11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЛАВРОНЕНКО ПРОТИВ ЛИТВИНЕНКО

На нынешнем Каннском кинофестивале произошло нечто невероятное: жюри, изменив традиции, присудило главный приз "Золотую пальмовую ветвь" ленте, ходившей в фаворитах у кинокритиков. Так мнения профессионалов и пишущей братии совпали впервые за многие годы.

Лента 39-летнего румынского режиссера Кристиана Мунджиу "4 месяца, 3 недели и 2 дня" была показана в самом начале юбилейного, 60-го по счету, киносмотра на Лазурном Берегу и оставалась на пике популярности среди четырех тысяч аккредитованных журналистов до самого его завершения. Картина напрочь лишена какого-либо гламура. Лишь горькая история жизни юной студентки, оказавшейся в "интересном положении" (отсюда и название фильма). Ей необходимо сделать аборт, но в Румынии последних лет правления Чаушеску это дело находится под запретом, а значит, надо искать выход у подпольных специалистов по акушерской части. Лента снята настолько детально, настолько приближенно к жизни, порой даже на грани натурализма, что создается впечатление: на экране документальный фильм. По сути, картина Кристиана Мунджиу - это возврат к истокам кино, к итальянскому неореализму, но в иное время и иными творческими средствами.
Гран-при фестиваля (вторым по значению призом) был отмечен тонкий психологический фильм японки Наоми Кавасе "Утренний лес", а лучшим режиссером признан американец Джулиан Шнабель за ленту "Скафандр и бабочка". В нем рассказывается правдивая история журналиста Жана-Доминика Боби, которого разбил церебральный паралич. Придя в себя через несколько месяцев, он обнаружил, что единственное средство, оставшееся у него для общения с внешним миром, это возможность моргать левым веком. С помощью Боби смог продиктовать книгу, полную жизнелюбия и даже юмора. Она-то и легла в основу ленты. Книга стала бестселлером, но автор ее не увидел - скончался через полторы недели после того, как поставил в ней точку.
Лучшей актрисой Канна-2007 была признана кореянка Чон До Ен, сыгравшая в ленте режиссера Ли Чанг Донга "Тайный солнечный свет". Приз ей вручил Ален Делон, который после долгого перерыва почтил своим присутствием Канн. Знаменитый французский актер забыл нанесенную ему обиду десятилетней давности - его не пригласили на 50-летний юбилей фестиваля - и даже со свойственной ему скромностью заявил директору оргкомитета Жилю Жакобу, что готов на будущий год возглавить жюри киносмотра.
Для нашего кинематографа несомненным событием стало присуждение приза за лучшую мужскую роль Константину Лавроненко, сыгравшему в ленте "Изгнание" режиссера Андрея Звягинцева. К сожалению, самого актера на церемонии не было (он не успел прилететь в Канн), и награду за него получил Звягинцев. Второй конкурсный фильм из России "Александра" Александра Сокурова, увы, остался без какой-либо награды, хотя справедливости ради надо сказать, что это, как считают многие, - одна из самых сильных картин российского мэтра. Правда, завсегдатай Канна, скорее всего, сам в этом виноват. Он не приехал на Лазурный Берег, сославшись на то, что его работы "находятся в стороне от больших фестивалей и коммерческих задач", чем, несомненно, обидел и организаторов нынешнего юбилейного кинофорума, и членов жюри. Понятно, что после этого рассчитывать на их благосклонность было делом маловероятным.
В целом же уровень представленных картин оказался, по общему мнению, как никогда высок. Понятно, что далеко не все достойные ленты оказались под сенью "пальмового золота". Особенно обидно за Эмира Кустурицу, который показал в Канне, как мне кажется, один из лучших своих фильмов - "Завет". Веселый и временами грустный фильм рассказывает историю взаимоотношений внука и дедушки, втянутых в фантастическую балканскую круговерть, которую с таким мастерством умеет воссоздавать Кустурица.
Ну а скандалы? С ними по большому счету в этом году было не очень. Если не считать "фильм-сюрприз" российского документалиста Андрея Некрасова "Бунт: дело Литвиненко". Сработанный на скорую руку, он был вброшен во внеконкурсную программу буквально за тройку дней до завершения фестиваля, но большого впечатления не произвел. От сюжета об отравлении полонием-210 ждали будоражащих воображение откровений, но их там не оказалось. Некрасов сделал фильм-воспоминание о Литвиненко, которого считал своим "другом и исключительно нравственным человеком". Что же касается политической заостренности двухчасовой ленты, то по этой части Некрасову далеко до Майкла Мура, хотя, как он признался, хотел сделать нечто подобное. Но, как говорится, и дым пожиже, и труба пониже...
ВЗГЛЯД ИЗ МОСКВЫ
Поистине сенсационными выглядят результаты юбилейного каннского кинористалища. Несмотря на то что конкурс был буквально нашпигован звездными именами (Эмир Кустурица, Гас Ван Сент, Вонг Кар Вай, Александр Cокуров и т. д.), основные призы ушли персонам, доселе малоизвестным.
Впрочем, это уже устойчивая тенденция последних лет. Председатель фестивального жюри (в данном случае известный британский режиссер Стивен Фрирз) - он ведь тоже человек, и ничто человеческое ему не чуждо. В том числе и профессиональная ревность. Сам он каннских лавров ни разу не стяжал, каково ему было бы присудить "Золотую пальмовую ветвь" тому же Кустурице, который и так уже дважды побеждал в Канне. Да и все вышеозначенные бойцы, кроме многострадального Сокурова, который пролетел в Канне в пятый раз, каннским золотом не обделены. Уж лучше тогда заметить и отметить молодое, перспективное дарование...
Так возникла кандидатура режиссера из Румынии - самой нищей страны Европы, которая тем не менее в последние годы стала законодательницей мировой кинематографической моды. Пронизанные любовью и болью за простого человека фильмы из Румынии нынче побеждают на всех кинофестивалях планеты, подобно тому, как еще пять-десять лет назад побеждали социальные ленты из Ирана, а пятнадцать-двадцать лет назад - этнографически красочные картины из Китая...
Как в этом контексте расценить результаты нашего участия в Каннском фестивале? Мне кажется, как однозначный и несомненный успех. Две картины из России в главной программе - такого не было уже почти 15 лет. И это при том, что отборочная комиссия отсмотрела порядка 3 тысяч (!) фильмов по всему миру, а выбрала для конкурсной программы только 22 работы. Напомню, что в конкурсе напрочь отсутствовали ленты из Германии, Италии, Испании и ряда других кинематографических сверхдержав. А мы присутствовали, и не просто присутствовали, а на протяжении всего фестиваля были в фаворитах. Фильм "Александра" Александра Сокурова по результатам голосования международной критики вошел в тройку лучших каннских лент, и если бы не амбициозно-глуповатый демарш режиссера, то все могло бы обернуться для него и для нас иначе.
А новая работа Андрея Звягинцева, который, по общему мнению, продолжает и развивает традиции Тарковского, Бергмана, была отмечена призом за лучшую мужскую роль. При том настороженном ожидании, которое существовало по отношению к Звягинцеву, победившему три года назад в Венеции (такой громкий успех коллеги обычно не прощают), - такой результат тоже можно счесть победой. И личной победой режиссера Андрея Звягинцева, актера Константина Лавроненко, и победой всего российского кино.
Мне могут сказать, что ленты Сокурова, Звягинцева - это штучной выделки работы, это каждый раз индивидуальный подвиг и прорыв, и судить по ним о состоянии российского экрана было бы натяжкой. Может, и так. Но сразу после Канна в Сочи стартует Открытый фестиваль российского кино, больше известный под названием "Кинотавр". Там заявлены и работы наших каннских "полпредов", и новые ленты Киры Муратовой, Андрона Кончаловского, Алексея Балабанова, Валерия Тодоровского... Вот в Сочи и поймем сполна, чем живет наше кино и куда оно движется.
ИЗ ДОСЬЕ "ТРУДА"
Константин Лавроненко - сравнительно новое имя в нашем кино, хотя к новичкам отнести его сложно. Константину уже перевалило за 45 лет. А стал он известен всего три года назад, когда после победы на Венецианском фестивале прогремел фильм "Возвращение" Андрея Звягинцева, где Лавроненко, тогда мало кому известный актер, снялся в роли отца. От актера с экрана шла такая мощная энергетика, что все бросились искать, откуда актер родом, где учился, что делал раньше.
Оказалось, учился он сначала в Ростове-на-Дону, в местном училище искусств, потом в школе-студии МХАТ. За прошедшие после учебы годы сделал, увы, не так уж много. Играл эпизоды в театре "Сатирикон" да небольшие роли в малозначащих фильмах типа "Еще люблю, еще надеюсь". Так что Звягинцев по-настоящему открыл этого мощного и тонкого актера, с которым они вместе сделали новый фильм "Изгнание". Так что свой успех в Канне Константин Лавроненко справедливо делит со своим любимым режиссером.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников