04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ИВАН, ОБРЕТШИЙ РОДСТВО

Карамышева Людмила
Опубликовано 01:01 29 Сентября 2005г.

МАЛЬЧИК У ЗАБОРА
Двухлетнего Ваню мать оставила зимой на улице. Купила бутылку водки и

МАЛЬЧИК У ЗАБОРА
Двухлетнего Ваню мать оставила зимой на улице. Купила бутылку водки и совершенно забыла, что в магазин пришла вместе с сыном. Озябшего, зареванного малыша поздним вечером подобрал милицейский патруль. На нем было дырявое пальтишко с оторванными пуговицами и резиновые сапоги, надетые на босые ножки.
..."Бибика", - услышал за своей спиной Александр Колижук. По просьбе своей знакомой он приехал в детский дом и не сразу заметил голубоглазого, светловолосого малыша, пальчиком указывавшего на его машину. "Покататься хочешь?" - спросил Александр.
- Угу, - ответил пацаненок, не веря в возможность такого счастья.
Сделав вместе с мальчишкой несколько кругов по двору, он поймал себя на мысли, что никогда прежде на него не смотрели так сияющие радостью детские глаза.
Когда Александр наведался в детдом во второй раз, Ваня радостным колобком выкатился ему прямо под ноги и сразу же бросился ему на шею. Воспитатели сказали, что все последние дни мальчик норовил постоять у забора, с надеждой вглядывался в дорогу и твердил два слова - "дядя", "бибика". У Александра дрогнуло сердце. Попросил разрешения взять парня на выходные домой.
С женой Натальей к тому времени они прожили двенадцать лет. От первого брака у нее была взрослая дочь, а совместных детей не было.
Наташа вымыла пацана в ванной, затем выложила на стол все самое вкусное, что было в доме. Александр надел ему новую рубашечку, купленную в детском магазине. Ваня быстро освоился в новом доме. Весело щебеча за столом, уплетал вкусные Натальины пироги, а уже на следующий день называл взрослых "папа" и "мама".
С тех пор все выходные он проводил у Колижуков. Забирали его из детдома в пятницу, а возвращали в понедельник. Лето он также жил у них. Его голосок, словно звонкий звонок, был слышен во всех уголках квартиры. В смышленом, жизнерадостном малыше Александр души не чаял. Наталья охотно приняла новые заботы - обстирывала, кормила, обувала и одевала Ваню. Когда выяснилось, что парню нужно профилактическое лечение (он был в контакте с матерью, больной туберкулезом), Александр и Наталья в течение шести месяцев возили ему продукты и одежду в детский противотуберкулезный санаторий Ростова-на-Дону.
Решение усыновить парня пришло как бы само собой. Но сперва нужно было добиться в суде лишения матери родительских прав. А непутевая мамаша неожиданно уперлась: "Пацана не отдам!" На семи судебных заседаниях, привлекая свидетелей-собутыльников, доказывала, что она - прилежнейшая из родителей. А от своих знакомых не скрывала, что живет на пособие своих троих детей. Один воспитывается у бабушки, второй - у бывшего мужа. Ваня, как известно, попал в детский дом. В итоге дело передали в областной суд, но вскоре все обернулось самой неожиданной стороной.
"ЗАЧЕМ ТЕБЕ ПРИЕМЫШ?"
Случилось это осенью 2003 года, когда Александр и Наталья поехали в Подмосковье, к родственникам жены. Те ничего не знали о Ване, хотя мальчик уже два года жил в новой семье. За столом Наташа сказала: "Мы решили взять на воспитание мальчика из детского дома. Что вы нам посоветуете?" Престврелые тетки (у одной из них вообще никогда не было детей) тут же осадили ее: "Зачем тебе это надо? Воспитывай свою дочь. Скоро и внуки пойдут".
Александр в ту ночь не сомкнул глаз. До самого утра кругами ходил по двору. Наконец спросил у жены: "Ты зачем совета спрашиваешь? Мы же с тобой давно все решили!" Он и прежде замечал, что Наталья любит выслушивать советы подруг, порой - малознакомых людей, а затем поменять принятые решения. По дороге домой, в Новочеркасск, в машине она не проронила ни слова. Вечерами о чем-то шепталась с приехавшей в гости теткой, той самой, из Подмосковья. И потом неожиданно заявила: "Ваньку сюда больше не приводи! Или - я, или - он!"
Александр пытался убедить жену, что за два года Ваня привык к ним, что у него есть дом, семья.
- Однажды его уже бросила мать, - втолковывал он Наталье. - Если и мы отшвырнем, парнишка может сломаться.
Но та будто удила закусила:
- Я - против, а тебе одному его усыновить не позволят...
Та - будь она неладна - поездка в Подмосковье заняла меньше недели. Вернувшись, Александр пошел в детский дом. Ваня бросился к нему со слезами: "Папа, я думал, ты меня бросил, больше не придешь!" Александр и сам едва не разревелся от этих слов. Дома он попробовал еще раз уговорить Наталью:
- Помнишь, мне однажды под гараж подбросили котенка? Я покормил его пару раз и уже не смог прогнать. Он потом прожил у нас двенадцать лет. А здесь - ребенок...
В ответ - красноречивое молчание. А потом уж совсем неожиданно Наталья начала писать заявления в различные инстанции. Мол, Колижук обижает и даже бьет Ваню - ему никак нельзя доверять ребенка. Решив, что в семье нет согласия, чиновники запретили пускать мальчика на выходные "по указанному в заявлении адресу". Александр попытался было самостоятельно оформить усыновление и опекунство, но ему объяснили - без согласия жены это невозможно. Вот если бы вы были разведены, тогда другое дело. Опеку над Ваней срочным образом оформила сестра Александра, также не чаявшая в мальчике души. А тут просочился слух, будто руководство детдома собирается разместить фото Вани в Интернете - в поисках усыновителя. "Ваньку не отдам", - твердо решил Александр.
ОСТАЛИСЬ ГВОЗДИ
НА СТЕНАХ
Между тем из квартиры, которую Александр когда-то приобрел на деньги родителей и свои собственные, стали исчезать вещи. Сначала пропала стиральная машина, накидки с кресел, потом "испарились" из подвала даже трехлитровые банки с компотами. Однажды Ваня спросил: "Папа, а почему у нас на стенах остались одни пустые гвоздики?" В ответ тот лишь пожал плечами. В когда-то дружной семье участились скандалы. После одной из ссор он ушел спать в гараж. Чтобы не замерзнуть, включил в машине отопление и уснул. К счастью, сосед поздно ночью увидел приоткрытую дверь гаража, где горел свет. Как потом выяснилось, еще бы несколько минут, и Александр не проснулся бы, надышавшись угарным газом.
В другой раз, после очередного скандала, он сел за руль, а спустя несколько километров дороги почувствовал, как в глазах потемнело. Очнувшись, увидел свою машину, уткнувшейся бампером в бордюр, и встревоженные глаза незнакомых людей, вызвавших ему "скорую".
Однажды, вернувшись домой, Александр обнаружил, что ключ к входной двери не подходит: в двери новый замок. Под немалые проценты он вынужден был взять кредит в банке, купил себе другое жилье. Пока идет ремонт, вместе с Ваней Колижук живет у своих родителей.
Прежняя счастливая супружеская жизнь осталась лишь в воспоминаниях. С Натальей его познакомил друг. Влюбился без памяти, хотя был уже не мальчик. Ему исполнилось 35. Каждую неделю мотался в далекий Милютинский район, чтобы вдове, оставшейся без мужа, наколоть дров, подвезти угля, натаскать из неблизкой колонки недельный запас воды. Будущую супругу вскоре перевез в Новочеркасск, помогал ее дочери окончить школу, потом - вуз. Зарплаты вузовского завлаба не хватало, и Александр крутился на нескольких должностях ради того, чтобы Наталья не работала и содержала дом в чистоте и уюте.
20 апреля прошлого года они оформили развод. Чтобы погасить долги, Александр устроился еще на одну работу. Кроме прочего, занимается извозом - возит пассажиров из Ростова-на-Дону в Новочеркасск. "Не хотелось бы, но придется продать "Газель", нашу кормилицу, - делится со мной планами Александр. - Иначе из долговой ямы мне не выкарабкаться".
Ваня за эти годы подрос, окреп, в октябре ему исполнится шесть лет. Он уже разбирается в марках машин - легковых и грузовых. Нынешним летом вместе с отцом впервые побывал на Черном море. В детском саду потом только и было рассказов: "Я летал с горки прямо в волны! А еще я видел громадного дельфина!"
Кроме папы Ване неплохо было бы иметь и маму, предположила я вслух. Но, услышав это, Александр лишь махнул рукой:
- Хватит. Семейной жизнью я уже сыт.
После садика Александр каждый вечер везет Ваню в парк. Из багажника автомобиля достает велосипед. Пока малыш беззаботно крутит педали, отец обдумывает: сколько стирки предстоит ему вечером, какую кашу сварит сыну утром? Малыш привык к папиной стряпне, все ест с удовольствием.
Не может свыкнуться лишь с одной-единственной мыслью. "Папа, ты меня теперь забрал насовсем?" - каждый вечер, укладываясь спать, с тревогой в голосе спрашивает он отца.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников