09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОДНА СВАДЬБА И ТРОЕ ПОХОРОН

В полночь на подмосковном аэродроме "Раменское", несмотря на леденящий ветер, около сотни человек ждут транспортник Ил-76 со спасенными и погибшими российскими рафтерами на борту. Небольшой группе родственников постоянно предлагают зайти в палатку погреться, но те отказываются - до тех пор, пока они не обнимут своих родных, для них еще ничего не закончилось...

До посадки десять минут. Военные начинают выставлять оцепление, журналисты готовят камеры. А высокий полковник из службы охраны аэропорта чуть смущенно объясняет родственникам:
- По правому борту самолета откроется небольшая дверь - оттуда по трапу будут спускаться живые. Гробы вынесут из заднего люка...
И родственники, еще минуту назад жавшиеся друг к другу в общем ожидании, послушно начинают разделяться на тех, кому сегодня предстоит поздравлять спасенных, и тех, кто будет сегодня оплакивать погибших.
Наконец самолет приземляется. Первыми из него выходят спасатели, участвовавшие в поисках. Их встречают аплодисментами. К журналистам подходит руководитель группы российских спасателей, участвовавших в поисках, заместитель директора департамента оперативного управления МЧС РФ Андрей Легошин:
- Спасенные рафтеры чувствуют себя нормально, передвигаются самостоятельно, немного ограничены в еде, но это временно. Считаю, что нами проведена уникальная операция. Вот только цифры: на высоте около 3000 метров над уровнем моря нами была обследована с воздуха территория общей площадью 25 тысяч квадратных километров и участок реки Юрункаш протяженностью 210 километров. Всего налетали 89 часов и 12 тысяч километров. Я не помню, чтобы операции проходили при таких сложных условиях и такой концентрации сил. Двое рафтеров спасены, тела трех найдены и доставлены на Родину. Шестой рафтер, Дмитрий Тищенко, считается пропавшим без вести. Надежд на его спасение, увы, мало: там, в горах, уже лежит снег, минусовая температура, шансов выжить практически никаких. Впрочем, мы договорились с китайской стороной, что поиски продолжат наземные отряды добровольцев. Учитывая административную систему Китая, добровольцев будет достаточно. Так что остается надеяться на чудо...
Открывается задний люк самолета. Первыми из него выносят носилки со спортсменом туристического клуба Московского авиационного института Сергеем Бездитко. Во время восхождения на вершину Кунгур у него случился инсульт, и его захватили "по пути"... Вслед за носилками выносят гробы. Сергей и Иван Черники, Владимир Сметанников... Родственников погибших немного, и с журналистами они разговаривать отказываются наотрез. Они вообще ни с кем не разговаривают: молча, со слезами на глазах, смотрят на гробы с телами своих родных, робко касаются дрожащими ладонями их полированной поверхности, словно не веря до конца в такой страшный финал их последнего путешествия. Солдаты из охраны аэродрома быстро грузят гробы по "уазикам"-санитаркам, и те сразу же уезжают в морг - прежде чем тела будут переданы родственникам, необходимо провести ряд обязательных процедур...
А в это время по трапу спускаются двое оставшихся в живых рафтеров - Андрей Паутов и Александр Зверев. Москвич Паутов сразу же попадает в окружение родственников и друзей (встречать Андрея привезли даже семейную любимицу таксу Боню), но он, поцеловав мать и жену Ирину, тут же подходит к группе спасателей - еще раз поблагодарить за спасение.
- Господи, худой-то какой, - говорит его мама Тамара Георгиевна. - Надо его теперь откармливать. Такса на ее руках жалобно скулит.
В отличие от Паутова Александр Зверев охотно отвечал на вопросы, обнимая свою невесту Ольгу, прилетевшую встречать его из Казани. По предварительной договоренности из аэропорта "Домодедово" в Раменское Ольгу должны были подвезти корреспонденты "Труда" (потом это взяли на себя представители Казани в Москве), поэтому Александр и Ольга буквально под крылом самолета дали нашей газете эксклюзивное интервью.
- Мы недооценили эту реку, - объяснил Александр причину катастрофы. - Группа была хорошо подготовлена, все ребята - чемпионы России, но Юрункаш - просто дьявольская река, она еще никому не давалась. И вряд ли ее вообще возможно пройти... Просто чудовищные пороги, очень долго "держат" катамаран, не дают им управлять. Когда случилась первая авария и погибли отец и сын Черники, мы приняли решение идти вперед, просто потому что вернуться было бы еще труднее. Но очень скоро случилась авария и со вторым катамараном... Я оказался в воде, дальнейшее помню плохо, пришел в себя только на берегу. Тишина, пустота, никого живого. Две недели жил в пещере - без еды и огня... Потом увидел вертолет и пошел по направлению к нему. Шел несколько дней, ночами спал в кустах. Так вот и вышел на наших... Позже оказалось, что все это время Андрюха был неподалеку, он даже нашел мою пещеру спустя несколько часов после того, как я из нее ушел. К счастью, мой организм работал как часы, слабости особой не чувствовал, есть не хотелось, а чтобы не падать духом, постоянно думал о предстоящей свадьбе.
- Так, значит, скоро свадьба?
- Наверное, скоро, - отвечает за Сашу Ольга. - Нам власти Казани пошли навстречу, сказали, что пропустят в загсе без очереди...
- Надо же, а я и не знал, - говорит Александр. - Спасибо землякам. Тогда, думаю, недели через две свадьбу сыграем ...
- А после свадьбы - никакого экстрима? Жена-то не отпустит...
- Почему же, отпущу, - смеется Ольга. - Но только если он возьмет меня с собой...
- Нет, с рафтингом я, пожалуй, завяжу. Вот водный слалом - это интересно, - Саша улыбается, но спустя секунду его лицо мрачнеет. - Но на Юрункаш я больше не вернусь. Проклятая река...
- Каковы шансы, что Дмитрий Тищенко еще жив?
- Никаких. Андрей его последним видел: Димку подхватило потоком и понесло. Скорость течения там бешеная, и камни кругом... Шансов выжить у него не было, и тело вряд ли найдут. Река его Бог знает куда могла утащить...
Из аэропорта спасенные рафтеры разъезжались по отдельности - Андрей Паутов сразу домой к семье, Саша и Ольга - в представительство Казани в Москве (вчера утром они улетели на Родину). А родственники Черников и Сметанникова - в казенные приемные морга, ожидать выдачи тел.
Китайская река Юрункаш навсегда разделила российских рафтеров на живых и мертвых, а их родственников на счастливых и несчастных...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников