10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НЕЗАКОННОРОЖДЕННЫЕ

Рак Любовь
Опубликовано 01:01 29 Августа 2001г.
Мы ехали по проселочной дороге. С двух сторон монотонно тянулись только что засеянные поля. С трудом верилось, что всего пару лет назад здесь был только бурьян в человеческий рост. Колхоз с красноречивым названием "Вперед" зашел, как говорится, не в ту степь. Местный леспромхоз тоже рухнул. Что оставалось делать людям? Брать в руки вилы и идти на большую дорогу?

- Я собрал народ, - говорит глава поселка Сергей Корольков, - и сказал: мужики, поверьте, мы нужны только самим себе. Никто не поможет. Если будем как-то шевелиться, что-то делать - может, выживем. Подумали - и решили создать при поселковой администрации хозрасчетное предприятие. Засеяли пашню, открыли свой хлебозавод, свинарник, занялись лесозаготовками, технику собирали буквально из металлолома... Короче, постепенно встали на ноги. Но вот незадача: наше предприятие не подпадает ни под один закон. Нам говорят: администрации нельзя заниматься предпринимательством. Выходит, бросать людей на произвол судьбы можно, а дело делать нельзя?
Ситуация поистине странная. Иногда до смешного доходит. Стоял в Тинах никому не нужный бывший леспромхозовский гараж. Деревенские умельцы сняли с него алюминиевую крышу, здание стало разваливаться. Корольков смотрел на него с тоской, ездил в Красноярск, ходил по кабинетам, просил - отдайте. Да как же можно, отвечали ему, это ведь государственная собственность! Но когда злосчастный гараж окончательно рассыпался, краевые власти сменили гнев на милость: ладно уж, берите, владейте.
Теперь в полностью восстановленном гараже располагается ремонтная база хозяйства. Здесь чинят и латают все, что как-то может пригодиться. "Из ничего" собрали автобус, чтобы возить пенсионеров (а их здесь из четырех тысяч населения - 1058 человек) в районную больницу. "Получился вездеход такой, - усмехается Корольков, - посадишь на него старика и везешь. А что делать? "Скорой" у нас нет".
При этой же ремонтной базе можно было бы и бюджетную МТС организовать по типу тех, что существовали в 50-е годы: помогать пахать, сеять, урожай собирать бедным соседям.
- Хозяйства у нас очень слабые, - рассказывает глава Нижнеингашского района Леонид Ховренков. - Крестьянским районом мы никогда не были, занимались в основном лесозаготовками. И техника, как везде, изношена до предела. Если организуем маленькую МТС, сможем поправить ситуацию, хозяйства выживут. Техника должна находиться в муниципальной собственности, а работать - на село. Только вот нет закона такого...
По узкой тропке между законом и беззаконием Королькову приходится ходить постоянно. С одной стороны, он чиновник, глава Тинской администрации, с другой - директор хозрасчетного предприятия, един в двух лицах. В одном кармане у него лежат бюджетные деньги, в другом - заработанные путем хозяйственной деятельности. Одна рука - просящая, другая - дающая... Средства кочуют туда-сюда, причем чаще из частного кармана в государственный, потому что в поселковом бюджете больше дырок, чем рублей. С точки зрения правовых норм, это опять же неправильно, за что его не раз били, бьют и будут бить. Зато люди в Тинах не вымерли. Кстати, они Сергея Григорьевича недавно главой выбрали на второй срок.
- Первый вопрос, который мне обычно задают, - говорит Корольков, - а сколько ты берешь себе? Да нисколько! Доказывать свою честность, допустим, в Красноярске бывает тяжело, но в деревне-то я, как голый в бане, у всех на виду. Все знают, чем занимаюсь, сколько хлеба, например, отвожу в школы, детские сады, больницы. Кстати, мы его выпекаем и каждый день поставляем в бюджетные организации района, а государство с нами рассчитывается ни шатко ни валко - хорошо, если через месяц. Расчеты с краевой психобольницей N1, которая расположена на нашей территории, затягиваются до трех месяцев. Цены тем временем растут, предприятие терпит убытки.
В свое время Сергей Григорьевич в тех же Тинах был председателем исполкома, занимался, по его словам, перераспределением средств. А когда перераспределять стало нечего, от такой работы устал до смерти. Став главой, решил больше не попрошайничать, а учиться зарабатывать. Начинал с коллектива в 6 человек, включая его самого. Сейчас в хозрасчетном предприятии заняты 240 рабочих, плюс 40 временных, сезонных. Заработки у них - от 3-4 тысяч и выше. Сам Корольков по-прежнему сидит на жесткой чиновничьей зарплате, дивидендов не имеет. Хотя зарплата эта несколько выше, чем у других пятнадцати сельских руководителей района. Потому что районный глава Леонид Ховренков, учитывая реальные дела, сделал для него исключение: положил оклад, как у заместителя главы района - не 3 тысячи, как у всех, а целых пять с половиной!
Те самые поля, еще недавно заросшие бурьяном, распахивали постепенно. Для пробы взяли всего 67 гектаров и получили хороший урожай. Потом еще 150, 300, 600... Сейчас засевают пшеницей, рожью, овсом 1200 га. И думают, что еще гектаров 500 им бы не помешали. Потому что дело это прибыльное. Зерно сдают в район, в обмен получают муку и пекут хлеб. Всех конкурентов давно обошли - тинские булки пышнее и вкуснее, к тому же стоят дешево, всего 4 рубля 30 копеек.
Дела бы пошли еще лучше, будь в хозяйстве своя мельница. Она вроде бы и есть, да только на бумаге, вписана в краевую программу. Дело за малым - за финансированием. Увы, обещанного второй год ждут. Королькова по поводу мельницы сомнения берут, появится она наконец или опять обманут? Тем более что в дураках он оставался уже не раз...
Кто только в Тины в гости не приезжал - и губернатор края Александр Лебедь, и его зам. Александр Сараев, и заместитель председателя Госдумы Петр Романов, и депутат краевого парламента Всеволод Севостьянов. А что толку? Посмотрят на "двуликого" Королькова, поудивляются, покивают. Дескать, хорошее дело, надо помогать. А уедут - и тут же напрочь забывают о своих обещаниях.
Чтобы свести концы с концами, две бригады в хозяйстве занимаются лесозаготовками. Причем не только рубят деловую древесину, что идет на производство половой рейки, оконных рам, дверей, штакетника, но и тут же, минуя посредников, продают. Валят и сорный лес - на дрова, себестоимость одного кубометра - 100 рублей, а люди платят только 40.
Впрочем, дрова сейчас неактуальны. Особым спросом пользуется штакетник, чтобы ставить заборчики вокруг палисадников. Капитальный ремонт жилья, благоустройство поселка - на все это бюджетных средств, как всегда, не хватает. Корольков опять лезет в свой "частный карман" и перекладывает из него деньги в "государственный". 70 тысяч ушло на новые таблички с названиями улиц и номерами домов. Окупятся ли эти затраты когда-нибудь - вопрос. Но это же не значит, что и делать ничего не надо.
Тины, несмотря на "болотистое" название, выглядят опрятно и уютно. Здесь нет заколоченных окон, черных, покосившихся заборов и грязи по колено. Картинку деревенской идиллии портят только качающиеся, как пьяные мужики, столбы линии электропередачи и провисшие провода - до сих пор все это числится за леспромхозом - в аварийном состоянии и в любой момент может рухнуть, натворить бед.
Когда это случится, Сергею Королькову, наверное, разрешат отстроить ЛЭП заново.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников