11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СВОБОДА СЛОВА - НЕ ВСЕДОЗВОЛЕННОСТЬ

Михеев Владимир
Опубликовано 01:01 29 Сентября 2001г.
На площади Белгравия (где вдоль обочин припаркованы почти исключительно дорогие авто, а публика - отборная), рядом с посольством Пакистана в Лондоне какие-то разгневанные люди выбрасывают вверх сжатые кулаки и выкрикивают: "Джордж Буш - террорист! Тони Блэр - террорист!".

Прохожие с недоуменными взглядами проходят мимо, а Анжем Чоудари, один из этих воинственных исламистов, продолжает внушать: "Мы любим смерть так же, как вы - жизнь". Он и его единомышленники протестуют против того, чтобы Исламабад оказал помощь США и Британии в поиске и наказании виновных в террористических взрывах в Нью-Йорке и Вашингтоне. В этот момент рядом с ними в нескольких шагах мужчина поднимает плакат с прямо противоположным наказом: "Не допустить терроризма. Арестуйте этих сподвижников террористов". Толпа приходит в ярость. Слышны оскорбительные выкрики. Появляется полицейский и велит одинокому демонстранту убрать плакат, что тот послушно и делает.
Действо продолжается. Исламисты переносят свои проклятия на президента Пакистана Первеза Мушаррафа, скандируя незатейливый речитатив: "Мушарраф, ступай-ка вон, то бен Ладен вернулся в дом". Раздаются слова, которые можно сравнить с призывом к физической расправе: "Один Мушарраф - одна пуля". Вот доподлинный ответ Мохаммада Омара на вопрос журналиста "Дейли мейл", стал бы он убивать пакистанского лидера: "Это - моя обязанность". Омар, 24-летний инженер по бытовым приборам, рассказывает, что он прошел курс на выживание в Техасе, где его обучал бывший офицер британского спецназа САС. Заплатил за три месяца - 1500 фунтов стерлингов. Что будет делать Омар, если западные державы нанесут удар по базам террористов в Афганистане? "Я живу рядом с казармами британских солдат. Пойду воевать с ними. Они - мой враг".
Затем Мохаммад подводит свою жену Табассан, мать его двоих детей, которая со спокойной рассудительностью сообщает, что "если на Афганистан нападут, то я обвяжусь взрывчаткой и пойду подорву какой-нибудь военный объект". Хотя и добавляет: "Я не стану убивать невиновных гражданских лиц". Похоже, что им либо неведомо заявление Британского совета мусульман, осудившего теракты в США, либо они не разделяют точку зрения, что истинный мусульманин никогда не осквернит себя убийством.
...В высотке из стекла и бетона, где перед входом вращается треугольник с серебряными буквами на каждой грани "Новый Скотленд-Ярд", детектив Марк Грэм из отдела по борьбе с преступлениями на расовой почве объясняет, что после громкого скандала вокруг предвзятого отношения нескольких полицейских чинов к темнокожим британцам, они намерены избавиться от плохой репутации. Но усилий, да и сил, похоже, маловато. На вопрос моего пакистанского коллеги Юсуфа Хана, почему на столичных улицах так незаметно присутствие стражей порядка, детектив признался, что в полиции - недобор. Не хватает 4000 сотрудников, чтобы заполнить вакансии. Желающих служить в полиции немного: и зарплаты не Бог весть какие, да и работа нервная.
Между тем, реагируя на понятную озабоченность сограждан: не повторится ли в доброй старой Британии нью-йоркский апокалипсис, - местное МВД неоднократно успокаивало: все телефонные разговоры, ведущиеся на территории страны между активистами радикальных группировок, эффективно прослушиваются.
На протяжении 90-х годов в Лондоне действовал малопонятный для непосвященных консультативный и реформационный комитет, во главе которого был поставлен Халид аль-Фавваз, саудовский бизнесмен, который приручал местных журналистов, организовывал им поездки в Афганистан для встречи с Усамой бен Ладеном, а также распространял пропагандистскую литературу. В Британии, как отмечает Би-би-си, "существует давняя традиция предоставлять свободу слова радикалам - от Маркса до Манделы". Но одно дело - предоставлять трибуну, другое - снисходительно наблюдать за организационно-финансовой подготовкой к террористическим актам.
Дело в том, что отношения между Британией и Усамой бен Ладеном, передает та же Би-би-си, "тянутся еще с 80-х годов, когда Уайтхолл и Вашингтон закачивали миллиарды долларов исламским боевикам, которые сражались с советскими войсками в Афганистане". Британия стала для этих добровольцев "перевалочным пунктом на пути к тренировочному лагерю бен Ладена". Более того, свобода слова не является синонимом вседозволенности. Когда в феврале 1998 года Мохаммад аль-Массари и лидер группировки "Мухаджирун" Омар Бакри призвали убивать американских граждан, бен Ладен две недели спустя откликнулся на это заявлением, переданным по факсу из его лондонского (!) офиса: "Мы издаем фетву с призывом ко всем мусульманам убивать американцев".
Тогда Лондон под давлением Вашингтона арестовал полномочного представителя бен Ладена, и вот уже три года как Халид аль-Фавваз находится в тюрьме в ожидании экстрадиции в США. Другим повезло больше. Один из них - Абу Хамза, потерявший глаз в Афганистане и любящий демонстрировать протез вместо оторванной руки, куда вставлен похожий на пиратский крюк... После расправы над 58 иностранными туристами в Луксоре в октябре 1997 года Хамза нашел приют в Британии, так же, как и Ясер ас-Сирри, приговоренный к смертной казни заочно за попытку убийства президента Египта. С разрешения властей он руководит в Лондоне Исламским наблюдательным центром, вокруг которого кучкуются диссиденты-радикалы. По сведениям правительства Египта, из 14 наиболее опасных и разыскиваемых им преступников семеро находятся в Британии. Схожие претензии есть и у Франции, обвиняющей Лондон в том, что на Британских островах укрылись алжирские бомбисты, учинившие взрывы в парижском метро, и ответственные за кровавый террор у себя на родине.
В чем причина такой терпимости "без берегов"? Мои собеседники обычно толковали о базовых ценностях западной демократии, где на одном из почетных мест стоит право на инакомыслие, на свободу слова, на политическое убежище. Все так, но, видимо, существуют и другие соображения. Недаром Николас Пелэм из Би-би-си, анализируя смену настроений в обществе после "черного вторника" в Нью-Йорке, делает вывод: "Прежняя уверенность творцов британской политики в том, что они, предоставляя свободу выражения разным воинственным деятелям, тем самым оберегают страну от актов насилия, начинает быстро таять".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников