Футбольные отношения Москвы и Питера давно уже оставляют желать лучшего

Сборная России перед игрой с Германии на Олимпиаде в Стокгольме, 1912 г. (слева направо): А.Уверский, П.Соколов, Г.Никитин, М.Смирнов, В.Житарев, Л.Фаворский, М.Яковлев, Н.Хромов, В.Бутусов, Ф.Римша, С.Филиппов. Фото из открытых источников.

Истоки противостояния двух столиц


Острое соперничество на футбольных полях двух российских столиц, Москвы и Санкт-Петербурга, не сегодня началось и не завтра закончится. Как и страсти болельщиков, бушующие на трибунах во время матчей команд с брегов Невы и Москвы-реки. Этому противостоянию уже больше века. Попробуем вернуться к его истокам?

Это было знаковое событие: Россия подала заявку на участие в олимпийском футбольном турнире на Играх 1912 года в Стокгольме. До этого в истории отечественного футбола значились лишь товарищеские матчи с заезжими гастролерами. А тут сразу Олимпиада! Но в газетах и среди болельщиков (представьте, они и в то время были горласты) разгорелись нешуточные дискуссии: кто будет выступать за сборную России?

Всерьез в футбол в то время играли только в Москве и Санкт-Петербурге, имевших официальные федерации. И каждая тянула одеяло на себя, стремясь продвинуть в сборную своих кандидатов. В какой-то момент москвичи вовсе отказывались ехать в Стокгольм, если в сборной будут преобладать петербуржцы: Дошло до того, что Всероссийский футбольный союз собрался отправить на Олимпиаду две команды — из Петербурга и Москвы. Естественно, такого олимпийский регламент не допустил. Тогда решили провести «контрольный» матч.

На поле команды вышли как на гладиаторское ристалище: непримиримые соперники! О накале страстей говорит такой эпизод. Судья назначил в ворота москвичей сомнительный пенальти. Не согласный с решением арбитра вратарь сборной Мос-квы Фаворский: убежал с поля. Товарищи кое-как нашли его среди болельщиков и уговорили вернуться в ворота. Но тут заерепенились петербуржцы, не желая пробивать спорный 11-метровый! Наконец, к мячу подошел защитник Петр Соколов и: послал мяч за боковую линию. И зрители приветствовали джентльменский поступок петербуржца аплодисментами.

Впрочем, и этот матч ничего не решил. Он закончился вничью 2:2 и только подлил масла в огонь прежних споров. Во второй контрольной игре на этот раз в одну команду свели большинство кандидатов на поездку в Стокгольм — как москвичей, так и питерцев, — а к соперникам подключили проживающих в Петербурге англичан. «Кандидаты» победили 5:4 и отправились в Швецию на Олимпиаду. Вот тот состав: Фаворский (вратарь), Соколов, Марков (защитники), Акимов, Хромов, Кынин (полузащитники), М. Смирнов, А. Филиппов, Бутусов, Житарев, С. Филиппов (нападающие). Итого: шесть петербуржцев и пять москвичей.

Не попал в состав сборной молодой московский защитник Михаил Ромм (впоследствии известный кинорежиссер), опоздавший на контрольный матч. Команду возглавили петербургский журналист Георгий Дюперрон и московский предприниматель-меценат Роберт Фульда.

Отплывали в Стокгольм из Петербурга на огромном пароходе «Бирма», ставшем плавучей гостиницей российских олимпийцев (численность нашей делегации составляла 250 человек). Провожали команду пышно: оркестр, стечение публики, нарядная пристань. На шведском берегу футболисты отыскали недалеко от стоянки «Бирмы» полянку, где начали тренировки, чтобы сыграться перед турниром. Увы, их ожидала «футбольная Цусима» (так газетчики оценили итоги выступления российской команды). Если в первом матче со сборной Финляндии еще наблюдалась борьба (финны выиграли 2:1), то дальше дела складывались жутким образом.

На следующий день русские вышли на поле в «утешительном» матче с командой Германии. К этой игре сборная России обновила состав, выставив семь петербуржцев и четырех москвичей. Но это не помогло. Уже на первой минуте немцы открыли счет, а чуть позже в наши ворота влетели три гола за три минуты. А в итоге разгром: 0:16! Больше всех «наколотил» нам мячей (10!) Готфрид Фукс. Кстати, он и по сей день остался главным немецким «снайпером» в играх с Россией. На втором месте прославленный форвард сборной Германии 1970-х годов Герд Мюллер, забивший в ворота сборной СССР семь голов в трех матчах.

Интересно сложилась судьба стража ворот Льва Фаворского. После «избиения» в матче с немцами Фаворский получил тяжелую травму колена в игре со сборной Венгрии (мы снова крупно проиграли — 0:9) и навсегда покинул футбол. Дальнейшую свою жизнь связал с наукой. Окончил физмат МГУ, стал доктором химических наук, преподавал. Ушел из жизни в 1969-м, когда завершал свою блистательную карьеру Лев Яшин...

Интересно проследить и судьбу капитана той команды Василия Бутусова, забившего в матче с финнами первый официальный гол сборной России. С началом Первой мировой войны он ушел на фронт, попал в немецкий плен, был освобожден. В 1920-х вернулся в футбол, но уже в качестве судьи.

...После бесславного дебюта российской команды на Олимпийских играх в Стокгольме газеты того времени вынесли вердикт: в разгромном поражении сборной России в огромной степени виновато футбольное неуважение друг к другу игроков сборной из двух городов, которое так и не удалось преодолеть даже во имя общей цели. В игре случались вопиющие эпизоды, когда москвич посылал пас петербуржцу (или наоборот), а тот, если передача не попадала прямо в ноги, демонстративно останавливался. «Главный недостаток нашей сборной команды — полная ее несыгранность!» — подытожили газетчики.

Когда «Бирма» с олимпийцами возвратилась в Петербург, не было уже ни музыки, ни публики. Оставалось утешаться русскими пословицами: «за одного битого двух небитых дают», «будет и на нашей улице праздник».

Праздника пришлось ждать 44 года...

Комментарии для сайта Cackle
Конкурс на лучшее применение мавзолею Ленина, объявленный Союзом архитекторов, пришлось закрыть через два дня из-за шквала негатива.