08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПО КЛИЧКЕ ПИКАССО

Налбандян Зураб
Опубликовано 01:01 29 Мая 2008г.
В тюрьме ему дали кличку Пикассо. Его подделки продавались на самых знаменитых аукционах и попадали в самые богатые коллекции живописи. Когда-то он был композитором, художником, потом учителем. Когда его бросила жена и он остался с двумя детьми, решил зарабатывать, копируя великих мастеров. Но копии были так хороши, что все почему-то принимали их за подлинники...

Несколько веков своего существования деревушка Фейрок в английском графстве Стаффордшир ничем особым не выделялась. Но теперь у нее наконец-то появилась собственная достопримечательность - дом, в котором живет самый знаменитый в мире жулик от искусства.
Впрочем, внешний облик 63-летнего Джона Майтта никак не вяжется с репутацией преступника, отсидевшего срок. Это высокий седой джентльмен в фартуке, заляпанном красками, и с открытой и доброй улыбкой. Его речь обезоруживающе откровенна, с теплой доверительной интонацией.
Картины в дорогих рамах, висящие в изобилии на стенах его просторной мастерской, вызывают неожиданное впечатление. Кажется, что ты их уже где-то когда-то видел. Как будто на выставках великих художников. С другой стороны, видно, что написаны они совсем недавно, на них "еще и краска не просохла".
Джон улыбается: "Вы правы, это Амедео Модильяни. А там в углу - Сальвадор Дали. Узнаете?" И явно удовлетворенный произведенным впечатлением, продолжает: "Все это мои работы! Написаны здесь, в Фейроке. Скоро они отправятся за океан к моим заказчикам".
Между тем в начале его жизни ничто не предвещало того, что Майтт станет самым скандальным копиистом ХХ века. В юности он довольно успешно сочинял музыку, одна песня даже попала в британские рейтинги. Потом серьезно увлекался живописью. Но финансовых успехов не добился и в конце концов стал учителем в школе.
Ему было уже около 40, когда жена ушла к другому, и Джон остался с двумя маленькими детьми. "Малышам нужен был присмотр, денег на няню не было, - рассказывает Джон. - Стало ясно, что нужна работа, которую можно будет делать дома. Тут я вспомнил, что однажды приятель заказал мне за 300 фунтов копию работы известного постимпрессиониста Рауля Дюфи. Копия ему очень понравилась. Он говорил, что даже специалисты не смогут отличить ее от оригинала".
В 1986 году без всякой надежды на удачу он поместил в популярном лондонском журнале короткое частное объявление: "Копии картин XIX-XX веков по 200 фунтов за штуку". Вскоре появились и первые клиенты. Копии Майтта оказались не только необычайно схожи с оригиналами, но и благодаря уникальной технике, разработанной им самим, выглядели столь же старыми. Это был вполне законный бизнес, поскольку Майтт не скрывал, что создает копии.
В один прекрасный день ему позвонил некий Джон Дрю, представившийся профессором ядерной физики. Он сказал, что хочет оформить свой новый дом картинами известных художников, и заказал Майтту несколько импровизаций в стиле Матисса. Через некоторое время Дрю сообщил Майтту, что одну из его работ оценили на аукционе Christie's в 30 тысяч фунтов.
- Я был потрясен, - рассказывает Майтт, - спрашиваю у Дрю: разве они не обнаружили, что картина написана эмульсионными красками? Нет, говорит Дрю, они приняли ее за подлинник.
С этого момента законный бизнес превратился в преступный. Майтт согласился заняться подделками. Один за другим он пишет варианты известных полотен Анри Матисса, Ван Гога и других великих мастеров.
- Это был поток, - рассказывает Майтт, - с точки зрения техники у меня не было никаких проблем. Я работал безостановочно, одну за другой Дрю относил картины на аукционы и в антикварные магазины, и они продавались без всяких затруднений. Они прямо улетали с моего мольберта.
За следующие восемь лет Майтт написал 200 поддельных полотен сюрреалистов, кубистов, импрессионистов. Покупатели выкладывали за них сотни тысяч фунтов.
- Я вдруг ощутил себя важным человеком, пришел достаток, - говорит Майтт, - но в мозгу постоянно свербило: все это обязательно плохо кончится.
В конце концов так и случилось. Эксперты засомневались в подлинности одной работы, в дело вмешалось специальное подразделение Скотленд-Ярда, которое занимается преступлениями в сфере искусства и антикварном бизнесе. Сыщики нагрянули с обыском в его мастерскую и среди прочего нашли собственноручное письмо Майтта, подтверждающее, что подделки создавались осознанно. В 1999 году и Майтт, и его партнер сели в тюрьму. Оба получили по году.
В тюрьме ему дали кличку Пикассо. Потому что в обмен на телефонные карточки он писал портреты других заключенных. Но выйдя на волю, Майтт не хотел даже думать о кистях и красках.
Однако случилось неожиданное. Сначала один из следователей, ведший его дело, заказал Майтту портрет своей семьи, потом прокурор, обвинявший его на суде, попросил написать работу "под Джакометти". А руководство Коллегии адвокатов обратилось к нему с просьбой сделать копию картины Дюфи "Казино в Ницце".
- Это подтолкнуло меня к мысли, что сегодня есть рынок для качественных копий или оригинальных работ, написанных в стиле того или иного мастера, - объясняет Майтт. - Я называю такое искусство "подлинными подделками". Я подписываю такую картину своим именем.
После выхода из тюрьмы Майтт стал одним из ведущих экспертов по живописным фальсификациям. Его приглашают на конференции, к нему на экспертизу привозят сомнительные работы.
А три года назад Скотленд-Ярд устроил в музее Виктории и Альберта выставку конфискованных подделок. Главными экспонатами на ней были работы Майтта, считающегося одним из самых удачливых копиистов последних десятилетий. Правда, публика на нее не допускалась - выставка предназначалась исключительно для специалистов.
В конце июля в знаменитом лондонском универмаге "Харродс" состоится первая персональная выставка самого Майтта. На этот раз она будет открыта для всех желающих.
А в Голливуде уже приступают к съемкам художественного фильма, в центре которого история жизни Джона Майтта.
- Года через два "уйду на пенсию" и буду писать в свое удовольствие, - мечтательно говорит Майтт, - хочу попробовать манеру вашего соотечественника Левитана. По-моему, это грандиозный художник, недооцененный на Западе.
ПОДДЕЛКИ И ИХ СОЗДАТЕЛИ
На подделки приходится до 20% оборота всего художественного рынка. В России самую высокую цену имеют работы Шишкина, Коровина, Айвазовского. Ближе всего им по манере письма немецкие художники XIX века. Поэтому сейчас мошенники покупают на аукционе в Европе работу малоизвестного немца, дорисовывают животных, меняют детали быта и костюмы персонажей, затирают подпись, залачивают (после этого ее невозможно отличить в ультрафиолетовых лучах), поверх нее наносят автограф русского художника. Сейчас в России выходит в свет "Каталог подделок произведений живописи". Иллюстрации помещены здесь парами. С одной стороны подлинник: работа европейца, купленная за рубежом тысяч за пять евро. С другой - подделка: она подписана уже знаменитым русским художником и продана в России за сот-ни тысяч. Вышло уже два тома. Обещается продолжение. Антикварное сообщество трепещет. Теперь коллекционеры сличают своих "Шишкиных" и "Айвазовских" с неизвестными нем-цами, пересчитывают число листиков на дереве, количество облачков в небе, чтобы убедиться, что их обманули.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников