Фамилия, знаете ли, обязывает к путешествиям!

Родственник и полный тезка в родовом имении Миклухо-Маклаев
Георгий Настенко
Опубликовано 00:07 29 Июля 2016г.

Разговор с Николаем Николаевичем Миклухо-Маклаем


Знаете ли вы, что день рождения нашего знаменитого соотечественника Николая Николаевича Миклухо-Маклая во всем мире считается международным Днем этнографа? И что в 1996-м, в год 150-летия со дня рождения, ЮНЕСКО назвало его «гражданином мира»? Об уважении к неутомимому путешественнику и ученому и признании его заслуг говорит и тот факт, что после его смерти в 1888 году и до 1917-го потомкам исследователя из личных средств российских императоров Александра III и Николая II выплачивалась солидная пенсия — и это несмотря на то, что жили они в далекой Австралии... На днях негромко был отмечен 170-летний юбилей ученого. Корреспондент «Труда» расспросил о великом предке его родственника и полного тезку — Николая Николаевича МИКЛУХО-МАКЛАЯ.

О своем собеседнике со столь знаменитой фамилией я узнал давным-давно от тренера по парусному спорту: дескать, есть такой яхтсмен, кандидат в сборную страны, может быть, даже родственник... А поговорить довелось только сейчас, по юбилейному поводу.

— Да, я потомок старшего брата ученого, Сергея Миклухи, довольно известного в свое время юриста, — начал свой рассказ Николай Николаевич. — Сергей намного пережил брата Николая и был одним из главных его биографов. Откуда взялась наша двойная фамилия? Шотландский барон Мак Лэй воевал на стороне поляков, попал в плен к казакам. Перешел служить к Богдану Хмельницкому и женился на казачке по фамилии Миклуха. Их дети взяли фамилию матери. Один из сыновей прославил фамилию на войне: первым ворвался в крепость Очаков. Так Миклухи получили дворянский титул. Вот и будущий знаменитый ученый детство и юность провел с фамилией Миклуха. Уже когда он учился в Германии и начал писать статьи на немецком и английском языках, добавил себе вторую часть фамилии...

Сейчас на Волковом кладбище можно увидеть рядом могилы: отца — известного в свое время инженера-путейца Николая Ильича Миклухи, и сына — прославленного ученого-этнографа Николая Николаевича Миклухо-Маклая. Вообще люди в этом роду были незаурядными. Мать будущего путешественника, урожденная Екатерина Беккер, имела немецко-польское происхождение и состояла в родстве с Гете и Мицкевичем. Но когда Николай уехал за границу, она в письмах уговаривала сына держаться подальше от польских смутьянов-сепаратистов. И советовала сыну учить не польский, а английский язык, который больше пригодится в научной деятельности. Между прочим, ее отец, Семен Беккер, был героем Бородинского сражения, одним из лучших военных хирургов того времени, а один из ее братьев позже участвовал в польском восстании...

В 15 лет Николай и его старший брат Сергей тоже побузили, приняв участие в студенческих волнениях и даже посидев в казематах Петропавловской крепости. В результате будущему великому ученому запретили поступать в российские университеты, пришлось ему учиться в Германии. И еще одна деталь: дальше всех по революционной линии пошел младший из братьев, Михаил, который был близко знаком с Софьей Перовской, Николаем Рысаковым, бросившим бомбу в Александра II, и прочими народовольцами. Но ареста избежал, дожил до 1927 года и уже в советское время был видным геологом. Вот так в одной большой семье уживались великие патриоты и пламенные революционеры...

Мой собеседник Николай Миклухо-Маклай подтвердил и правдивость жутковатой байки о том, как его знаменитый тезка сделал фонарь из... черепа своей возлюбленной. Когда студентом тот проходил медицинскую практику в Йенском госпитале, в 1868 году у него вспыхнул бурный роман с одной из пациенток — Аурелией Гильдебранд, безнадежно больной дочерью профессора. Уже в предсмертном состоянии она завещала возлюбленному свое тело... Впрочем, и свой череп Николай Николаевич завещал петербургской Кунсткамере, где тот сейчас и находится.

Знаменитый ученый-этнограф Николай Николаевич Миклухо-Маклай

Миклухо-Маклай был по-настоящему предан науке. Он жил своими экспедициями, хотя открытия делал на грани смертельного риска. Чудо, что ученый не погиб в Папуа, где жили различные племена, в том числе и людоеды. Он сам описывал в дневниках: еще до отплытия корабля туземец Туй, с которым он успел подружиться, предупреждал, что, как только корабль уйдет, белого пришельца убьют и съедят. Николай Николаевич пишет: он сделал вид, что не понял Туя, и... подарил ему гвоздь. Оставаясь один на один с неизвестностью, не взял с собой оружия. Дикари тыкали копьями в лицо, совали ножи в рот, но оставили его живым, убедившись, что Человек с Луны не представляет для них опасности...

Ученый Миклухо-Маклай был не только прекрасным литератором, но и отличным художником, что повышало ценность его исследований. В те времена путешественники в дальние странствия старались захватить с собой художников, чтобы те запечатлели пейзажи и объекты исследований. Так вот, иллюстрации Миклухо-Маклая прекрасно дополняли записи. К примеру, рисуя туземца, он рядом изображал его хижину, а также деревья, из которых хижина сделана... Для людей науки его рисунки несли научную информацию. Увы, ранняя смерть ученого (в 41 год) не позволила Миклухо-Маклаю систематизировать свои записи.

За сто с лишним лет Берег Маклая мало изменился

Сегодня становятся широко известны многие обстоятельства деятельности Никитина, Пржевальского, Арсеньева, Козлова и других наших великих путешественников. Открываются и ранее неизвестные страницы. Например, о работе по сбору разведданных, имеющих важное государственное значение. Свои первые путешествия Миклухо-Маклай осуществлял под руководством немецкого ученого Эрнста Геккеля, с которым потом разошелся и не общался из-за разных научных взглядов. Но сам Николай Николаевич с 1873-го по 1884-й многократно прорывался на прием к царским министрам и даже самому Александру III, уговаривал их учинить российский протекторат над Папуа — Новой Гвинеей. Однако правительство России, в те годы отказываясь от владения Аляской и Калифорнией, не считало целесообразным содержать земли у севера далекой и неведомой Австралии. А в 1884 году немецкий ученый Отто Финш, выдавая себя за брата Миклухо-Маклая, купил порознь несколько участков побережья общей длиной 300 км, и северо-восточная часть Новой Гвинеи оставалась владением Германии до 1914 года.

— Вы связь с австралийскими родственниками поддерживаете? — спрашиваю у Николая.

— Конечно. Общаемся с ними по-английски — русского они не знают. Они иногда приезжают на маклаевские чтения, а также на юбилеи 2-й Санкт-Петербургской гимназии, в которой учился их прадед...

Мы знаем династии Лазаревых, Нахимовых, Нансенов и других мореходов и путешественников. Из современников — династии Кусто, Конюховых: В определенной мере к ним можно причислить и нашего героя. Николай Миклухо-Маклай — современник подтверждает правило: выдающиеся путешественники и мореходы в своем роду обычно не бывают одинокими в своих пристрастиях.

— С детских лет я серьезно занимался парусным спортом, входил в юношескую сборную СССР, — рассказывает Николай. — Поступил в Корабелку, ныне Государственный морской технический университет. Хотел посвятить себя яхтам. Но страна развалилась, и стало не до спорта.

В 2000-х он возобновил тренировки, но теперь ходит под парусом как любитель. Из последних походов Николая Николаевича — переход на яхте из турецкого Мармариса (там, где резиденция Эрдогана) до побережья Греции. Путешествовал мой собеседник и по глухим местам Индии и США, в тропических лесах островов Карибского бассейна, напоминающих Амазонию. Хотя по профессии он — управленец, и его работа никак с путешествиями не связана. Но... Видимо, гены сказываются. И фамилия, знаете ли, обязывает к путешествиям...

P.S. А на днях они всем семейством приехали в Окуловку, где в родовом имении Михлухо-Маклаев отмечали юбилей своего знаменитого предка.

Штрихи

Николай Николаевич Миклухо-Маклай (1846-1888) — русский этнограф, антрополог, биолог и путешественник, изучавший коренное население Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании, в том числе папуасов северо-восточного берега Новой Гвинеи (этот берег в русскоязычной литературе называют Берег Миклухо-Маклая). 14 июля, день рождения Миклухо-Маклая, является профессиональным праздником этнографов.




Поссорятся ли Россия и Белоруссия?