07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"УКРАДИ НАС, МАМА ЛЮДА!"

Корец Марина
Статья «"УКРАДИ НАС, МАМА ЛЮДА!"»
из номера 157 за 29 Августа 2006г.
Опубликовано 01:01 29 Августа 2006г.
Всем нравятся розовощекие карапузы, а вот полюбить до боли в сердце обреченных детей дано не каждому. У Людмилы Панчохи и Веры Росохи это получилось. Пять лет назад, придя воспитателями в дом ребенка для ВИЧ-инфицированных, они побаивались своих питомцев. А теперь так привязались к ним, что умоляют чиновников не переводить подросших детей в обычные интернаты, а позволить усыновить.

Людмила и Вера - шахтерские вдовы, только Вера бездетная, а у Людмилы трое своих.
- Вы обсуждали с ними свою идею?- спрашиваю худенькую большеглазую женщину.
- Ну конечно, - кивает она. - Дети меня поддержали. И сын Илья - он у нас программист, и дочки - студентка и школьница.
Так что же мешает чиновникам удовлетворить гуманный порыв воспитательниц? Оказывается, усыновлять разрешается не больше четверых, а эти вдоем замахнулись на девятнадцать! Есть выход - предложили женщины - мы возьмем над детьми опеку и откроем два детских дома семейного типа! Ведь совсем недавно президент Ющенко обещал зеленую улицу подобным инициативам. Но у макеевских функционеров такой поворот не вызвал энтузиазма. Причин, как они объяснили, хватает: нет возможности выделить помещение, ведь вся коммунальная собственность давно продана, в городской бюджет не заложены дополнительные расходы. Но, главное, чиновники убеждены, что дети, за которых борются эти чудачки, "бесперспективны" (так выразился один бизнесмен, к которому женщины кинулись за помощью).
Я сижу в кабинете главврача дома ребенка, Виктор Алексеевич Гончаров листает истории болезней.
- Почти не болеют!- резюмирует он. - Ни пневмоний, ни гнойных заболеваний. Во время эпидемии кори пророчили высокую смертность, но дети справились с болезнью легко и быстро. При той терапии, которую они получают, дети могут нормально развиваться и прожить как минимум до 45 лет. Значит, могут иметь семьи и рожать здоровых детей. Более того: у них есть шансы выздороветь - ведь изобретут же наконец вакцину!
У главврача тоже болит душа за тех, кому по возрасту предстоит переезд в другие интернаты. Во-первых, нет уверенности в том, что там продолжат пунктуально лечить детей по схеме (отступить от нее в дозировке или по времени - значит, пустить на ветер многолетний труд). Во-вторых, нет гарантии, что клеймо "ВИЧ" не сделает их изгоями. И наконец, третий момент, самый болезненный: воспитанники единственного на Украине специализированного дома ребенка не знают о своем диагнозе! Только представьте, какой их ожидает шок - услышать страшную правду из уст враждебно настроенных людей.
- Как же так получилось, что дети не в курсе своей болезни?
- Они просто знают, что не такие, как все, и настолько дисциплинированы, что сами бегут за таблетками, подсказывая, кому сколько надо выдать, - говорит Гончаров. - Но как их болезнь называется, как к ней относятся в обществе, им не сказали. Мы планировали открыть это позже, потому что надеялись создать при детдоме санаторно-оздоровительную группу для старших детей.
Не секрет, что общество не готово принять людей, страдающих иммунодефицитом. А ведь число их неуклонно растет. Только в этом году в Донецкой области зафиксировано более 3 тысяч инфицированных, а всего на учете стоит более 31 тысячи больных. Агрессия общества по отношению к ним может породить ответную агрессию.
- В Америке, - подключается Людмила Панчоха, - еще в 1986 году началось движение в поддержку ВИЧ-инфицированных сирот. Их стали брать из больниц домой, чтобы облегчить остаток дней. Но случилось чудо: обласканные дети не хотели умирать и продолжали жить. Тогда их начали усыновлять. В том, что любовь способна на чудеса, я убеждалась неоднократно! Приезжает усыновитель, общается с ребенком неделю, и за это время малыш начинает ходить. Своих первых воспитанников мы привезли из больниц. Дети были в ужасном состоянии. В три-четыре года не умели ходить, говорить, самостоятельно есть. Ведь с ними никто не общался, сунут в рот бутылочку с молоком, и все. А у нас они расцвели и засверкали талантами. Наташа окончила с отличием первый класс, хорошо поет. Настя очень пластична и музыкальна. Петя до четырех лет не говорил, а теперь у него рот не закрывается, такой рассказчик и юморист! Дима рисует, а пятилетняя Леночка вообще отчебучила! Заходит к программисту в кабинет и трагически заявляет: "Илья, с этим надо срочно что-то делать!" "Что делать?" - испугался Илья. "В школу я не хожу, на компьютере работать не умею, это же никуда не годится!"
- Знаете, о чем я мечтала? - дрогнувшим голосом спрашивает воспитатель. - Раскрыть каждого ребенка как творческую личность, отдав их в музыкальную школу, в кружки!
Их судьбы Людмила Сильвестровна пропускает сквозь сердце. В свободное время она ищет их родителей и родственников. Как правило, ничего путного из этого не выходит.
- Годовалого Олежку мама бросила в больнице. Теперь ему десять лет. Нахожу адрес родителей в Донецке, звоню в дверь. На пороге - молодая женщина, из-за спины выглядывает муж.
- Вы помните, что у вас есть сын?
- Да, Сергей.
- Вообще-то Олег. Вы не хотите его увидеть?
- Нет!- отвечают хором и захлопывают двери.
Мама шестилетней Наташи вроде одумалась, приехала посмотреть на дочку. Покрутилась, поохала и больше не появилась. "Она про меня забыла", - по-взрослому мудро рассудила дюймовочка.
Обив все пороги, Панчоха и Вера так и не нашли поддержки у властей. - И что же теперь?- спрашиваю Людмилу Сильвестровну.
- Честно сказать, я в отчаянии, - признается она. - Хотела продать квартиру и взять кредит, чтобы купить какой-нибудь домик, но Илья подсчитал проценты, которые придется платить, и пришел к выводу: не потянем. "А ты нас укради!" - просит шустрая Леночка. Но без помощи государства я их не прокормлю, а уж тем более не обеспечу медикаментами.
Мы заходим в старшую группу, где дружно играют те 19, которым предстоит расставание и скорый отъезд. Увидев маму Люду, они бросаются ее обнимать. Нет, домашние дети не способны на такую безудержную нежность!
- Закройте лица ручками! - приказывает воспитатель, заметив, что я вынимаю фотоаппарат.
Печатать в газетах фотографии ВИЧ-инфицированных детей старше года запрещено законом. Но почему же нет закона, который помогал бы взрослым делать добро этим несчастным детям?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников