11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЖАЖДА

Чудные места под Брянском, именующиеся Партизанской поляной, еще партийцы присмотрели для своего отдыха. В бору настроили себе дач секретари, милицейские и прочие чины, а по соседству возникла Белобережская турбаза, которую облюбовали северяне. Она никогда не пустовала, и казалось, ждет эти благословенные места процветание.

Базу обслуживал целый поселок, от нее же кормившийся. Однако лет десять назад туристов поубавилось, гостиницы стали приходить в упадок, а потом и вовсе турбазу объявили банкротом и принялись продавать кусками. Кто-то стал хозяином гостиницы, кто-то - корпуса столовой и летних беседок, а брянский предприниматель Сергей Блинчиков купил целую водонапорную башню. И до поры до времени жители поселка не догадывались, что пьют уже частную воду и задарма дышат частным свежим воздухом, потому что территория, по которой некогда гуляли отдыхающие, тоже потеряла статус общедоступной.
Гром грянул, когда на башне сгорел насос. Приехавшие коммунальщики, узнав, что самое высокое сооружение в поселке уже не относится к объектам государственной собственности, что-либо делать отказались: с какой стати они должны ремонтировать частный объект? Воду в поселок с той поры принялись подвозить цистернами, а сорок поселковых семей изумлялись тому, что власти ухитрились продать башню втайне от них. Водопроводное хозяйство поселка и без того представляет собой жалкое зрелище, как, впрочем, и прочие коммуникации. Местный житель Юрий Митрофанов показывает на трубу, косо торчащую из-под земли:
- Это то, что осталось от колонки. Там головастики завелись, похоже вода с димедролом. Потому что собаки, полакав этой жидкости, сразу в спячку впадают...
Шутит Юрий из последних сил, потому что вокруг разруха гнетущая. Кажется, что находишься не в пригороде, а в дикой тайге. В почерневший барак, где обитают несколько семей, надо пробираться наощупь по сгнившим доскам. Пенсионерка Анна Сергеевна Азоева уже месяц живет без света, еще дольше без газа и без тепла. Сама бы снесла трудности, да вот двое внуков-сирот на ее шее. Любовь Мокшина задолжала могучей энергосистеме 600 рублей, ее трущобы тоже отключили от электричества.
А вот готовить пищу на улице вынуждены едва ли не весь поселок. Анна Сергеевна водружает чугунок на металлическую сетку, положенную на кирпичики, поджигают изможденные женщины трухлявые дровишки и ждут, когда вода закипит. Влагу нынче добывают в санатории, что в полуверсте.
Оказывается, власти наведывались в заброшенный поселок. Юрий Митрофанов рассказал, что чиновники бурно выясняли между собой, как же умудрились продать в частные руки водонапорную башню, а приобретатели потом дружно загрузились в машины и исчезли...
И впрямь: как и кто сумели продать то, что нельзя было приватизировать? С этим казусом разбирался отдел коммунального хозяйства промышленного комитета Брянской областной администрации. Работник отдела Владимир Ярылин поведал, что для объяснений в администрацию приглашали конкурсного управляющего Владимира Филатова.
Он сказал нам: "Я не знал, что башня не только для турбазы, но и для поселка"... Вообще закон гласит, что нельзя приватизировать объекты социальной сферы, которые задействованы в обслуживании жилья. Но тут вот такая неприятность случилась... Если теперь Блинчикова лишать башни, то только через суд.
Дивно, конечно, что управляющий ухитрился не заметить поселок, который начинается сразу за воротами бывшей турбазы. Впрочем, эта сделка таит в себе много неясностей. Хотя база находится в пригороде, прокурор Брянского района Николай Прудников сообщил, что в муниципальных органах продажа башни не фиксировалась:
- Объекты жизнеобеспечения приватизировать нельзя. Мы посмотрим, на каком основании это было сделано и через какие органы проводилась сделка.
В областной администрации тоже не прочь возвратить воду островитянам. Если Блинчиков согласится, у него выкупят башню. Тысяч за 150. В противном случае придется тянуть новый водопровод из санатория, однако 150 тысячами рублей тут уже не обойдешься. По словам заместителя губернатора Николая Симоненко, в любом случае жители без живительной влаги не останутся.
- На моей памяти это уже второй случай приватизации подобных объектов. Ранее в райцентре Климово продали очистные сооружения, которые обслуживали полпоселка, хотя и принадлежали заводу. Я поручу руководителю агентства по банкротству Александру Мастерову разобраться, почему управляющий принял решение о приватизации. Если таких мер будет недостаточно, попросим и областную прокуратуру дать правовую оценку случившегося.
Вкус собственности свел с ума многих. По всей области прокатилась волна самозахвата озер и прудов. Первыми возмутились жители села Хутор-Холмецкий Брасовского района. Огромное озеро облюбовал "хозяин", который запретил местным жителям ловить здесь рыбу, купаться и даже прогонять рядом скотину - вдруг та хлебнет ведро частной воды. Для острастки по бережку прогуливались накачанные "секьюрити". Природоохранный прокурор объяснил самозванцу: в России установлена государственная собственность на все водные объекты. Хочешь разводить рыбу - возьми лицензию. Однако проверки показали, что из сорока прудов, которые невесть кем объявлены чьей-то собственностью или объектом аренды, лицензии выписаны только на два.
Между тем Карачевская районная администрация отрядила в собственность и "пожизненно наследуемое владение" одному предпринимателю 15 гектаров водной глади. Депутаты Комаричского районного совета отдали в аренду на полвека Ивановское и Аркинское озера ликеро-водочному заводу. В Клетнянском районе собственностью местного фермера без всяких основания стал проточный Лозовский пруд. В общем, куда ни глянь - стала водица частною. И даже прокурорские протесты пока не притупили непомерную жажду публики с загребущими руками и "сговорчивых" чиновников.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников