04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

УНЕСЕННЫЙ ВЕТРОМ?

Алимамедова Лариса
Опубликовано 01:01 29 Сентября 2000г.
Мы как-то привыкли к ежедневным "сводкам" с "чеченского фронта", снова и снова сообщающим о "потерях в живой силе". Горько, но что поделаешь? - на войне как на войне, и с этим скрепя сердце приходится мириться. Но ни разум, ни сердце не могут понять и тем более оправдать страшные в своей жестокости "обычные" - "мирные" армейские смерти.

Максима Севастьянова из города Дзержинск Нижегородской области призвали в декабре 1998 года. Полгода он прослужил под Москвой, а затем был переведен на Север, где продолжил службу на острове Новая Земля, в воинской части ЮЯ-26894. Легко понять беспокойство матери, чей сын оказался так далеко и в столь непривычных для него климатических условиях. Открыла географический энциклопедический словарь: "Новая Земля - архипелаг в Северном Ледовитом океане... Около четверти территории покрыто ледяным покровом... Самый большой по площади в СССР покровный ледник... Входит в зону арктических пустынь..."
Но служба есть служба. Стала ждать писем. Каждое было для нее подарком. Сын уверял, что "все в порядке", и постепенно Татьяна Зиновьевна успокоилась, тем более что письма были спокойные, без жалоб, с подробным описанием особенностей службы на Севере в условиях суровой островной жизни. Она и сама стала скоро "спецом" в вопросах северной погоды - узнала, что означают разные "варианты погоды" и как они влияют на жизнь солдатской казармы. Когда за стенами, например, "первый вариант", то солдаты и офицеры вообще не выходят из помещения.
Сын писал: "Не волнуйся, мама, ничего со мною не случится". И вдруг - телеграмма, повергшая Татьяну Зиновьевну в шок: "Ваш сын Максим Севастьянов пропал при крайне неблагоприятных погодных условиях".
Написала командиру части, чтобы узнать - что же случилось? Но ответа не дождалась. Дозвониться до части - дело почти безнадежное, но ей все-таки наконец удалось. И услышала прямо-таки невероятную историю: якобы при первом варианте погоды, то есть при температуре, близкой к 40 градусам, и при ураганном ветре, когда даже машины из гаража не высовываются, Максим пошел... вынести мусор и его... унесло ветром".
Позже, видимо, поняв всю нелепость подобного объяснения, в воинской части изменили "версию": в ответе военного прокурора на материнский запрос значилось, что "рядовой Максим Севастьянов самовольно оставил часть". Стало быть, пустился в бега. И это при том, что всем, а уж ему-то, прослужившему на острове больше года, и подавно было известно: в тех редких случаях, когда кто-то даже при благоприятных погодных условиях решался совершить побег, все равно через день-два возвращался, поскольку деться на острове некуда, а выжить в арктической тундре практически невозможно. А тут - тихий, спокойный парень, проводивший все свободное время за книжками, вдруг перед самым окончанием службы совершает нелепый побег, выбрав для этого самое неподходящее время: бежит в жестокий мороз, в самый разгар пурги, при бешеном ветре, без теплой одежды, даже без запасного бушлата, зато... с мусорным ведром!
Кстати, о ведре. Его, изрядно покореженное, с оторванной ручкой, вскоре нашли недалеко от казармы, а обмороженное тело солдата Севастьянова обнаружили только в конце июня...
Что тут скажешь? Горько и больно оттого, что концов в этой жутковатой истории, конечно же, не найти, хотя для очистки совести Фонд "Право матери" помог Татьяне Зиновьевне подать в суд иск к воинской части и готов отстаивать ее права до конца. Но надежды мало - прецедентов пока, к сожалению, практически нет. Армия всегда права.
Что там произошло, как и почему принял столь страшную смерть молодой парень с Волги, думаю, ни мать, ни мы так и не узнаем: армия умеет хранить свои тайны, а российская Фемида, увы, не очень-то и пытается раскрыть их.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников