07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОСТРАЯ ДЕНЕЖНАЯ НЕДОСТАТОЧНОСТЬ

Вержба Михаил
Опубликовано 01:01 29 Июня 2005г.
Сначала расскажу одну историю. Где-то в середине 80-х в Волгоградском медицинском институте под руководством тогда совсем еще молодого профессора Владимира Петрова занимались созданием новых лекарственных средств. Исследования с переменным успехом продолжались долгие годы. За это время удалось создать несколько новых препаратов. Но вот лет пять назад ученые вышли на ряд интересных соединений, которые предположительно могли оказывать мощное противовирусное действие. Так как в Волгограде нет необходимого оборудования, то часть дальнейших работ передали в REGA-институт (Бельгия). Это известный центр мировой вирусологии, с которым сотрудничают многие серьезные научные лаборатории. Бельгийцев попросили проверить соединения на противовирусную активность. Через некоторое время пришел просто ошеломляющий ответ. Два из десятка посланных соединений обладали фантастическим действием и были способны убивать ВИЧ-1 и цитомегаловирус. Первый вирус хорошо известен как самый сильный из тех, что вызывают СПИД. Второй - не менее страшен, он действует на иммунную систему, от него погибают больные после трансплантаций, кардиохирургических операций.

Индекс селективности, то есть прицельности действия именно на нужный вирус, у этих соединений был в 9000 раз (!) выше, чем у любого из известных препаратов. Как ни напиши - фантастика, сенсация - все будет правда. Волгоградцы при участии выдающегося российского ученого - президента Российской академии медицинских наук Валентина Покровского и известных в мире вирусологов из Бельгии Бальзарини и Де Клерка продолжили исследования. Эксперименты дали невиданный результат. На третий день после инъекций вирус ВИЧ-1 у подопытных четвероногих... исчезал.
Поучительность этой истории в том, что препарат, который, возможно, в силах спасти не только в России, но и в мире сотни тысяч жизней, до сих пор не доведен до стадии клинических исследований. Почему? Ответ банально прост: а нет денег. По оценкам Петрова, ныне академика и ректора Волгоградского мед-университета, на финишной прямой ученым потребуется не более полутора миллионов долларов. Для страны сумма невеликая, для медицинской науки - неподъемная. К кому только не обращались за поддержкой и сам Петров, и его коллеги. Даже губернатора области Николая Максюту подключили. Он передал просьбу на самый верх. В ответ - восхищенные реплики и заверения в обязательной помощи. Прошло два года...
А услышал я эту историю на выездном заседании президиума РАМН в Волгограде. Обсуждали итоги работы здешнего Научного центра академии за три года. Говорили о сугубо специальных вопросах, но всякий раз разговор неизменно выходил на тему безденежья.
Вот пример, не менее показательный, чем первый. В последние годы в Волгоградском научном центре (ВНЦ) создано 16 препаратов на базе природного минерала бишофит. От зубной пасты до магнийсодержащих средств для лечения аритмии и сердечной недостаточности. По своим данным они не только не уступают, но и во многом превосходят зарубежные аналоги, разработанные в том числе на основе солей Мертвого моря. Зато по цене дешевле чуть ли не на порядок. Уникальность волгоградской ситуации в том, что здесь есть не только превосходные научные силы, но и широкая клиническая база, есть и фармфабрика, способная выпускать препараты в производственных объемах. Казалось бы, дерзайте, господа ученые. Но вместо потрясающих успехов на ниве заполнения аптечных полок качественными и недорогими отечественными лекарственными средствами... все тот же безденежный тупик. И таких примеров на выездном заседании в Волгограде приводилось немало. С тем же результатом.
Впрочем, результат есть, и он, скорее, обратный ожидаемому. Дело в том, что медицинскую науку, как и всю российскую, ждет реформа. Под модным нынче флагом модернизации госсектора идеологи новаций задумали существенно сократить и без того нищенские инвестиции на разработки ученых.
Вице-президент РАМН, директор Института генетики Николай Бочков по этому поводу лишь грустно заметил, что принятые у нас ежегодные бюджетные прибавки в пять - десять процентов на самом деле не плюс, а минус. Поскольку их съедают инфляция, повышение цен и рост зарплаты. По его мнению, инвестиции должны увеличиться если не в 20, то хотя бы в 10 раз. Тогда можно будет говорить о серьезном развитии науки.
Еще более любопытный факт. Ни один касающийся медицины законопроект, вносимый в Госдуму, не присылался для предварительного анализа в академию и ее научные центры. Через своих людей в органах власти академики достали копии последних документов и обсудили в своем кругу. Сначала им стало дурно, потом, собравшись с силами, элита российской науки села писать письма "наверх". Среди подписавшихся Андрей Воробьев, Владимир Федоров, Борис Ткаченко, Николай Яицкий... Но, похоже, их письма с просьбой не делать глупости просто не читают. Мнение людей, с которым считаются во всем мире, во властных московских кабинетах никого особенно не заинтересовало.
Наша медицинская наука и сегодня держится на энтузиазме и одержимости, но теперь каждый шаг вперед стоит намного дороже, чем прежде. Потому что без современных технологий и новейшей техники сотворить хоть что-нибудь невозможно.
Более того, то, что делается в России на нищенские подачки государства, можно считать подвигом отечественной науки. В том же Волгоградском медуниверситете на исследования "спускается"... 40 тысяч рублей в месяц. Из этой смехотворной суммы выплачивают зарплаты младшим и старшим сотрудникам, закупают реактивы, расходные материалы.
Сегодня Россия находится на 130-м месте по проценту средств, выделяемых от внутреннего валового продукта на здравоохранение. Всего 3,02%, процента, что в два раза меньше, чем в среднем по миру.
Полгода назад академия отметила свое 60-летие. Если сбудутся планы реформаторов, то следующего юбилея у РАМН может и не быть.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников