в год, вынуждая автопром, сельхозмашиностроение и другие металлоемкие отрасли экономики повышать цены на свою продукцию до уровня неконкурентоспособности. В ответ на их жалобы правительство заявляет "об озабоченности положением дел в ведущих отраслях экономики", но делать практические шаги навстречу реальному сектору пока не торопится. Здесь, похоже, считают, что не стоит трогать священную корову, приносящую в бюджет только налога на прибыль более 500 млн. долларов. Иными словами, тот прав, у кого больше денег.
Конфликт интересов для ломосборщиков не прошел бесследно. Металлурги решили сделать акцент на приемке металлолома у мелких фирм. На первый взгляд идея самая что ни на есть актуальная - поднимать малый бизнес с колен. Однако на самом деле все не так красиво и благородно. Виктор Макушин считает, что практика сотрудничества с малыми фирмами на самом деле привела к расцвету криминальных фирм-однодневок, деятельность которых наносит колоссальный ущерб бюджету страны. "По оценке наших специалистов, - заявляет он, - от каждой тонны сданного такими фирмами лома на меткомбинаты в карманах теневых дельцов оседает до 50 долларов. Применяемая при этом схема ухода от уплаты НДС проста до банальности. Кстати, она сегодня с успехом применяется в торговле зерном и лесом. Крупные предприятия заявляют НДС к возврату со стороны государства вроде бы выплаченного малым предприятиям-поставщикам, в нашем случае - лома. А те так быстро бесследно исчезают, что налоговикам их днем с огнем не найти. Почему? Да потому что создаются они под контролем самих металлургов, получающих с этого бизнеса огромные барыши".
Справедливости ради надо отметить, что попытки навести порядок в ломовом хозяйстве уже предпринимались. Например, в 2001 году правительством РФ было принято постановление о лицензировании, введена система лицензирования фирм, занятых сбором лома черных металлов. Постановление было призвано ужесточить лицензионные требования в отношении ломоперерабатывающих предприятий, оставив на рынке только профессиональных игроков с набором необходимого специального оборудования, техники, квалифицированным персоналом. Полукриминальные фирмы должны были покинуть рынок. Однако, как обычно бывает, все закончилось с точностью до наоборот: под контроль попали крупные, профессиональные ломозаготовительные предприятия, деятельность которых увязла в бесконечных бюрократических проволочках и согласованиях. Фирмы-однодневки же не почувствовали на себе никаких изменений. Как следует из криминальных статистик последнего времени, их количество даже увеличилось. Причиной такого положения дел специалисты называют отсутствие должного контроля над исполнением закона на местах, а в некоторых случаях - банальное попустительство должностных лиц. В качестве примера явной коррупции в регионах глава МАИР называет ситуацию в Иркутской области, где, по его словам, "работают всего две компании, имеющие весь требуемый по лицензии набор спецоборудования для сбора и переработки черного лома. А лицензии получили сразу 52 фирмы. Мало того, никто особенно и не скрывает, что за вожделенную бумагу владельцы однодневок платят от 5 до 10 тысяч долларов нечистым на руку чиновникам". Естественно, государственный интерес в таких схемах не учитывается.
Крупные металлоломщики не намерены затевать перетягивание каната на отечественном рынке металла. Однако если правила игры на рынке будут трактоваться в пользу применения "левых" схем, то у них не остается другого выбора, как инвестировать за границу деньги, заработанные в России. Не случайно МАИР расширяет сеть своих предприятий в Польше, Болгарии и на Украине. По этому поводу уместно спросить: неужели мы серьезно рассчитываем на рост иностранных инвестиций в ситуации, когда российские бизнесмены не могут рассчитывать на достойное применение своего капитала в Отечестве?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников