Интервью с руководителем компании ООО «Композит»

Генеральный директор ООО «Композит» Николай Кравченко. Фото предоставлено пресс-службой компании
trud.ru
14:46 29 Мая 2018г.
Опубликовано 14:46 29 Мая 2018г.

Эта компания одна из первых начала активно развивать в России метод усиления несущих конструкций углеродными материалами


Здравствуйте! Сегодня мы говорим с генеральным директором компании ООО «Композит» Николаем Борисовичем Кравченко. Возглавляемая им компания одна из первых начала активно развивать в России метод усиления несущих конструкций углеродными материалами.

— Расскажите немного о своей организации.

— Здравствуйте. Компания была основана семь лет назад. Мы занимаемся проектированием и монтажом сверхпрочных систем усиления. Специализируемся на методе внешнего армирования углеродными композитными материалами, так как он имеет множество преимуществ перед «старыми методами».

Для человека, незнакомого с этим скажу, что мы восстанавливаем несущую способность железобетонных, кирпичных, каменных, металлических и деревянных конструкции посредством монтажа внешнего армирования из углеродных лент и ламелей. Конечно, это комплексная работа. Усилению обычно предшествует инструментальное обследование для точного выявления дефектов, фактического класса бетона и марки арматуры, участков дефицита армирования и зон с потерей несущей способности.

За обследованием следует проектирование. Мы точно рассчитываем схемы, типы лент, плотность и количество. В процессе определяется схема усиления, тип материала, его плотность и количество слоев, необходимых для обеспечения несущей способности. Далее идет сам монтаж, который мы тоже выполняем.

— Как начиналась история ООО «Композит»? Кто был вашим первым клиентом?

— Все началось, когда несколько человек решили, что система внешнего усиления — это перспективное направление. Нашим первым заказчиком был «Уральский Электрохимический комбинат» в городе Новоуральск (ГК «Росатом»). Под усиление попали плиты покрытия цеха котельной. Было непросто, особенно из-за режимности на предприятии.

— Есть ли у вашей компании миссия и ценности, которыми вы руководствуетесь в процессе работы?

— Если говорить про морально-этические аспекты, то они всегда базируются на сотрудниках и руководстве. Все в нашем отношении к себе и делу. Для меня работа — это принципиальный аспект. Мне некомфортно чувствовать себя дилетантом или немощным подрядчиком, который предпочитает скидывать ответственность на других. Правило одно: заказчик, обратившись к нам, должен решить свои проблемы. А мы, в свою очередь, должны максимально компетентно и быстро все выполнить, не отягощая его жизнь. Компетенция и ответственность — это самое главное. Я не терплю людей, которые не ставят эти качества во главу угла, поэтому у меня такие не работают.

— Вы используете особый метод усиления конструкций, который доказал свою эффективность за рубежом. Расскажите подробнее об этом методе и его преимуществах перед другими способами.

— Система внешнего армирования (СВА) для многих уже не что-то запредельное и непонятное, а напротив — рядовой метод усиления железобетонных конструкций.

Внешнее армирование показало эффективность еще в 1967 г. На ранних этапах для усиления применялся стальной лист на эпоксидном связующем. А уже в 1978 г. углеволокно благодаря множеству преимуществ находит активное применение для усиления бетонных и железобетонных конструкций в США. В 1980-1990 г. СВА уже активно применяется в сейсмоусилении по всему миру, в том числе получает обширное применение в Японии после землетрясения 1995 г.

Принцип СВА заключается в установке на поверхность растянутой зоны конструкции элементов, обладающих высокой прочностью на растяжение. Совместная работа с усиливаемой конструкцией обеспечивается за счет специальных составов с высокой адгезией. Эффективность включения усиления в работу определяется удаленностью от сжатой зоны элемента: чем дальше, тем эффективнее.

Что касается преимуществ СВА над классическими методами усилениями, то тут перечислять можно очень долго. Самые основные из них:

— сокращение временных и трудовых и финансовых затрат. Не требуется использование тяжелой техники и грузоподъемных работ;

— малый собственный вес усиления: не утяжеляет конструкцию, как следствие, не перегружает фундамент;

— возможность выполнения работ без остановки производства или движения транспорта;

— увеличение межремонтного периода благодаря высокой устойчивости ко всем агрессивным средам и очень высокими усталостными характеристиками. А также углепластик инертен и не подвержен коррозии;

— минимальные требования к пространству для выполнения работ;

— высокая адгезия к усиливаемой конструкции;

— монтаж внешнего армирования не требует сварочных работ;

— минимальная толщина усиления: элементы не занимают дополнительное пространство и не влияют на эстетический облик здания как в интерьере, так и в экстерьере.

Все это делает систему внешнего армирования из углеродных композитных материалов незаменимой при решении множества задач по ремонту, реконструкции, рефункционализации и усилению зданий и сооружений.

— Для своего метода усиления несущих конструкций вы используете углеродные композитные материалы (ленты, ламели, препреги). Как вы проверяете качество этих материалов? И чем вы можете гарантировать это качество своим клиентам?

— Все делается на основе строгих регламентов. Сначала производится ПАН-прекурсор, так называемый предшественник углеродных нитей, затем сами нити. Они лягут в основу лент, ламелей, сеток, анкеров, препрегов или различных тканей для производства карбона.

За качество всего процесса отвечает производитель «Росатом» и его структуры. «Росатом» нареканий ни у кого не вызывает и имеет железную репутацию, в том числе за рубежом. Эта корпорация вообще на особом положении в мире. В достаточно тяжелые санкционные годы для России «Росатом» по-прежнему продолжает свою деятельность на международной арене, в том числе с американскими партнерами. Тут наука и технологии побеждают политику. С атомом вообще шутки плохи: сама сфера обязывает.

На производстве используется оборудование высочайшего уровня, самое лучшее, что есть в мире. Таким же оборудованием пользуются в Японии, США, Германии и других развитых странах.

Конечно, не стоит забывать про личную ответственность персонала и технологов. Но не мне вам говорить, что ответственности персонала хватает, чтобы решать вопросы ядерных реакторов, ядерного стратегического вооружения, где цена ошибки несравнимо выше, чем при производстве углеродных материалов. Поэтому наши клиенты могут спать спокойно. Наши материалы проходят контроль, которым западные конкуренты, производящие аналоги, похвастаться не могут. Этими же материалами усиляют несущие конструкции атомных и военных объектов.

Ну а требования закона к испытаниям, сертификации — это само собой разумеющееся. В открытых источниках размещено достаточно документов, подтверждающих качество продукции, фото и видео с испытаний. Мы располагаем самым большим перечнем нормативных документов, сертификатов, испытаний, чем кто-либо другой на рынке.

— У вашей компании есть собственное производство? Или вы закупаете углеродные материалы?

— У нас нет своего производства, оно нам попросту не нужно. Мы сотрудничаем с партнером, специализирующимся именно на производстве углеродных композитных материалов. Эта компания выпускает элементы не только для усиления несущих конструкций, но и материалы для нужд армии, авиации, космоса, ядерной промышленности, объектов в гражданской сфере. Речь идет о компании «Юматекс», входящей в дивизион ГК «Росатом».

Если говорить про базовые материалы для усиления, то на первом месте стоят углеродные ленты. Они способны решить 98% проблем всех конструкции, но есть и свои особенности: ленты должны быть разной плотности, ширины и вида плетения. Также для усиления несущих конструкций применяются углеродные ламели, сетки и анкеры. У всех этих материалов задача одна — взять на себя нагрузку, тем самым перераспределив ее, забрать с несущей конструкции, с железобетона и арматуры и включиться в работу вместе с ними. Система монтируется снаружи конструкции, поэтому и называется «внешнее армирование».

— Вы не только сами непосредственно выполняете монтажные работы, но и предоставляете другие услуги, связанные с усилением несущих конструкций. Расскажите о них подробнее.

— Все наши работы, так или иначе, связаны только с ремонтом и усилением несущих конструкции. Про обследование, проектирование и монтаж мы уже говорили. Есть и другие услуги, например:

Сейсмоусиление. Название говорит само за себя. Дело в том, что особенности и характеристики углеродных материалов, включая методику их монтажа, оказались настолько универсальными и действенными, что почти все современное сейсмоусиление в мире базируется на внешнем армировании углеродными композитными материалами. Вся Япония, скажем так, «замотана» такими лентами и ламелями. Не случайно 40% мирового производства углеродной нити выпускают именно японцы (концерны Toray, Toho Tenax, Mitsubishi и другие).

В России тоже хватает сейсмоактивных регионов. Именно им мы и приходимся как нельзя кстати. Правда, это не все так лучезарно в РФ, как в другом мире. У нас по-прежнему углеродные материалы не внесены в федеральное СП по сейсмоусилению, что создает свои сложности с государственной экспертизой и государственными заказчиками в целом. Проблема не в материалах, а в банальной бюрократии.

Ремонт. Перед усилением, почти в 99% случаев требуется ремонт железобетонных конструкции до проектных величин, восстановление геометрии конструкции, устранение коррозии арматуры, расшивка и заделка поперечных и продольных трещин, демонтаж областей слабого бетона и т.д. Разумеется, эти работы мы тоже выполняем.

Доармирование. К этому типу работ относится устранение нехватки вертикальной арматуры, которая приводит к продавливанию плиты перекрытия. Если не устранить данную проблему, то плита перекрытия может сорваться с колонн и упасть. Например, плита перекрытия 7-го этажа падает на плиту перекрытия 6-го этажа, последствия понимаете сами. Слава богу, если плита 6-го этажа выдержит и не будет падать дальше. Никому не понравится такая перспектива. Причины обрушения могут быть разные: как ошибки при проектировании и при выполнении работ, так и повышение нагрузки при изменении функции помещений.

Инъектирование. Технология восстановления и ремонта железобетонных, каменных и кирпичных строительных конструкций посредством нагнетания в трещины под высоким давлением сверхтекучих низковязких эпоксидных составов или микроцементов. Данные работы восстанавливают целостность конструкции, останавливают вовлечение кислорода и влаги внутрь, склеивают ее отдельные части, способствуя нормальной передаче внутренних усилий в конструкции.

Огнезащита. Нанесение специальных составов или материалов с целью обеспечения огнестойкости выполненного усиления до нужного временного порога, чтобы несущая конструкция не разрушилась раньше предусмотренного срока в момент пожара.

Аудит качества. Это присутствие нашего специалиста на объекте заказчика для контроля качества выполнения работ по усилению несущих конструкции, выполняемых силами стороннего подрядчика либо монтажниками самого заказчика.

Шефмонтаж. Выезд нашего специалиста на объект заказчика с целью обучения монтажников Заказчика.

Экспертиза. Проводим экспертизу проектов и расчетов, выполненных сторонними проектными организациями.

Поставка материалов. Выполняем поставку всего перечня материалов усиления заказчику.

— Как вы гарантируете качество своей работы для клиентов?

— Мы узкоспециализированная организация, это наше осознанное решение. Наши инженеры-проектировщики занимаются только проектированием усиления, мы не проектируем вентиляцию или другие разделы. Наши прорабы и монтажники занимаются только усилением, причем много лет, некоторые даже дольше, чем существует наша организация.

Наши монтажники настолько квалифицированы, что некоторые из них могут «на ощупь» определить марку бетона. Заказчики от этого иногда цепенеют, так как начинают спорить, а когда это подтверждается оборудованием, то им не по себе. Ведь по документам у них бетон одной марки, а рабочий, шлифуя бетон, говорит: «Нет, тут все иначе, марка не выше такой-то». И это впоследствии подтверждается.

Прорабы несут личную материальную и уголовную ответственность за все работы. Нет такого, что за все отвечаю один я. Я, конечно, отвечу, ведь я и учредитель, и гендиректор в одном лице.

Но я не хочу, чтобы это расслабляло моих сотрудников и они чувствовали себя неуязвимо, чтобы это притупляло их чувство ответственности. Они должны понимать, что меч всегда занесен над их головой так же, как и над моей. Это несущие конструкции, тут халатность стоит людям жизни. А, как известно, законы физики взяток не берут, жизнь частенько нам это демонстрирует.

Вообще, наука и создавалась, чтобы бороться с законами физики и природы или брать их себе на службу. Человечество этому успешно научилось. Но когда мы начинаем чувствовать безнаказанность, когда нам плевать на ответственность и процветает халатность, природа только и ждет удобного случая, чтобы возродить свою стихию, будто вновь внести свой хаос в наш порядок: уронить то, что мы подняли, разрушить то, что построили, зажечь то, что может загореться. Это я про «Хромую Лошадь» в Перми и «Зимнюю Вишню» в Кемерово. Природа всегда нас караулит, и как только мы по причине невежества или безответственности нарушаем установленные правила, призванные не допускать стихию в наши дела, мы предоставляем ей условия, и она тут же забирает свое. Стихия не может быть милосердной, и лучше нам этого не забывать.

— ООО «Композит» разрабатывает собственное программное обеспечение и автоматизированные алгоритмические системы расчетов. Как это ПО помогает вам в работе? Вы используете его только внутри компании?

— Это особая тема. Мы пришли к этому с годами, точнее, пришел наш руководитель проектного отдела Артем Стеканов, очень талантливый и образованный инженер-проектировщик. Среди его трофеев имеется даже Центральный НИИ из Москвы (не буду называть какой), который допустил критичные ошибки в расчетах и безбожно потратил деньги заказчика впустую, так и не решив проблемы. Цена ошибки была 25 млн. рублей. После этого ненароком задумываешься, что сила не в гербовых наградах и медалях на сайте этого института, не в 60-летней истории и седовласых старцах сотрудниках, видавших все и вся, а в компетенции.

Так вот, однажды Артем решил, что раз программы так продвинуты, то почему бы не поставить на служение нашим мирным целям машины, а именно специальное ПО, способное произвести все необходимые расчеты, схемы и прочее. Компьютер получает исходные данные и мгновенно выдает результат, который ничем не отличается от сделанного человеком. Разница лишь в том, что машина делает это мгновенно и не допускает человеческих ошибок из-за усталости или невнимательности.

Человеческая энергия конечна, а у машины не заканчивается никогда. Любой человек, даже не имея специального образования, может в считанные минуты исходя из заключения о техническом состоянии объекта, просто ввести исходные данные в программу. Через секунду он получит почти готовый проект, где будут видны схемы поклейки, расчетная часть проекта, подходящий материал и его количество. Робот учтет все, даже стоимость доставки материалов со склада до указанного города, пересчитает это в килограммах веса брутто и нетто, габариты и паллеты. Любой менеджер может сразу составить интересующее коммерческое предложение заказчику, где будут видны основные показатели: стоимость работ и материалов, сроки работ, условия оплаты и т. д.

Это наша авторская разработка, на нее мы потратили год времени и около пяти миллионов рублей на специалистов. Используем ее внутри компании и на рынок ее не предоставляем.

— «Композит» работает 24 часа в сутки, без выходных, несмотря на погоду и сложность объекта. Плюс вы гарантируете клиенту сжатые сроки при полном сохранении качества работ, выезжаете по всем городам РФ и СНГ. Как у вас получаете организовывать рабочий процесс, чтобы достигать таких результатов?

— Скажу сразу, что работа 24 часа в сутки бывает нечасто, все зависит от конкретного объекта. Например, обстоятельства у заказчика сложились так, что реализовать объект можно только в критически сжатые сроки. Такие работы касаются только прорабов и монтажников. Они работают посменно: днем одни, ночью другие. Каждый человек прерывается на отдых и восстановление сил, но общая работа на объекте продолжается.

Неподходящая погода, если речь про открытый объект (мост, путепровод, недостроенный дом), и сложность конструкции — это всегда дополнительная нагрузка на сотрудников. Компенсировать ее может только большая численность, так как за единицу времени при сложных условиях специалист без снижения качества работ выполнит меньший объем, а ведь никто не отменяет сроки.

Так организовывать процесс получается только потому, что мы этого хотим. Это наша мотивация, и мы занимаемся только этим. Мы стремимся стать номером один в своей сфере в РФ, чтобы компания «Композит» ассоциировалась исключительно с крутым сервисом, качеством, материалами, чтобы заказчик знал, что если мы ему сказали — мы железобетонно сделаем.

С заказчиками мы работаем по такому принципу. Мы должны быть ему понятны, он должен знать, что в любое время дня и ночи может позвонить и получить любую интересующую его информацию о ходе выполнения работ на своем объекте. Он не должен услышать в ответ: «Ой, мы сегодня не работаем или уже не работаем, у нас закончился рабочий день». ​Или ему вообще не отвечают и не перезванивают, и заказчик должен бороться за получение информации, хотя заплатил этим людям.

Много вариантов можно представить, я сам периодически с ними сталкиваюсь и они меня ужасно достают. Я никогда не обращаюсь к таким людям повторно и прекращаю сотрудничество. Думаю, не всем такой подход понятен, кому-то он даже напряжен. Они скажут: «Ну как это? А как же личная жизнь, время и т. д.?» В бизнесе нет личной жизни, все эти разговоры про свободное время, закончившийся рабочий день, выходные и прочее для тех, кому много не нужно. Каждый сам решает, где он будет. А мы молодые и голодные, нам работу подавай, желательно всю.

— В вашем штате работает более 50 человек, и каждый их них обладает высокой квалификацией. Как вы отбираете сотрудников в компанию и проверяете их профессиональный уровень?

— На старте было непросто. Много разных перипетий: люди приходили и уходили, точнее, я их увольнял, так как не видел нужной компетенции и отношения. Было время, когда мы безумно раздували штат, набирали очень много сотрудников.

Доходило до того, что сотрудники рекрутингового агентства, которые помогали набирать персонал, сами оставались у нас работать! Теперь мы почти никого не отбираем и не набираем, так как вопрос с основным штатом у нас закрыт.

Толковыми людьми мы дорожим и стараемся создавать условия, чтобы им было комфортно работать. Многие вопросы обсуждаем коллегиально, единолично я решаю в крайних случаях.

Касаемо компетенции: «на слово» мы никому не верим. Хоть что ты там пой, хоть какой человек золотой, хоть какой опыт и стаж, но в настоящем времени все может быть иначе. Поэтому, если нам нужен новый сотрудник, мы его выбираем исходя из его заявленной компетенции, а потом тестим и обучаем в процессе. Именно его работа, его усилия, а не болтовня на собеседовании показывает, кто он такой и по пути ли нам.

— Сколько примерно вы завершили проектов с момента существования? Какими своими проектами вы больше всего гордитесь и почему?

— Мы усилили около 200 объектов. Наших заказчиков можно разделить на несколько категории: государственные заказчики, муниципальные заказчики и коммерческие фирмы. Сложно сказать, чем мы гордимся больше. Есть объекты простые, есть сложные. По мне, так очень интересно было работать с Океанариумом в Питере. Задача была нетривиальная: океанариум действующий, там плавают в морской воде десятки видов рыб и акул. Во-первых, там нельзя шуметь. Механический шум от шлифовальных машин по бетону очень пугает животных. Во-вторых, нельзя, чтобы бетонная пыль или капли клея попали в воду, так как рыбы втянут это жабрами и могут погибнуть или заболеть. Поэтому пришлось максимально отсекать область работ от остального помещения океанариума, все герметизировать. Как это было можно посмотреть у нас на сайте в рубрике «Фото объектов».

— Какой сейчас вектор развития у компании? Что в планах?

— Мы не планируем менять своё направления или расширять перечень услуг, так как только узкая специализация позволяет становиться лучшими из лучших в своей сфере. Мы планируем стать № 1 в РФ, а затем начать экспансию в другие страны, в частности на родину композитного углеродного усиления США.

— Спасибо Вам за содержательное и интересное интервью. Желаем «Композиту» достигнуть поставленных целей и стать первыми в России и, возможно, в мире в сфере систем внешнего усиления.




Зачем Петр Порошенко ввел на Украине военное положение?