10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СЛЕЗА РЕБЕНКА

Головачев Виталий
Опубликовано 01:01 29 Августа 2001г.
Факт, казалось бы, невероятный: здоровых детей, оставшихся без попечения родителей, направляют не в школы-интернаты или дома ребенка, а в больничные палаты. Чтобы жили там. И хотя в лечебнице обстановка не самая веселая, ребята месяц за месяцем привыкают: спят, питаются в больничной столовой, играют, рисуют, учат азбуку... А рядом болеют, лечатся, порой умирают их сверстники.

Двое малышей прожили почти год в центральной райбольнице Михайловского района Амурской области. Мальчики полутора и двух лет находились в стационаре, пока ситуацией не заинтересовалась прокуратура области. На днях их отправили наконец в Дом ребенка. Но, как сказала мне медсестра, в больнице ждут новых "жильцов". "Что же делать? - вздыхает районный педиатр Любовь Гладун. - Жалко детей. Стационар, конечно, не место для них, но кто-то же должен о ребятишках позаботиться".
А в столичной Морозовской детской клинике нашли пристанище четырехлетняя Аника и шестилетняя Иляна (имена в интересах детей изменены). Они здесь уже пятый месяц. Девочки то и дело спрашивают нянечек, сестер, заглядывая им в глаза: "Когда придет мама? Скоро?" "Скоро, милые, - отвечают медработники. - Она отправилась в другой город по делам". А мать девочек - в следственном изоляторе. "По делу"... Она приехала с дочерьми из Молдавии. В Москве ударилась в наркобизнес и вот - арестована. Милиция привезла оставшихся без присмотра детишек в Морозовскую. После того как девочек обследовали, администрация клиники обратилась, как и положено, в консульский отдел посольства Молдавии - так, мол, и так, пора отправить детей домой. Дипломаты не спешат...
Впрочем, в Морозовскую, как и в другие наши клиники, гораздо чаще привозят маленьких россиян, которые остались одни. Во многих регионах такая же ситуация. Одного этого достаточно, чтобы бить в набат. Но эти факты - лишь фрагмент картины, характеризующей положение в "детской сфере". Десятки тысяч беспризорников, маленьких бродяг за последние годы заполонили российские города от Калининграда до Дальнего Востока. Растет число самоубийств среди тинейджеров. У нескольких миллионов детей и подростков, по оценке экспертов, крайне тяжелое, "деформированное" детство.
Недавно Генеральная прокуратура провела масштабную проверку соблюдения в стране законов об охране материнства и детства. Результаты удручающие. Кажется, общество забыло о несчастных. Что происходит? Об этом беседуем с заместителем начальника управления по делам несовершеннолетних и молодежи Генеральной прокуратуры РФ Наталией ВОЛКОВОЙ.
- Наталия Дмитриевна, откуда у нас так много беспризорников, сирот, малолетних преступников?
- Это прежде всего тяжелое социальное эхо непродуманных "шоковых" реформ 90-х годов. Могут ли быть нормальными внутрисемейные отношения, когда нет денег даже на самое необходимое, когда родители испытывают не только огромные физические, но и психоэмоциональные перегрузки, порожденные безработицей, нищетой, неуверенностью в завтрашнем дне? Количество неблагополучных семей за "ельцинские" годы росло стремительно. На заметке у работников милиции сейчас - 276 тысяч семей, где родители не выполняют своих обязанностей по воспитанию детей.
Прямое следствие семейного неблагополучия - расширение масштабов социального сиротства. Только за прошлый год выявлено 123 тысячи детей, оставшихся без попечения родителей. А многие ребята, нуждающиеся в помощи государства, находятся "в тени".
- Каким образом дети остаются "без попечения"?
- Прежде всего речь идет о тех семьях, где ребята, можно сказать, "лишние". Они голодают, постоянно подвергаются жестоким избиениям, издевательствам. Пьянство, наркотики, потеря человеческого облика взрослыми - вот что окружает в таких ситуациях ребенка. Тяжелейшее впечатление производят материалы правоохранительных органов, а также опеки и попечительства, в которых речь идет о женщинах, занимающихся проституцией, приводящих домой "гостей" и "ублажающих" их на глазах детей... Некоторые так называемые матери ненавидят своего ребенка (чего не встретишь даже у животных). Гражданка Д. из города Оленегорска постоянно избивала своего сына, которому было всего-то несколько месяцев, не кормила его, а полугодовалую кроху забила до смерти...
Другой пример. Прокуратура Мурманской области возбудила уголовное дело в отношении некоей С., ребенок которой родился здоровым, но умер в 10-месячном возрасте от истощения. А вот завершенное дело: Валуйским районным судом Белгородской области осуждена мать-одиночка С,, злоупотреблявшая спиртным. Она часто уходила из дома, бросая троих маленьких детей на произвол судьбы. Девятилетнюю дочь, которой поручала все заботы о сестрах, мать избивала, в том числе утюгом, вырывала волосы, угрожала убийством, приставляя нож к горлу...
У таких родителей надо изымать детей как можно раньше. Ежегодно суды рассматривают свыше 35 тысяч (!) заявлений о лишении родительских прав (несмотря на исключительный характер этой меры). Вот и остаются дети одни. За последние три года количество подобных исков возросло. Значит, негативная тенденция пока не снижает оборотов.
Теперь нетрудно понять, почему многие дети бегут из дому. В прошлом году более 27 тысяч подростков ушли "в неизвестность". Несовершеннолетние нередко становятся жертвами преступлений, совершают самоубийства. Как это ни чудовищно, детьми начали торговать.
- В каком смысле?
- В прямом. За три года зарегистрировано сто уголовных дел, связанных с торговлей детьми. Например, в деревне Макариха Владимирской области гражданка П. продала свою 12-летнюю дочь за 1000 рублей "покупателю" для, как сказано в материалах, "совершения с ней действий сексуального характера". В Хабаровском крае 6-летняя девочка была продана матерью уже не на время, а насовсем гражданке Оглы. Судебное рассмотрение отложено, потому что так называемая мамаша скрылась... Не хочется и рассказывать об этих мерзостях. Думаю, ясно, почему у нас много социальных сирот.
- Сколько же их всего?
- Детей, оставшихся без попечения родителей, - 678 тысяч (от новорожденных до 17-летних включительно). То есть каждый пятидесятый ребенок. У нас такого не было ни в годы Великой Отечественной, ни сразу после нее. И хотя ежегодно россияне усыновляют, удочеряют 13,5 тысячи малышей и подростков, плюс иностранцы 6 тысяч - число социальных сирот продолжает расти. Многим из них не помогает никто - ни государство, ни родственники, ни благотворительные фонды...
- Но ведь есть социально-реабилитационные центры для несовершеннолетних, приюты, центры помощи тем, кто остался без попечения родителей...
- Все переполнено. Сегодня в стране необходимо семь тысяч подобных учреждений, а их - около 800. Правительственным постановлением в ноябре прошлого года предусмотрено создание широкой сети приютов и центров, но региональные власти и органы социальной защиты населения не проявляют здесь рвения. Деньги расходуют, по словам чиновников, на "более важные цели". А что, хотелось бы спросить, может быть важнее, чем спасение детей, попавших в беду?
В Тюмени, например, нет ни одного социального приюта, хотя по нормативу их должно быть не менее 12. В Хабаровском крае вместо 40 создано 12. В Тверской области в 20 районах - ни одного. Между тем Тверской областной социально-реабилитационный центр и городской приют переполнены. В Моршанске Тамбовской области в приюте - 60 детей при норме 30. Аналогичная ситуация в Тайшете Иркутской области. Здесь работники милиции постоянно снимают с поездов маленьких бродяжек. Поток их на узловой железнодорожной станции не иссякает. Но в приюте нет мест, и после нравоучительных бесед с подростками их отпускают восвояси. Очень плохо обстоит дело в Хакасии, где голодные, не имеющие средств к существованию ребятишки обитают на вокзалах, рынках, в канализационных люках, подвалах. Положение в этой республике и многих других регионах страны стало просто критическим.
Работники милиции, органов опеки и попечительства пристраивают ребят куда удастся, в том числе в больницы и даже в нарушение закона направляют за колючую проволоку (хотя никаких правонарушений они не совершали). В прошлом году более 14 тысяч беспризорных и безнадзорных мальчишек и девчонок, нуждающихся в помощи государства, вместо учреждений социальной защиты были помещены в центры временной изоляции (системы органов внутренних дел).
Дети годами, а порой до совершеннолетия находятся "в учреждениях временного пребывания". В приюте Октябрьского района Челябинской области, не рассчитанном на длительное проживание ребят, они остаются нередко до 18-летия. Такая же ситуация в Амурской, Псковской, Рязанской, Сахалинской и других областях.
- Часто ли отправляют социальных сирот в больницы?
- К сожалению, таких фактов тысячи. Например, в лечебницах Сахалинской области на момент проверки проживали 22 практически здоровых ребенка. Это характерно для большинства регионов.
Условия больничного стационара неблагоприятно сказываются на физическом и психическом развитии детей. Длительное пребывание в нем приводит порой к заражению "внутрибольничной инфекцией". Я уж не говорю о том, что в лечебницах нет оборудования, мебели и игрушек, необходимых для детей младшего возраста. Хорошо, если "ходунки" принесет из дома нянечка или сестра, а манеж изготовит больничный плотник. Малыши нередко лежат на не приспособленных для них кроватях (без боковых сеток), практически не имеют возможности передвигаться. Естественно, в лечебницах нет и воспитателей, способных обеспечить полноценное развитие детей. Вывод очевиден: с подобной практикой надо кончать, а для этого - быстрее создавать соответствующие детские учреждения.
- Но намного ли лучше жизнь ребят в приютах, реабилитационных центрах, детских домах?
- По крайней мере, эти учреждения создавались специально для детей, лишенных родительской ласки и отчего дома. Хотя, конечно же, из-за мизерного финансирования, составляющего нередко 20 - 30 процентов от потребности, большинство приютов и центров бедствует, прозябает в нищете. Нет денег ни на полноценное питание, ни на приобретение в необходимых количествах одежды и обуви, ни на медицину. В приюте Кольского района Мурманской области стоматологическая помощь не оказывалась детям в течение пяти лет. В отделение петрозаводской больницы (Карелия), где выхаживают детей в возрасте до двух лет, уже пять лет не поступало белье, в том числе пеленки. В детской больнице города Черногорска (Хакасия) на питание ребенка выделяется 2 рубля в день.
Приют в Кемском районе Карелии расположен в деревянном здании, кровля протекает. Стены социально-реабилитационного центра в Копейске (Челябинская область) пропитаны сыростью, с потолка льется вода, пол во всех помещениях подгнил, проваливается. Из-за большой влажности одежда покрывается плесенью. Санитарно-техническое оборудование неисправно. Таких примеров множество.
Без необходимой материальной поддержки остаются и семьи, принявшие детей под опеку. Низко поклониться надо этим добрым, отзывчивым людям. В таких семьях воспитывается, между прочим, свыше 250 тысяч детей. На содержание их, естественно, должны выдаваться пособия. Но средства на выплаты зачастую вообще не предусмотрены в бюджетах субъектов Федерации и местного самоуправления. А в некоторых случаях власти принимают незаконные решения о снижении пособий. Прокуроры на местах вынуждены в судах отстаивать права сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на получение денежного содержания. Например, прокуроры Красноярского края направили в суды 1275 заявлений на общую сумму 7,3 миллиона рублей. По инициативе прокуратуры Омской области местный закон о бюджете дополнен нормой о целевом выделении средств на выплату опекунских пособий.
Как видим, ситуацию с охраной детства в стране никак нельзя признать нормальной. Положение настолько серьезное, что без срочных, решительных мер на региональном и федеральном уровнях исправить его не удастся. Речь, как это ни банально звучит, идет о будущем страны. С 1990 по 2000 год число детей в России и так уже сократилось с 40,2 до 33,9 миллиона, то есть на 6 миллионов! В стране накопилось много сложностей, но просто некуда откладывать эту заботу - об уменьшении страданий множества ни в чем не повинных детишек... Они, их слезы - всем нам упрек.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников