06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЮРИЙ ЧАЙКА: НЕ КАЖДЫЙ ПРЕСТУПНИК ДОСТОИН ЖАЛОСТИ

Локтев Владимир
Опубликовано 01:01 29 Июня 2001г.
В последние месяц-полтора вновь обострилась, казалось бы, подзабытая, но, по сути, вечная тема смертной казни в России. Как сговорившись, за возобновление ее применения прямо или косвенно высказались сразу несколько известных деятелей, включая Александра Исаевича Солженицына. Правда, почти все из них ратовали за применение высшей меры наказания исключительно в отношении террористов, на совести которых гибель ни в чем не повинных людей. Еще раньше группа сибирских губернаторов выступила за смертную казнь для крупных наркодельцов. Естественно, в беседе с министром юстиции России мы не обошли стороной эту горячую тему.

- Юрий Яковлевич, какие, на ваш взгляд, причины стали катализатором очередного обострения дискуссии по вопросу - казнить или миловать?
- Их несколько, но главная -чисто человеческая реакция на чудовищные преступления террористов. По мнению сторонников смертной казни, убийцы несут слишком мягкое наказание за лишение жизни многих людей, в том числе стариков и детей...
- А вы на чьей стороне в извечном споре вокруг меры наказания особо опасных преступников?
- Вопрос, признаюсь, весьма не однозначный. Я мог бы ответить на него, так сказать, дипломатично, расплывчато. Конечно, в отношении террористов или таких злодеев, как небезызвестный Чикатило, убивший десятки людей, общественное мнение неизменно - смерть. Политики, придерживающиеся такой позиции, всегда в выигрыше: они с народом. На эту тему можно долго размышлять. И у противников смертной казни, и у ее сторонников достаточно веские аргументы. Я же как министр юстиции обязан следовать закону, более того - подавать пример законопослушания.
- Что вы имеете в виду?
- То обстоятельство, что, вступив в Совет Европы пять лет назад, мы, как и обещали, объявили мораторий на применение смертной казни. Кроме того, есть решение Конституционного суда, запрещающее ее применение до тех пор, пока в стране не начнут работать суды присяжных. И потом, кто доказал, что пожизненное заключение, которым сегодня наказывают наиболее опасных преступников, - менее мучительная мера, чем смертная казнь?
- В августе исполнится два года, как учреждения уголовно-исполнительной системы перешли из ведения МВД в подчинение Минюста. То есть сделан еще один важный шаг в реформировании "тюремного дела". Однако сторонники "сверхгуманизации" исполнения наказания теперь обвиняют чиновников Минюста (как раньше МВД) в стремлении ограничить сферу применения помилования в России. Они утверждают, что в прошлом году помиловано около 12 тысяч человек, или всего 0,6 процента от миллиона российских зэков...
- Давайте будем точнее в статистике. Во-первых, в прошлом году в местах лишения свободы содержалось 924 112 человек, а не миллион. Во-вторых, помилование по закону применяется только к осужденным, то есть к тем, кто уже отбывает наказание. Таких было 813 572. И в-третьих (министр на калькуляторе сосчитал. - В.Л.), 12 тысяч помилованных составляют 1,47 процента от числа отбывающих наказание, а не 0,6 процента.
Численность осужденных, находящихся в местах лишения свободы, постепенно снижается. Сегодня их чуть больше 718 тысяч. А вот объем помилований, наоборот, растет. За последние десять лет он увеличился в 4 раза. Нас настораживает не столько рост числа помилованных, сколько их криминальная характеристика.
- Выпускают тех, кто не заслужил помилования?
-К сожалению, попадают и такие. Судите сами: из числа помилованных в прошлом году 9790 человек отбывали наказания за особо тяжкие преступления. За убийство - 2680, причинение тяжкого вреда здоровью - 2188, грабеж - 709, разбой - 1834, похищение человека - 18, получение взятки - 20, бандитизм - 14...
Нередки случаи, когда на основании акта о помиловании на свободу выходят рецидивисты, к которым ранее уже применялись условно-досрочное освобождение, амнистия, помилование. Таких в прошлом году набралось более 400 человек. Поэтому растет уровень рецидивной преступности среди помилованных. Если в 1992-1995 годах он составлял 3,3 процента, то в настоящее время достиг 9,4 процента.
Все больше фактов помилования злостных нарушителей порядка отбывания наказания, несмотря на возражения администрации исправительных учреждений. Увы, эта порочная практика продолжается по сей день. Анализ материалов, поданных на помилование в этом году, показал, что среди включенных в проекты указов президента о помиловании есть отбывающие срок за особо тяжкие преступления, неоднократно, в том числе и более пяти раз, судимые, получавшие ранее условно-досрочное освобождение.
- Получается, бомж за мешок картошки может отсидеть от звонка до звонка, а матерый бандюга по чьей-то милости выходит на свободу? Почему Минюст по определению - министерство справедливости, не борется с такой несправедливостью?
- Давайте разберемся. Наше министерство в лице ГУИНа исполняет назначенный судом приговор. Мы не можем сократить число помилований и уж тем более установить какой-то их процент. Этот гуманный процесс - вне компетенции Минюста.
Теперь о механизме помилования. В соответствии с Конституцией каждый осужденный вправе ходатайствовать о помиловании, и решение принимает только президент России. Однако, и это очень важно, предварительные материалы на помилование готовят две структуры: Управление президента РФ по вопросам помилования и общественная комиссия по тем же вопросам, возглавляемая писателем Анатолием Приставкиным. Причем до сих пор нет Положения об этих органах. Не урегулированы механизм и порядок формирования состава комиссии, подготовки материалов, рассмотрения ходатайств о помиловании и представления президенту предложений по рассмотренным материалам.
Еще раз подчеркиваю: сегодня вопросы помилования решаются без участия органов юстиции, прокуратуры, других правоохранительных органов. Так что ваш вопрос логично задавать руководству вышеуказанных структур - управления и комиссии.
- Юрий Яковлевич, а какова мировая практика, связанная с помилованием преступников?
- Министерство иностранных дел предоставило нам документы, свидетельствующие о том, что мировое сообщество рассматривает помилование как крайнее средство, используемое в исключительных случаях, при отсутствии возможности применить другие правовые нормы освобождения от уголовного наказания в виде лишения свободы (условно-досрочное освобождение, замена наказания более мягким видом и т.п.). Например, в США президент Клинтон помиловал только 58 осужденных, что составило около 10 процентов всех прошений.
Во Франции на все случаи уголовного, исправительного или административного характера ежегодно приходится 500 решений о помиловании при 25-35 тысячах обращений. В Великобритании помилование вообще не применяется. В Японии оно предусмотрено законодательством, однако за последние 30 лет не применялось ни разу.
- Ну и зачем же нам изобретать свой "велосипед"? Почему бы на возглавляемое вами ведомство не возложить функции подготовки материалов по вопросам помилования?
- Не успел я выступить с таким предложением, как кое-кто попытался обвинить Минюст в стремлении монополизировать институт помилования. Мы же руководствовались двумя основными соображениями.
Первое - в большинстве стран ходатайства о помиловании рассматривают именно министерства юстиции.
Во-вторых, мы считаем, что наши управление и комиссия по вопросам помилования работают недостаточно эффективно именно в части решения процедурных вопросов. Минюст неоднократно обращал на это внимание, вносил свои предложения. В начале этого года руководитель администрации президента Александр Волошин дал поручение о подготовке проекта соответствующего указа президента. Управлением по вопросам помилования такой проект подготовлен, но ни одно из наших предложений в нем не учтено.
Упреки и подозрения в "монополизации" не могут восприниматься серьезно, поскольку мы предлагаем проводить подготовительную работу по рассмотрению ходатайств о помиловании силами не только Минюста. В этой работе должны принимать участие органы прокуратуры, суда, МВД и иные государственные органы.
- Сторонники широкого применения института помилования руководствуются стремлением разгрузить и без того переполненные места лишения свободы.
- Действительно, наши следственные изоляторы сегодня переполнены сверх нормы. Однако помилование по закону применяется только к осужденному и "в отношении индивидуально определенного лица". Тем самым подчеркивается, что помилование - это исключительная мера, рассчитанная на особые случаи, оно ни в коей мере не призвано исправлять судебные ошибки. Да, помилование - акт милосердия, но милосердия осознанного и разумного и уж, конечно, оно не должно подменять иные уголовно-правовые институты освобождения от уголовной ответственности и наказания. То есть помилование не сможет сколько-нибудь существенно повлиять на численность осужденных в местах лишения свободы.
Российское законодательство, помимо амнистии, предусматривает немало иных способов облегчить участь тех преступников, которые раскаялись, встали на путь исправления. Например, условно-досрочное освобождение, освобождение от наказания в связи с болезнью, отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей. В 1998-2000 годах ежегодно условно-досрочно освобождалось в среднем около 90 тысяч человек.
- Ваша позиция ясна: процесс помилования должен иметь разумные ограничения. Но ведь реформирование пенитенциарной системы предусматривает и гуманизацию карательной политики государства. Не боитесь прослыть немилосердным министром?
- А разве не по инициативе Минюста в последние два года объявлялись амнистии, в результате которых из мест лишения свободы вышли более 240 тысяч человек? Кроме того, Минюстом был подготовлен подписанный президентом России 9 марта этого года закон N 25, которым существенно расширены возможности для применения к осужденным условно-досрочного освобождения от наказания. В результате численность осужденных уже сократилась, по сравнению с предыдущим годом, более чем на сто тысяч человек.
КОГДА ВЕРСТАЛСЯ НОМЕР
В четверг Государственная Дума приступила к обсуждению законопроектов по реформированию судебно-правовой системы. Приняты в первом чтении проекты законов "О внесении изменений и дополнений в Закон РФ "О статусе судей", "О Конституционном суде", "О судебной системе РФ".
Всего президентом России в парламент было внесено 4 проекта законов, концепция которых, как заявлялось, направлена на демократизацию устаревшей советской судебной системы. Предложенные документы призваны сократить полномочия судебной администрации, ограничить неприкосновенность судейского корпуса, а так же создать единую ассоциацию адвокатов.
Представляя проект федерального закона "О статусе судей" представитель президента России в Думе Александр Котенков отметил, что документ существенно расширяет круг требований, предъявляемых кандидатам на должность судьи. Уточняется порядок проверки представляемых соискателем сведений, а так же порядок назначения на должность. Устанавливается предельный возраст судей - 65 лет, предусматривается ограничение их неприкосновенности. Теперь допускается возможность привлечения судей к дисциплинарной, административной и уголовной ответственности. А. Котенков подчеркнул, что отныне одним из основных требований, предъявляемых к кандидату на должность судьи, станет безупречная репутация.
В то же время указанный законопроект неоднократно подвергался критике. Так, первый заместитель руководителя фракции СПС в Думе Виктор Похмелкин назвал предложенный законопроект "опасным", поскольку позволяет исполнительной власти оказывать давление на судей.
Вместе с тем, как видно из голосования, большинство депутатских объединений Государственной Думы высказалось в поддержку внесенного на рассмотрение парламента законопроекта "О статусе судей".
Борис ТАРАСОВ


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников