03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗАЩИТИТЬ ЗАЩИТНИКА

Сухая Светлана
Опубликовано 01:01 29 Мая 2002г.
В Центре имени М. Лиходея (санаторий "Русь") состоялась конференция, посвященная одной из самых "больных" проблем: реабилитации участников боевых действий. Речь в основном шла о тех, кто пострадал в Афганистане, Чечне и других "горячих точках". Сколько их? Единой цифры я не услышала - в выступлениях звучали разные версии. И уже это обстоятельство подтверждает: проблема реабилитации людей, перед которыми государство в неоплатном долгу, "размыта", "затеряна" между десятком ведомств. Потому и звучит из уст многих врачей горькая фраза: "Государство вспоминает об этих людях только по праздникам".

По мнению руководителей Общероссийской организации инвалидов войны в Афганистане, в боевых действиях там участвовало не менее 600 тысяч россиян.
"А через Чечню уже прошло больше военнослужащих, чем через Афганистан. Проблема огромна хотя бы потому, что число пострадавших военнослужащих будет все время расти (достаточно вспомнить Каспийск), - говорил на конференции заместитель председателя думского Комитета по делам ветеранов Владимир Вшивцев. - Их судьбой так или иначе занимается множество ведомств: Минтруд, Минздрав, МВД, МЧС, МИД, ФСБ, Минобороны. В совокупности средства, выделяемые на помощь этим людям, велики. Но единой цифры никто не знает. Кто отвечает за решение проблемы? Неизвестно. Мы изучали опыт реабилитации ветеранов и инвалидов боевых действий в разных странах. Самая оптимальная модель - в США. У них была огромная проблема с ветеранами вьетнамской войны. (А всего в США - 25 миллионов ветеранов.) И вопрос этот там удалось решить только тогда, когда была создана единая государственная система, ведающая делами ветеранов. В основном она работает по трем направлениям: медицинская реабилитация, льготы, захоронения".
В стране раздроблена не только эта уже давно наболевшая проблема. "Дробят" и самих пострадавших - и живых, и погибших. "Нас всех поделили: погиб в Афганистане, в Чечне, на подводной лодке "Курск" - у всех разные льготы, - с болью рассказывала Надежда Макарьева, сын которой погиб в Афганистане. - Годами мы сталкиваемся с обидами и унижением с того самого момента, когда наши дети и мужья возвращались домой в гробах - и хоронили их без почестей, на окраинах кладбищ. 90 процентов родственников погибших остро нуждаются в медицинской помощи. Я уверена, что все они должны быть признаны жертвами войны. А сейчас нет даже цифр - сколько вообще в России семей погибших".
Врачи убеждены: практически всем, кто прошел через "мясорубку" боевых действий, в той или иной мере нужна медицинская помощь. Сегодня же лишь 8-12 процентов нуждающихся получают соответствующую реабилитационную поддержку. Добавим к этому еще одну постыдную цифру: 38 процентов семей бывших военнослужащих живут сейчас за чертой бедности.
По данным Минздрава, каждый год ветеранов-инвалидов становится на 5-6 процентов больше. Часто война "догоняет" участников боевых действий через годы: получил ранение в плечо, а спустя какое-то время оно "аукается" тяжелейшим заболеванием, например, рассеянным склерозом. Воевал в регионе с плохой водой - это почти всегда гибельно сказывается на почках. Нужен единый регистр участников боевых действий (по примеру регистра ликвидаторов чернобыльской аварии), нужна единая методология реабилитации.
Участники конференции многократно подчеркивали горькую истину: проблемы ветеранов войн не принадлежат прошлому. Вопросы помощи пострадавшим в вооруженных конфликтах нам придется решать и в будущем. И главный вывод очевиден: нам необходима единая государственная система реабилитации людей, пострадавших, честно выполняя свой воинский долг.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников