04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"СТРИЖИ" БЕЗ ГНЕЗДА

Луканин Михаил
Статья «"СТРИЖИ" БЕЗ ГНЕЗДА»
из номера 113 за 29 Июня 2007г.
Опубликовано 01:01 29 Июня 2007г.
Когда в небе появляются "Русские витязи" и "Стрижи", замирает сердце. От гордости, изумления. Да что говорить! Весь мир восторгается полетами наших российских военных летчиков Центра показа авиационной техники (ЦПАТ) из подмосковной Кубинки. Париж, Чикаго, Варшава, Пекин... А вчера они летали над Санкт-Петербургом, где проходит военно-морской салон... Но есть и другие полеты - земные: в поисках элементарной квартиры, пристанища, жилья, гнезда. Когда слушаешь о них, сердце тоже сжимается. От возмущения.

НОЧЬЮ - ОХРАННИК, УТРОМ - ПИЛОТ?
Подполковник военно-воздушных сил Сергей Зудов отдал военной авиации более 25 лет. Дальний Восток, Чечня, Тоцкое... Крайний (летчики не говорят "последний") гарнизон - Кубинка. Руководитель полетов ЦПАТ. Около 200 человек в подчинении. Сколько начальников, "не считал, но много, приказов сверху - тьма".
- Главная моя задача - отрабатывать полетное задание с летчиками на земле и руководить их действиями в воздухе. Прежде чем подняться на борт, ребята берут в руки макеты самолетов и проделывают с ними все, что будут выполнять там, над облаками. "Пешие" полеты проходят перед каждой тренировкой. Только после них летчику доверяют РУС - ручку управления самолетом. Моя служба похожа на работу старшего гражданского авиадиспетчера, только намного сложнее - скорости выше и пилотаж высший. В минуту с десяток решений принимаешь. Вот точки на мониторе подошли друг к другу близко - команда: держать дистанцию, вот пошли на вираж - приказ: увеличить скорость пилоту, который идет по большому кругу. Однажды у самолета приборы отказали - машину пришлось "голосом" до земли дотягивать. Не только летчики - все, кто с земли помогал им сесть - мокрые были, - Сергей забывает, что он и его друзья пришли ко мне по другому поводу, зажигается - в этом он весь, впрочем, как и все, кто хоть раз увидел землю с высоты.
- Где же ты жил? - останавливаю подполковника.
- В общежитии. С женой и сыном. Теснота, шум, гам. Но я по 18 часов пропадал на службе и как-то не замечал неудобства. Ну и ждал, конечно, что получу квартиру. Все ждали. Из 20 диспетчеров у нас только один имеет жилье, многие в общаге обитают. А во всем нашем гарнизоне около 820 семей - бесквартирные.
Бездомному офицеру дают "в зубы" квартирные - 900 рублей в месяц , в Москве - 1500. Реально ли снять однокомнатную квартиру в Подмосковье за 900 рэ? За 7-9 тысяч еще можно, да и то с трудом. В Москве - не меньше 16 тысяч.
О "двушке" мечтать нечего. А теперь прикиньте: командир эскадрильи, подполковник или даже полковник, получает вместе с премиальными и надбавкой за 15 лет выслуги 22 - 24 тысячи рублей на руки. "Наземники" - меньше. Зудов имел около 14. Что говорить тогда о тех, у кого должности, звания пониже, а выслуга поменьше?!
Но все они, и "земные" и "небесные" специалисты, влюблены в небо, и это держит их в Кубинке. А выход из безденежья прост: многие офицеры подрабатывают охранниками, грузчиками, кем угодно, чтобы обеспечить семьи. Вот так: ночью охранник фирмы, днем - работник Центра. Некоторые получают помощь от родителей. А ведь жизнь по-разному складывается.
ТРАГЕДИИ НА НЕРВНОЙ ПОЧВЕ
К Сергею Зудову она повернулась мрачной стороной. Жену положили в больницу - рожать. Он в тот день руководил полетами, заменить его было некому: летчики Центра готовились к показательным выступлениям. К вечеру пришел в роддом и застал жену в слезах - ребенок не родился... Что повлияло на такой исход, сказать трудно, но отвратительные жизненные условия наверняка не способствовали нормальному росту малыша во время беременности. Сергей после получил такой удар по нервам, что слег в госпиталь. Управление полетами после болезни пришлось оставить. Его отправили в распоряжение командования, точнее говоря, списали. Из общежития он с семьей выехал - нашел комнату за 10 тысяч рублей. И остался подполковник с окладом в 6 419 рублей, 900-ми квартирной компенсации, 600-ми пайковых и с надеждой получить жилье согласно гарантии Закона "О статусе военнослужащих".
- Я начал собирать документы. Самая мучительная процедура. Нужно пройти около десятка инстанций, да не по одному разу, чтобы получить жилье. Но даже тогда, когда уже квартира почти в руках, то есть распределена тебе, совсем не значит, что ты ее получишь. Пример? Капитан Степан Поскребко. Собрался справить новоселье, но квартира... уплыла. Если не имеешь связей и действуешь в одиночку, ждать придется до скончания века. Некоторые ребята не выдерживают, болеют на нервной почве... Дело доходило и до страшных трагедий.Вспоминать не хочется...
Все мы помним, как в 90-х российские офицеры стрелялись, вскрывали вены из-за того, что не имели жилья и получали нищенскую зарплату, умирали от нервных срывов и сердечных недугов. А что семьи? Профессия летчика опасна. В 2001 году разбился самолет. Так вот, полтора года командование части выбивало квартиры для семей 7 погибших летчиков.
Времена эти вроде прошли - положение военных несколько улучшилось. Однако наивно было бы полагать, что высшие чиновники при власти по собственной инициативе решили в корне изменить ситуацию. Дело в том, что офицеры поняли, что чиновников надо заставить слушать их. Для начала в 2003-м горстка бесквартирных военнослужащих прошла маршем от Смоленска до Москвы. Его цель - взбудоражить общественное мнение, а суть лозунга - защита защитников страны.
ЖИВУТ В ГАРАЖАХ, НОЧУЮТ НА ВОКЗАЛАХ
Мне довелось сопровождать колонну. "Труд" практически был первым СМИ, которое подняло проблему обеспечения жильем тех, кто отдал Родине лучшие годы, кто, несмотря на невероятные трудности и смутное время, продолжал защищать ее. Рассказывала наша газета и о форуме бездомных офицеров страны, где вроде бы были предложены важные и нужные решения. А позже появилась и организация, которая встала на защиту обездоленных людей в погонах. Рассказывает Алексей Ерошенко, майор, председатель комитета Движения в защиту прав на жилье военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов:
- Мы не занимаемся политикой, а защищаем право на жилье, помогаем устраиваться в жизни уволенным военнослужащим. Как? "Бомбим" инстанции, обиваем пороги высоких кабинетов. Кое-чего добиваемся. Но, конечно же, удается не все. Да вот пусть Олег Прокопьев, старший прапорщик, расскажет о своей беде.
- Ушел в запас в 98-м и приехал к жене и теще в Люберцы, - рассказывает Олег. - Обратился, как положено по закону, в местную администрацию. А мне говорят: раз вы призывались не отсюда, то нужно ехать туда, где вы родились. А я в Польше родился! В семье офицера. В общем, отказали. Жена на развод подала. Теперь я натуральный бомж. Жил в гараже, у друга, и на вокзалах приходилось ночевать, а что поделаешь?! Сейчас приютили знакомые. Работаю, помогаю детям - у меня их двое. Надеюсь все-таки получить хоть какую-то крышу над головой. Слава Богу, друзья не забывают - выручают порой крепко.
- Тем не менее, - продолжает Алексей Ерошенко, - наверху все-таки зашевелились. Правительством была принята многообещающая программа на 2006 - 2007 годы "15+15". На строительство жилья для офицеров предполагалось выделить федеральными и местными органами по 15 миллиардов рублей. К сожалению, действует она как-то странно. Вот добились мы три месяца назад, чтобы Кубинскому гарнизону выделили 29 квартир. Во-первых, никто их пока не получил, хотя прошло больше трех месяцев, во-вторых, на одну квартиру список сократили - один офицер "не вписался" в "15+15". А в третьих, вот сам список. А в нем - фамилии двойники. Какие? На одного человека записано две квартиры. Опечатка это или что-то другое?!
Но дело не только в программе "15+15". Сам Закон "О статусе военнослужащих" трактуется военными чиновниками весьма вольно. Вот уж действительно закон, что дышло: куда повернул, туда и вышло. Маленький пример. На очередной запрос офицеров ответ прислал врио заместителя командира Командования войсками специального назначения по расквартированию и обустройству войск (КСпН) генерал-майор Ю. Гусев. Сначала он пространно объясняет, что авторы жалобы не правы, а потом вдруг признается, что порядок выбора места жительства уволенным в запас правительством еще не определен, и вообще нет механизма исполнения Министерством обороны некоторых статей самого закона. Что тут скажешь? Наверное, закон плоховат - это признают многие, но в нем есть строка: "Военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, при увольнении с военной службы имеют право на выбор постоянного места жительства в любом населенном пункте Российской Федерации..." Нет механизма исполнения? Но не бездомные же офицеры должны его определять! Впрочем, Движение предлагает создать единый центр по распределению квартир, чтобы офицеры не бегали по инстанциям.
Важно и другое. Сейчас распределением и оформлением поступающих квартир занимается с десяток организаций. И везде сидят чиновники. И я что-то не верю, что все они честные и радеют только за справедливость. Ну разве назовешь справедливым, например, такое: В Химках офицер уволился в 45 лет, тут же встал в очередь в администрации города. Сейчас ему 58, но квартиры так и нет.
- Обращались ли вы к депутатам по поводу несовершенства Закона "О статусе..."? - спрашиваю Алексея Ерошенко.
- Наизусть помню ответ Владимира Вольфовича Жириновского и его "мудрый" совет: "Проблема может быть решена только в судебном порядке". Довожу до сведения: больше половины бесквартирных офицеров подали в суд и выиграли дело. А что толку? Судебные исполнители разводят руками.
- Когда все бумаги были готовы, - продолжает свой рассказ подполковник Зудов, - я стал ждать жилье. Прошел год - тишина. Подал в суд, дело выиграл. Теперь документы лежат где-то в "квартирном" подразделении Минобороны, но их не подписывают.
- А вы не пробовали обратиться к нашим богатеям? Ведь если уж говорить честно, то и их вы защищаете, да и российские богатые люди всегда участвовали в строительстве и укреплении армии - традиция такая была.
- Мы написали письма 100 богатейшим людям России, - рассказывает Арам Хачатрян. - Так ни один не откликнулся. У них свой мир. А вот политики, особенно накануне выборов в Госдуму, очень даже к нашему движению льнут. А насчет материальной помощи скажу: не нужны офицерам подачки в виде этой самой матпомощи. Устройте их семьи под крыши, а деньги любой офицер сам заработает, ведь у него и голова, и руки имеются.
...И все-таки "Русские витязи" и "Стрижи" летают. И наземные работники делают все, чтобы они летали лучше всех. Так, чтобы сердце замирало от гордости за наших пилотов...
КОММЕНТАРИЙ "ТРУДА"
Квартирный вопрос давно испортил нашу армию. Все последние годы число бесквартирных офицеров и прапорщиков росло пугающими темпами и к прошлому году достигло 160 тысяч человек. То есть приблизительно каждый третий. Благополучно провалена широко разрекламированная чиновниками программа "Государственные жилищные сертификаты" - по ней полный ажур с жильем у военных должен был наступить в 2003 году. Не наступил. Пришлось вмешиваться президенту Владимиру Путину. В феврале 2006-го он провел в Кремле специальное совещание по этому поводу. Для покупки жилья для служивых в самых проблемных регионах, где оно самое дорогое, - в Москве, Санкт-Петербурге, Московской, Калининградской и Ленинградской областях - на ближайшие два года дополнительно выделено 30 миллиардов рублей. Задача поставлена жестко: к 2010 году жилищной проблемы в Вооруженных силах быть не должно. И с того дня у Минобороны нет задачи важнее.
Дело двинулось, но со скрипом. В минувшем году военными куплено 40 тысяч квартир. Но не все они достались войскам, пришлось делиться с теми, кто уже оставил службу и уже на пенсии ожидает собственной крыши. А таковых еще больше. Большие надежды возложены на введенную с 2005 года в войсках ипотечно-накопительную систему. По ней на счет каждого участника с лейтенантских лет государство ежегодно кладет примерно по 1,5 тысячи долларов. Считается, что к пенсии накопится достаточно, чтобы купить хату. Вот только как сохранить эти деньги от инфляции на десятилетия, что отделяют молодого офицера от заслуженного отдыха? И с кого за это лет через 20-25 спрашивать?
А КАК У НИХ?
Майор Бертран Нивар, капитаны Франсуа Бретон, Людовик Буржерон. Эти трое и еще шесть летчиков-асов, которые входят сейчас в состав французской пилотажной группы "Патруль Франции", расцветят небо над Парижем через две недели, когда 14 июля здесь будут праздновать очередную годовщину взятия Бастилии, в цвета национального флага.
"Патруль Франции" набирают из числа летчиков-истребителей в возрасте от 30 до 39 лет на основе конкурса. Желающих туда попасть - огромное количество, но ежегодно зачисляют только троих лучших. Срок службы в элитном авиаподразделении - три года, после чего, как правило, летчик получает очередное звание и идет на повышение.
С материальной точки зрения военные пилоты вполне обеспечены. Так, лейтенант в начале службы получает примерно 2 300 - 2 400 евро в месяц. Чем выше звание и выслуга лет, тем выше заработок. К примеру, капитан ВВС с 8-10 летним стажем может рассчитывать на три с половиной, а то и больше тысячи евро. Что касается "Патруля Франции", то его пилотам, как мне удалось выяснить, причитаются некоторые суммы - в качестве командировочных, премиальных, не говоря уже о бесплатном питании.
Что касается жилья, то по сведениям, полученным мной в службе информации министерства обороны, летчики снимают квартиры самостоятельно. Базируется элитная часть на юге страны в местечке Салон-де-Прованс, где цены на жилье в два, а то и более раза ниже, чем в Париже. А это значит, что за треть, а то и четверть денежного довольствия каждый из них может снять вполне приличный дом или комфортабельную квартиру.
АВТОРИТЕТНОЕ МНЕНИЕ
Магомед ТОЛБОЕВ, заслуженный летчик-испытатель, Герой России:
- Многие думают: уж кто-кто, а военные летчики экстра-класса живут припеваючи, и у них просто не может быть никаких проблем с жильем. Как бы не так! Стоят годами в общей очереди на квартиру, мыкаются по общежитиям, снимают комнаты у частников. Я совершенно убежден, что одна из главных причин аварийности в авиации кроется в том, что мало кого волнует быт пилотов. Так было не всегда. В середине 70-х годов, когда интенсивно шло переучивание на новые типы авиационной техники, одновременно произошел и резкий всплеск катастроф. За год мы теряли до 120 летчиков. Целую дивизию! Тогда вышло совместное постановление ЦК КПСС и Совмина СССР, а вслед за этим - знаменитый приказ министра обороны N 100, где черным по белому было написано, что летный состав положено обеспечивать квартирами в первую очередь, что режим труда и отдыха летчиков должен быть взят под особый контроль. Сейчас эта система, к сожалению, рухнула. Знаете, как отдыхают летчики, у которых полеты запланированы на 6 часов утра, а для этого нужно прийти на службу ни свет ни заря? Никак.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников