04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВЫШЕЛ Я ВЕСЬ ИЗ НАРОДА

Владимирова Елена
Опубликовано 01:01 29 Июля 2000г.
Мы уже рассказывали, как отдыхают известный писатель Сергей Есин, олимпийский чемпион Петр Болотников... Сегодня наш собеседник - депутат, генерал Александр Гуров.

- Мою малую родину не найдешь на карте - село Шушпан-Ольшанка Старо-Юрьевского района Тамбовской области. Шушпан - имя речки. Ольшанка - потому что много ольхи росло. Была в селе большая церковь, 200 подворий, а вокруг малые хутора. Их потом во времена Хрущева скопом объявили бесперспективными и приговорили к вымиранию. Помню, в 1961 году трудоспособного населения в Шушпан-Ольшанке насчитывалось почти тысяча человек. Огромная школа в две смены не вмещала всех учеников. Но сгинули и хутора, и некогда многолюдное село.
Да, мужикам дали на руки паспорта, вместо трудодней ("галочек") стали начислять зарплату. На том "плюсы" закончились. Крестьянские приусадебные хозяйства, дававшие стране половину продуктов, стали рушить на корню. Были наделы в 40 соток - их кому уполовинили, а кому вовсе по порог обрезали. Лошадей приговорили, а техники не дали. На моих глазах вымирал наш деревенский табун, насчитывавший 300 коней. Фураж бюджетом не предусматривался, и через две голодные зимы животных не стало. Мы плакали, но поделать ничего не могли.
А ведь была в наших местах другая жизнь. В Растовом саду, где была дворянская усадьба, сохранился парк из реликтовых деревьев. Вековые сосны, кедры, березы и каскад прудов. Кстати, в пяти километрах оттуда жил известный композитор Верстовский. Моя бабка рассказывала нам, как красиво было когда-то в усадьбе, какие аллеи ее украшали, какие рыбы в прудах водились. Красочные аттракционы устраивали бывшие хозяева на радость всей округе. И это в самой что ни на есть российской глуши!
Мои предки под раскулачивание не попали, потому что небогато жили. Правда, один неприятный эпизод с дедом Гришей (донским казаком) однажды случился. В русско-японскую войну он получил тяжелое ранение в ногу. Власть новая требует налоги с одной-единственной яблони. А у него в хате - земляной пол, ни коровы, ни козы на дворе. Одна ценность - пуховая подушка. Так вот, хромого инвалида русско-японской кампании хватают однажды двое уполномоченных и тащат в район к судье. И тот вынес вердикт: изъять у гражданина Коршунова Г. налог в виде подушки.
Дикость. Какие бы времена ни были, ничем нельзя оправдать беззаконие. Это говорю я, как теперь выражаются, силовик. Но именно как силовик я против бездумной карательной практики.
* * *
У другого моего деда - Степана - были огромный в полгектара сад, ульи. Мне позже его хозяйский опыт сильно пригодился. Антоновка у деда вызревала настоящая, 600-граммовая. До сих пор, приезжая туда, я продираюсь в этот заросший сад, который сажали полвека с лишним назад, и изумляюсь стойкости трех яблонь-рекордисток, которые все еще плодоносят.
У меня же, когда-то в ранней юности окончившего школу с производственным уклоном и получившего специальность тракториста-машиниста широкого профиля, во взрослой жизни особой тяги к земле долго не было. Появилась она, когда я получил участок в 16 соток в Истринском районе Подмосковья. Как говорится, вдруг всерьез проявились мои исконные таланты и влечения. Я его начал обустраивать, засаживать пару лет назад, но там уже плодоносят и груши, и сливы, и смородина, и малина. Есть и яблони. Одна в этом году обильно цвела.
А вообще, у меня на той делянке свыше 30 видов растений. Есть очень редкие. Например, аралия манджурская - колючая, с огромными красивыми листьями. Между прочим, по полезным свойствам ее корень приравнивается к корню женьшеня. Имеются рябина и калина, ирга и айва японская. Даже чабрец. С юности для меня ни с чем не сравним запах степного разнотравья - полыни и чабреца. Вот я и выкопал его на Тамбовщине и привез в Подмосковье. Не передать, как он благоухает, особенно после дождя.
А еще есть во дворе уголочек леса, где растут можжевельник, сосна, две ели, дикий шиповник, черника и голубика, лесная земляника. Она мне не менее дорога, чем ремантантная садовая.
Яблоки я люблю моченые. Сам готовлю их по старорусскому рецепту. Он прост. На 10 литров родниковой воды - 600 граммов ржаной муки или ржаной соломы плюс 300 граммов сахарного песка, 100 - соли. Каждый слой яблок надо обязательно перекладывать смородиновым листом. А деревянной кадушке с яблоками место - в погребе. Кроме того, своими руками плодовые дерева прививаю. На рябину хорошо идет груша.
Люблю многолетние цветы, увлекся газонами. О чем, к слову сказать, мои предки-крестьяне не помышляли. Отдыхаю я только дома, на даче. Тля напала на сливу - надо срочно дать отпор, долгоносик ополчился на землянику, а плодожорка грозит смородине и крыжовнику - не сиди сложа руки. Конечно, бывает, наломаешься за день. Но топится банька. После нее будто заново на свет родился...
* * *
Нормальных людей занятие политикой 24 часа в сутки не может не раздражать, оно их делает чрезвычайно нервными. Кроме сада, я снимаю стресс еще на охоте. Хожу с ружьем дважды в год - неделю весной и столько же осенью. Можно сказать, специалист по болотно-луговой дичи. А это и вальдшнеп, и утка, гусь... И не столько азарт, сколько возможность побродить по родным черноземным местам тянет меня в дорогу. Звали и зовут друзья на севера, в другие места, но я предпочитаю месить грязь на Тамбовщине. Нередко возвращаюсь без трофея. Просто меряю версты, беседую с местными мужиками. ...Обычно надеваю фуфайку, сапоги, шапку и на местный говор перехожу как-то само собой - и тогда уже совсем не отличаюсь от селян. Несколько дней охотничьего сезона избавляют от усталости напрочь.
Общаясь с людьми на земле, невольно учишься. Как законодатель, руководитель Комитета по безопасности Госдумы я твердо стою сегодня на том, что, принимая Земельный кодекс, мы обязаны твердо усвоить одно: сельскохозяйственные земли должны использоваться только по своему предназначению, не должны быть предметом спекуляций. На них не место ни кортам, ни борделям.
ИЗ ДОСЬЕ "ТРУДА":
Родился Александр Гуров в 1945 году на Тамбовщине. После окончания юрфака МГУ работал рядовым милиционером, инспектором уголовного розыска в одном из столичных отделений милиции. Затем трудился в Управлении уголовного розыска МВД СССР, позже - во ВНИИ союзного МВД. Был начальником 6-го Главного управления министерства - по борьбе с оргпреступностью, коррупцией и наркобизнесом. До избрания депутатом Госдумы руководил Всероссийским НИИ МВД. Доктор юридических наук, генерал-майор милиции, автор ряда научных работ и книги "Красная мафия". Член фракции "Единство", председатель Комитета по безопасности Государственной Думы. Хобби - садоводство.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников