06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НА ДЕЖУРСТВО АЛЛЮРОМ

Лесков Дмитрий
Опубликовано 01:01 29 Сентября 2006г.
Футбольные хулиганы шарахаются от них в подворотни, а иностранные туристы, завидев, хватаются за фотоаппараты: "О, рашен экзотик!" Однако самим кавалеристам в погонах не до экзотики: работа у них такая - патрулировать на рысаках московские улицы, охраняя покой горожан. Кто и как служит в этом спецподразделении? За ответом корреспондент "Труда" "записался" в 1-й кавалерийский батальон милиции 1-го оперативного полка милиции ГУВД Москвы.

Ощущение, что находишься на территории обыкновенной воинской части, пропадает через 10 метров после пересечения КПП. Вокруг разносится цоканье копыт, вдалеке виднеются конюшни с мощными деревянными воротами. Пахнет свежим сеном, а за нами с любопытством наблюдают грозного вида рысаки.
- Конная милиция - это страшное оружие, - говорит наш провожатый, инспектор службы кавалерийского полка капитан милиции Сергей Рогозин. - В гражданскую войну каждый всадник приравнивался к пятнадцати пехотинцам. Кроме того, животное оказывает сильное психологическое воздействие на толпу. Вообще лучше коня по своей ударной силе и психологическому воздействию может быть только танк...
Как бы в подтверждение слов Рогозина один из рысаков в конюшне фыркнул и двинулся в мою сторону. При виде приближающейся "махины" я инстинктивно вжал голову в плечи.
- Ну, шарахаться от наших лошадок не следует, - усмехается заместитель командира батальона Татьяна Боравлева. - Все наши питомцы прекрасно обучены - не тронут. Мы закупаем молодых жеребцов на конезаводческих фермах, потом год с лишним тренируем. Между прочим, в среднем одна лошадь стоит примерно, как новенькие "Жигули".
Бойцы кавалерийского батальона говорят, что объездить и подготовить под седло молодого жеребца куда сложнее, чем обкатать какую-нибудь "шестерку". Необученное животное, почувствовав на спине седока, в первое время может психануть и устроить настоящее родео: начать прыгать, изворачиваться, силиться сбросить наездника на землю. А если, не дай Бог, угодит копытом в лоб, может и насмерть зашибить. Но в кавалерийском полку джигиты бывалые, тяжелых травм здесь еще никто не получал.
Пройдя "курс молодого бойца", рысак заступает на службу - ведь без его помощи во многих местах столицы охранять порядок просто невозможно.
- Мы работаем в основном на массовых мероприятиях, - говорит Сергей Рогозин. - На футбольных матчах, всевозможных праздниках, недавно на концерте Мадонны дежурили. Однажды разогнали массовую драку футбольных фанатов "Спартака" и ЦСКА. Привычные хулиганы на омоновцев обращали ноль внимания. А вот когда на них галопом понеслась кавалерия, дебоширы вмиг бросились в разные стороны.
После каждого очередного дежурства за питомцами в полку ухаживают, как за важными особами. Около стойла бьет копытом серый орловский рысак, только что вернувшийся с патрулирования Манежной площади. Уставшее животное поливают теплой водой - оно чихает и фыркает от удовольствия. Милиционер растирает коню спину, расчесывает взмокшую гриву, обрабатывает натруженные бока специальной мазью. Потом - сытный ужин. В день милицейский конь съедает 9 килограммов сена и 7 килограмов овса.
- Между прочим, у нас на территории и своя кузница есть, - продолжает наше знакомство с частью Сергей Рогозин. - В ней мы подковываем и переподковываем лошадей. Правда, сами такую конскую обувку не отливаем, а заказываем на заводах.
Сейчас в 1-м кавалерийском полку несут службу в основном лошади ганноверской породы и орловские рысаки - они наиболее крепкие, мощные, но при этом на удивление спокойные. Имеются также русские рысаки и лошади буденновской породы, которые, как говорят, выведены специально для скачек. Сколько всего животных проживают за забором 1-го оперативного полка милиции, кавалеристы не говорят: мол, военная тайна. Но один из наших новых знакомых все же признался, что только орловских рысаков в батальоне насчитывается 50 голов, примерно столько же лошадей ганноверской породы.
- Животное должно привыкнуть к наезднику, - рассказывает Татьяна Боравлева. - Ведь у каждого человека своя особенная манера поведения, разный вес. Команды "чужого" седока конь может неправильно понять. Вот, кстати, полюбуйтесь: это мой Жерофле.
В стойле, перебирая копытами, стоит гнедой ганновер. Рост - под два метра с половиной. Вытягиваю вверх руку, встаю на цыпочки - и все равно не дотягиваюсь исполину до макушки. Рельефные мускулы словно отлиты из бронзы. По благородной шее спадает шелковая, будто после шампуня из рекламы грива. Протягиваю на ладони кусочек сахара, и Жерофле слизывает лакомство своим шершавым языком. Уф! Для сугубо городского жителя ощущения незабываемые. Мы смотрим друг другу в глаза, и в душе я начинаю понимать, почему всадники в милицейской форме так ласковы со своими питомцами. Но это в конюшне, а вот хулиганам на улице лучше не встречаться ни с Жерофле, ни с остальными его оседланными коллегами.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников