04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АБДУЛОВУ - 55

Сегодня исполнилось бы 55 лет этому замечательному актеру. Еще свежи в памяти и прощание с ним 5 января 2008 года, и слезы друзей и поклонников, но, как говорится, жизнь продолжается, и поэтому красивую дату, состоящую из двух пятерок, будут отмечать без юбиляра. Именитые коллеги и друзья специально для "Труда" вспоминают, каким был Александр Абдулов на сцене и в жизни.

ЛЕОНИД ЯРМОЛЬНИК: "САШКА БЫЛ БЕСХИТРОСТНЫМ ЧЕЛОВЕКОМ"
- В молодости вы жили с Абдуловым в одном общежитии на Трифоновке, только он учился в ГИТИСе, а вы в Щукинском училище. Вам, как провинциалам, хотелось завоевать Москву?
- Про это мы никогда не говорили, но подспудно считали себя избранными, так как преодолеть конкурс 140 человек на место было непросто. К тому же мы поступали безо всякого блата, а провинциальность заставляла нас постоянно доказывать, что мы не хуже, а лучше москвичей.
- Но жили-то, наверное, впроголодь?
- Конечно, денег особых не было, мне родители присылали 50 рублей в месяц, Саше - не знаю сколько... Но когда они были, то шиковали, не было - собирали пустые бутылки и сдавали. Бывало, что на 17 рублей получалось. Тогда это были большие деньги, картошка в пакете стоила 36 копеек, не говоря о плавленых сырках, которыми мы объелись на всю жизнь. С Сашей мы в основном общались вечерами или ночами, поскольку днем каждый был занят в своем институте.
- Александр Гаврилович чувствовал себя свободным?
- Абсолютно, и всегда делал то, что не положено. Будучи еще студентом, Сашка мог на своем обаянии куда угодно пройти, что-то достать, купить. Иногда играл под Иванушку-дурачка, и это ему удавалось, так как по характеру он был бесхитростным человеком.
- Наверное, понятие дружбы для вас было "круглосуточным", ибо сколько вы сделали для больного Абдулова, в голове не умещается, да и Александр не раз выручал вас...
- Я бы не хотел об этом говорить, потому что сердечная забота - это забота, а не заслуга. Я бы в тысячу раз больше сделал, только бы он остался жить.
- Когда вы ушли с Таганки и оказались безработным артистом, Абдулов в чем-то помогал вам?
- Конечно! Вместе с Олегом Янковским и Сашей Збруевым они ходили в Союз театральных деятелей и выбивали мне комнату, и я получил ее в коммуналке. Они хлопотали, чтобы Марк Захаров взял меня в театр, но он этого не сделал, хотя знал как актера по фильму "Барон Мюнхгаузен", куда меня тоже рекомендовал Сашка.
- А в отношении любимых женщин он всегда был широким человеком?
- Саша был очень влюбчивым человеком и красиво неразборчивым, это всегда было похоже на фейерверк, который мог длиться день, два, месяц, год. Но когда у его сверстников появились дети, а потом и внуки, он стал комплексовать по этому поводу, ему очень хотелось нормальную семью, заботливую жену и детей. Поэтому год, в который Саша умер, я считаю судьбоносным, где переплелись и счастье, и великое горе. Он родил дочку, стал снимать "Гарина", и когда все с облегчением вздохнули после операции на желудке, буквально через 10 дней выяснилось, что у него рак легких.
- Абдулов предчувствовал, что это конец?
- Об этом мы можем только фантазировать. Саша всегда совершал невозможное, и, что бы там ни говорили врачи, он верил в свою победу над страшным недугом.
- Правда, что Александр Гаврилович ездил к тибетским ламам?
- Нет, он ездил в Киргизию к целителю, который лечит травами. Вернулся оттуда совершенно другим человеком, но, как мне кажется, не травы ему помогли, а химиотерапия, которая действует спустя полтора месяца, и человек какое-то время может чувствовать себя хорошо.
- Его жена была постоянно с ним рядом?
- Юля была прекрасной женой. За исключением Иры Алферовой это был второй человек в его жизни, который всего себя отдавал без остатка. Сашка боготворил Юлю, не мог дня без нее прожить, и поэтому родившийся ребенок стал следствием их прекрасных отношений.
МАРК ЗАХАРОВ: "ТЕПЕРЬ Я С ЮМОРОМ ВСПОМИНАЮ, КАК СОБИРАЛСЯ ЕГО УВОЛИТЬ"
- Как вы сумели разглядеть в молоденьком мальчишке будущего героя, пригласив Абдулова со студенческой скамьи на роль Плужникова в спектакле "В списках не значился"?
- Уже тогда в нем просматривались большие актерские задатки, я только помог его становлению, в том числе в кино, начиная с "Обыкновенного чуда". Энергия заразительности у него была необыкновенная, ему ничего не стоило завести зрительный зал.
- Но ведь было и время, когда вопрос об увольнении молодого Абдулова висел в воздухе.
- Да, был такой период, когда ветры гуляли в его голове и он зачастую не мог управлять собой. Теперь я вспоминаю об этом с юмором, а тогда пытался разными психотерапевтическими способами воздействовать на него. Он мало прочел книг, но дополнял свое образование изучением фильмов: как строится кадр, видеоряд, монтаж.
- То есть он не случайно обратился к "Гиперболоиду инженера Гарина"?
- Конечно, не случайно, как у каждого хорошего артиста, у него постепенно формировалось режиссерское мышление. Однажды, заглянув на репетицию "Женитьбы Фигаро", Саша предложил, чтобы граф Альмавива кричал подозреваемой в измене графине: "Я взорву вашу дверь!" - а не "взломаю". Я согласился, в итоге появились дымовые шашки. Мне бы такое никогда в голову не пришло.
- Он любил экстремальные ситуации?
- Жажда деятельности у Саши была необыкновенная: он всегда что-то придумывал, организовывал, например сбор средств для восстановления близлежащей церквушки. Мы даже выделили ему комнатку в театре, где он встречался с разными людьми, и теперь там собираемся организовать его музей. Порой он снимался в сериалах, недостойных его таланта, но ему требовался большой оборот средств, и упрекать его за это было бессмысленно.
- Но ведь Абдулов был еще и игроком.
- Это он скрывал от меня, но, по-моему, никогда не заходил в те запредельные зоны, откуда уже не было возврата, то есть чтобы возникала наркотическая зависимость от карт.
- Вы хоть как-то предчувствовали, что с ним случится такая беда?
- Я был в восторге от того, как Саша играл на гастролях в Саратове, где мы выпускали "Женитьбу". Одновременно видел, какой ценой ему дается эта игра, ведь он по несколько мокрых от пота рубашек менял в течение спектакля. Какая-то интуиция мне подсказала: это добром не кончится.
- И тем не менее он курил до последнего?
- Не знаю. Когда я приехал в Израиль и мы долго разговаривали, то сигарет у него не замечал, и пил он морс, а не вино. Ведь я ринулся на Землю обетованную, чтобы поддержать Сашу, понять, что делать с "Женитьбой", назначать кого-то на роль Кочкарева или нет... И он сказал: "Надо вводить другого актера". Мы долго перебирали, кто бы это мог быть, и в конце концов остановились на Чонишвили. Иными словами, Саша благословил Сергея на эту роль.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников