03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

В ОЧЕРЕДЬ ЗА БАНКРОТСТВОМ

Кудряшов Сергей
Опубликовано 01:01 29 Сентября 2000г.
- Наш завод разорился, и вот тут мы зажили хорошо, - рассказывает оператор Уфимского химпредприятия Фарит Каримов. - Я "по вредности" уже на выслугу собрался, а тут смотрю - живая зарплата появилась, подняли ее за год почти вдвое. А поначалу мы переживали, что останемся без работы, что новые хозяева распродадут предприятие. Получилось все наоборот.

Специалисты подтверждают: в Башкирии процедура банкротства и введение внешнего управления чаще всего идет во благо предприятиям.
По большому счету, действующее российское законодательство позволяет объявить банкротом и пустить с молотка практически любое предприятие. Как правило, после этой процедуры бюджет получает какие-то деньги от распродажи имущества, а местный муниципалитет постоянную головную боль: что делать с людьми, на какие деньги содержать ставшую бесхозной "социалку"? А если речь идет о градообразующих предприятиях, то острейших проблем еще больше.
Поэтому в Башкирии к банкротству подходят творчески. В специально созданную межведомственную комиссию входят специалисты местного кабинета министров, налоговых, пенсионных и других органов. Причем объекты, как правило, рассматриваются только социально значимые - крупные промышленные предприятия, имеющие для региональной экономики стратегическое значение. Подразумевается, что вся процедура банкротства и введения внешнего управления направлена не на получение сиюминутной выгоды, а на оздоровление завода. Он потом должен выступить в роли "локомотива", вытягивающего из кризиса всю цепочку смежников. То есть речь идет о создании своего рода "центров роста", которые в перспективе поднимут экономику.
- Внешнее управление позволяет на время освободиться от шлейфа долгов. Что характерно, такому подходу не противятся кредиторы предприятий-банкротов. Когда подобные процедуры были внове, у них теплились надежды за счет распродажи имущества получить что-то по счетам, вернуть "зависшие" деньги. Но на практике вырученных от аукциона средств хватает только на погашение долгов по налогам. Поэтому сейчас сложилась уникальная ситуация, когда кредиторы заинтересованы в финансовом оздоровлении предприятия-должника - это для них единственный способ вернуть деньги.
- А противниками процедуры банкротства, как это ни странно, являются руководители предприятий, - говорит начальник отдела управления по делам о банкротстве РБ Ришат Галикаев.- Интересы производства зачастую их не волнуют, главное для "старой гвардии" - сохранить кресло.
Сегодня на контроле республиканского управления стоит около 500 предприятий. Ежеквартальный финансовый мониторинг позволяет отслеживать тенденции их развития. Основное внимание уделяется налоговым платежам, выплате заработной платы, росту кредиторской задолженности. На градообразующем предприятии "Искра" в Кумертау, к примеру, по этим показателям произошел провал в 1997 году. Конверсионное предприятие почти год не платило заработной платы, продукция не пользовалась спросом, и все шло к тому, чтобы пустить завод с молотка. Потребовалось два раза сменить управляющего, до пяти лет продлить само внешнее управление, чтобы предприятие стало выходить из кризиса. По последним данным, отставание по заработной плате сократилось до двух месяцев, 80 процентов текущих долгов предприятия выплачено.
На ОАО "Нефтекамский завод нефтяного и газового оборудования" объем производства после введения внешнего управления вырос с 10 миллионов до 25 миллионов рублей, объемы реализации - в 2,2 раза. На другом уфимском предприятии сменили форму собственности, выгодно разместили акции, после чего оно начало выкарабкиваться из долговой ямы. Средняя заработная плата поднялась с 800 до 3,7 тысячи рублей. В прошлом году получили 10 миллионов прибыли, объем производства с 1 миллиарда рублей поднялся до 1,6 миллиарда. Впрочем, информацию об улучшении финансового состояния на предприятии не афишируют.
- Как только смежники узнают, что у нас появились деньги, - говорят в акционерном обществе, - цены на комплектующие взлетят до заоблачных высот. Нам надо время, чтобы встать на ноги.
- Конечно, вывести из кризиса все проблемные структуры нет возможности, - отмечает начальник отдела управления Ильдус Балгазин.- Поэтому иногда мы идем на ликвидацию предприятия.
Завод чертежных приборов в Уфе не имело смыла реанимировать - продукция перестала пользоваться спросом даже на внутреннем рынке. После распродажи предприятия 120 человек остались без работы. Но прошло время, и на базе цехов и контор завода частные фирмы организовали семь предприятий, где сегодня работает около 500 человек.
Постепенно банкротство превращается из "пугала" в весьма привлекательную процедуру даже для относительно крепких в финансовом отношении субъектов. За последние три года зафиксировано два сигнала о попытке преднамеренного банкротства. Правда, проверки показали, что эти данные все же не соответствуют действительности.
- Мы работаем и с объектами малого бизнеса, - рассказывает руководитель Башкирского управления по делам о несостоятельности и банкротству Зуфар Абдрахимов. - Но главную задачу все-таки видим в поддержке социально значимых предприятий. Опыт доказывает, что большинство из них, "очистившись" от старых долгов и получив шанс на финансовое оздоровление, резко идут в гору. Мы связываем это с действием грамотных антикризисных управляющих, помощью кредиторов и смежников. И, конечно, с правильным выбором предприятия, действительно имеющего предпосылки к экономическому росту.
За последние полтора года в Башкирии на бывших проблемными предприятиях создано более 2 тысяч рабочих мест. Объемы производства на них выросли более чем вдвое. Текущие платежи в бюджет превысили 900 миллионов рублей.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников