09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СТРАСБУРГ ПРОТИВ НОВОРОССИЙСКОГО СИЗО

Макарова Оксана
Опубликовано 01:01 29 Июля 2005г.
В Европейском суде по правам человека в Страсбурге недавно закончился уникальный процесс. Более двух лет там рассматривался иск краснодарца Андрея Новоселова. Он требовал признать бесчеловечным и унизительным обращение с ним во время тюремного заключения.

Злоключения Новоселова начались еще в 1998 году, когда он решил продать свое жилье. Оформив сделку и отдав задаток, новые владельцы вселились в его дом, решив, что остальную часть денег выплачивать необязательно. Произошел громкий скандал. Но крайним оказался именно Новоселов. Против него было возбуждено уголовное дело. Через месяц незадачливого продавца дома за нарушение общественного порядка осудили на полгода. Наказание Андрей отбывал в одном из Новороссийских СИЗО. - Условия были нечеловеческими, - вспоминает Новоселов. - Каждая камера площадью приблизительно 42 квадратных метра, в ней до полусотни заключенных. Всего 30 спальных мест, из которых два заняты емкостями с водой, чтобы мыться и спускать воду в туалете. Без емкостей не обойтись, водопровод работал по часу три раза в день. Спали поочередно. Из постельных принадлежностей лишь рваные хлопковые матрацы. Но мне в первый месяц и его не досталось. Пришлось спать прямо на металлических пластинах, завернувшись в старую, грязную и изношенную тряпку. Вентиляцию включали только на нескольких минут, когда контролеры посещали камеру. Окна забиты стальными щитами, поэтому доступа свежего воздуха не было.
По словам бывшего узника СИЗО, на всех, кто оказался с ним в заточении, выдавали один кусок мыла в неделю. Неудивительно, что одежда заключенных кишела вшами. Словно издеваясь над людьми, администрация изолятора решила принимать жалобы, заявления и письма от заключенных один раз в день - с 4.30 до 5 часов утра.
- Суточный рацион состоял из хлеба, овсянки, вареной перловой крупы, - продолжает Новоселов. - Мяса я не видел вообще. В камеру не раз помещали больных туберкулезом.
Когда 28 апреля 1999 года Андрей Новоселов вышел на свободу, врачи констатировали у него истощение. Похудел на 15 килограммов. Страдал одышкой. Кожа покрылась гнойниками. Решил обратиться в суд, чтобы получить компенсацию за моральный ущерб. Его дело рассматривалось сначала в районном, потом в Краснодарском краевом, а затем и в Верховном судах России. И каждый раз выносилось одно и тоже решение: "Суд пришел к выводу, что заявитель не сумел доказать того, что должностные лица учреждения, в котором он отбывал наказание, причинили ему моральные или физические страдания".
После этого бывший заключенный решил жаловаться в Страсбург. Европейский суд по правам человека более двух лет исследовал обстоятельства дела и пришел к выводу, что произошедшее с Новоселовым в Новороссийском СИЗО нарушило 3 статью Европейской конвенции прав человека, в которой говорится, что "никто не должен подвергаться бесчеловечному или унизительному обращению во время отбывания наказания". Суд отклонил возражение представителя Российского правительства о том, что плохие условия содержания Новоселова под стражей обусловлены объективными причинами и что у тюремных властей не было специального намерения подвергнуть его унижающему достоинство обращению.
В качестве справедливой компенсации суд обязал Российское правительство выплатить Андрею Новоселову 3000 евро за моральный ущерб; 12000 рублей адвокату заявителя за его работу в национальных судах; 1300 евро представителям заявителя в Европейском суде. Вот только не окажется ли теперь почта Страсбурга перегружена множеством подобных исков из России? Ведь история бывшего зэка Новоселова в нашей стране, увы, привычна.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников