05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

И НЕФТЬ, И СЛЕЗЫ, И НАРОД...

Краснов Михаил
Опубликовано 01:01 29 Сентября 2000г.
Высокая цена на нефть и соответственно на нефтепродукты, вызванная отчасти политикой стран ОПЕК, отчасти налоговой политикой стран-потребителей, спровоцировала в европейских странах кризисные явления.

В этой связи хочу акцентировать внимание на одном маленьком телевизионном сюжете, который, однако, высвечивает большие проблемы. Напомню, что в результате блокирования нефтеперерабатывающих заводов в ряде стран Европы транспортниками, недовольными резким взлетом цен на бензин, население в панике сметало продукты. Картинку пустеющих прилавков, в частности, в Великобритании мы могли наблюдать по телевизору. Репортер даже сообщил, что там временно был введен нормированный отпуск товаров.
Считается неприличным человеку, испытывающему неприятности, напоминать о том, как он смеялся над тобой, когда ты переживал нечто подобное. Тем не менее позволю себе напомнить об этом, поскольку такое напоминание вызвано не злорадством, а совсем иными мотивами. Западные СМИ в советское время, в том числе на его излете в конце 80-х - начале 90-х годов любили показывать наши пустые прилавки. За нейтральным и даже несколько сочувственным тоном, однако, ощущалась изрядная доля презрения к нам, "варварам", дерущимся за место в очереди или за последний батон колбасы у прилавка.
Причины дефицита в обоих случаях разные. Но я сейчас толкую не об экономической подоплеке. Просто хочу сказать, что почти в любом человеке, где бы он ни жил и к какому бы классу ни принадлежал, дремлют инстинкты, среди которых страх голода занимает далеко не последнее место. Мы обросли благами цивилизации, и большинство близоруко считает, что прогресс только будет их прибавлять и разнообразить. Топливный кризис напомнил, что цивилизация - лишь тоненькая оболочка, нарушь которую - и мы будем отброшены далеко назад.
Между прочим, России стоило бы отправить в некоторые европейские страны гуманитарную помощь. Причем без всякой насмешки. Может быть, после этого сама эта помощь изменила бы свой несколько унизительный смысл, который она подчас имеет: благополучные помогают бедным. Мы-то ведь примерно так ее воспринимали. Кстати, опрос, проведенный ВЦИОМ, показывает, что россияне в отношениях России и Запада склонны чувствовать себя обиженной стороной: по мнению большинства респондентов, российский народ относится к Западу с уважением либо нейтрально, тогда как Запад к России - с сочувствием, презрением или равнодушно. Возможно, на самом деле это не так. Но речь об ощущениях...
На самом же деле гуманитарная помощь должна предоставляться по принципу "равный равному". Никто не может считать себя ни более цивилизованным, ни более диким. Возможно, на рубеже тысячелетий земляне поймут, что богатство и бедность очень относительные и очень ненадежные категории, относится ли это к людям или к странам.
Политическую систему демократических государств тоже покрывает лишь тонкая оболочка цивилизованности. Опасно для самой демократии питать иллюзию ее "непотопляемости". Ведь современная демократия пуповиной связана с современной же экономической системой. А если какой-нибудь глобальный дефицит разрушит последнюю? Голодные толпы в Лондоне, Женеве или Москве могут, полагаю, быстро востребовать любого, кто скажет: "Я, и только я, накормлю вас". Где тогда окажутся нынешние общечеловеческие ценности?
Сказанное не только не означает отказа от них или, упаси Бог, оправдания бытующей теории о том, что демократия возможна лишь в богатых странах. Речь лишь о том, что настает время для поисков иной философии цивилизации, в том числе иной философии власти.
Английская пожилая леди, отталкивающая английского же джентльмена (могло быть и наоборот), чтобы схватить последний пакет молока, - пусть маленький, но очень показательный сигнал.
...Краснодарского губернатора
Н. Кондратенко кубанцы не хотят отпускать на покой. Не затихают мольбы-требования к "батьке Кондрату", звучащие на митингах и конференциях: "На кого ж ты нас покидаешь?" Причина - заявление губернатора о том, что он не будет баллотироваться на очередных выборах.
Не все верят в его искренность, полагая, что это - маневр, имеющий целью посмотреть, кто высунется. Однако, возможно, нежелание Кондратенко возглавлять краевую власть вполне искренне. Впрочем, не собираюсь анализировать губернаторские мотивы. Гораздо интереснее состояние умов.
А оно выражается, в общем-то, одним словом: "батька", любовно употребляемым по отношению ко всякому начальнику, который, говоря скучным языком, правит преимущественно административными методами. Не случайно ведь А. Лукашенко - тоже "батька".
Ни в коем разе не думаю, что кубанцы боготворят своего "батьку" за то, что он такой отчаянный борец с сионизмом. Хотя и это вдохновляет многих, искренне считающих, что демократия чужда русскому духу и есть всего лишь "троянский конь" сионистов (правда, некоторые коллеги Кондратенко по НПСР полагают, наоборот, что как раз коммунизм "занесли" в Россию сионисты). И все-таки такое свойство - лишь приложение к главному.
А главное состоит в жгучей потребности иметь "батьку", "отца", который и накормит, и поддержит, и причины плохой жизни объяснит (а объяснения эти сводятся в основном в указании - на "врагов"). Такая потребность, пожалуй, самое тяжкое наследие предыдущего строя жизни. Но не надо спешить обвинять народ: мол, никак не приучится надеяться на собственные силы. Наоборот (и "кубанский феномен" здесь просто наиболее яркий показатель общей картины), власть - и федеральная, и региональная, и местная - дает неверные импульсы для общественных ожиданий: официально провозглашает равенство всех форм собственности, говорит о частной инициативе, но, по сути, сама же и тормозит эту инициативу. Будь на той же Кубани множество собственников, их интересовало бы уже не то, кто хлестче других может сказать о "происках сионистов", а то, кто лучше способен выработать и обеспечить разумные правила, при которых энергичный получает возможность для инициативы, а заведомо слабый - защиту.
Завершить хочу грустным анекдотом, отражающим нашу жизнь (читатели пусть сами определят, подходит ли это к их губернатору, районному или городскому голове). Один руководитель говорит своим замам: "Все уже у нас есть - и счета в швейцарском банке, и дома добротные, и недвижимость на заморских островах. Пора бы о народе подумать". - "Верно, - отвечает один из замов. - Душ двести каждому не помешало бы".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников