05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НЕДОСТУПНАЯ ТАБЛЕТКА

В редакционной почте подобных писем немало. Но на страницах газеты они действительно появляются

В редакционной почте подобных писем немало. Но на страницах газеты они действительно появляются редко, так как во многих случаях проверить такого рода данные трудно - работники аптек, как правило, не сообщают журналистам предыдущие цены подорожавших препаратов. На этот же раз факты (в виде пустых коробочек) весьма убедительны. Вначале я позвонил в аптеку N 170 "Смоленская" (Арбат, 55). Директор Римма Гирько так ответила на обвинения Виктора Ивановича Васильева: "К подорожанию медикаментов наша аптека не имеет никакого отношения. Мы реализуем лекарства по тем ценам, которые указывает поставщик препаратов". И это правда. Условия продажи полностью определяет фирма, снабжающая аптеку N 170 медикаментами. Речь в данном случае идет о "СИА Интернейшнл" - одной из крупнейших в России компаний-импортеров. Она же перечисляет аптеке и комиссионные, из которых выплачивается зарплата работникам. Продолжая свое небольшое расследование, я переадресовал жесткие вопросы Виктора Васильева руководителю компании г-ну РУДИНСКОМУ.
- Игорь Феликсович, как получилось, что в течение дня ваша компания увеличила розничную цену лекарства (и без того очень дорогого) еще на 61 рубль?
- Этот препарат мы закупаем у европейской фирмы и рассчитываемся, естественно, в евро. Так вот, одну партию "Таденана", о котором идет речь, мы приобрели в мае нынешнего года, а вторую - в августе. За это время курс евро резко вырос. Цена препарата, указанная в европейской валюте, не изменилась, однако при пересчете на рубли она значительно повысилась. Покупателю просто не повезло: он купил последнюю упаковку из майской партии, а назавтра - уже из новой поставки.
- Однако номер серии на второй коробочке был точно такой же, как и на первой...
- Французский изготовитель выпустил препараты этой серии в большом количестве. И в мае, и в августе мы покупали "Таденан" одной и той же серии. Все это подтверждается платежными и другими документами, которые компания готова предоставить редакции или любому проверяющему.
- И все же, как объяснить, что в других аптеках это же лекарство, причем той же смой серии, продается на 190 рублей дешевле?
- Должен признать, что аптека "Смоленская" действительно весьма дорогая. Это объясняется тем, что очень велика арендная плата - 10 тысяч долларов в месяц. Естественно, приходится повышать цены на лекарства. Но в других местах, куда мы поставляем тот же "Таденан", он продается гораздо дешевле. Например, в аптеках N 18 и 190 упаковка препарата стоит соответственно 634 и 640 рублей.
- Проверка, проведенная работниками московской государственной инспекции цен, выявила, что компания "СИА Интернейшнл" продает часть лекарств дороже установленного лимита. Речь идет только о тех медикаментах, которые входят в список жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств. В этом случае оптовые и розничные надбавки, а также цены контролируются органами исполнительной власти субъектов Федерации. Тем не менее, ваши работники пошли на явные нарушения. Например, трамадол в капсулах имел предельную цену реализации 95 рублей 63 копейки, а "СИА Интернейшнл" продавала этот препарат и за 97,79 рубля и за 105,05 за упаковку. Когда цену завышают на 10 процентов, ссылки на "технические ошибки" выглядят не убедительно. За счет неправомерного увеличения торговой надбавки покупатели переплатили 179 505 рублей. На вас лично инспекторы наложили штраф в 5 тысяч рублей, а сумма экономических санкций по отношению к фирме составила 179,5 тысячи. Почему компания, нарушая постановления федерального и московского правительств, завышает цены на жизненно важные лекарства?
- Хочу вас заверить: это делалось не сознательно, все выявленные инспекцией случаи явились результатом ошибок. Мы реализуем лекарств на многие миллиарды рублей ежегодно. Посудите сами: стали бы мы сознательно рисковать ради этих 179 тысяч рублей, которые составляют от общей выручки ничтожные доли процента? При таком огромном обороте ошибки, увы, возможны...
Итак, г-н Рудинский, как видим, не считает большой суммой 179 тысяч рублей, которые фирма незаконно изъяла из кошельков покупателей лекарств. Конечно, для "СИА Интернейшнл" с ее многомиллиардной выручкой это, может быть, и пустяк, но для считающих каждую копейку пенсионеров переплаты по 10 рублей в аптеках, продовольственных магазинах, обувных мастерских тяжело сказываются на семейном бюджете. Не могу согласиться и с объяснениями генерального директора в отношении аптеки "Смоленская". Зачем, спрашивается, размещать аптеку в помещении, за которое надо платить 120 тысяч долларов в год? Эти деньги тоже ведь изымаются из карманов москвичей. Конечно, покупатели могут пойти в другие, более дешевые аптеки. Но, во-первых, сказывается привычка (ровно сто лет здесь, на Арбате,55, продаются медикаменты); во-вторых, граждане боятся, что более дешевые лекарства являются подделками.
А что вообще происходит на фармацевтическом рынке в нашей стране? Насколько подорожали препараты? К сожалению, общей картины сегодня не знает, похоже, никто. На местах должны отслеживать цены только на лекарственные средства из списка жизненно необходимых (в нем 505 наименований, а всех препаратов - несколько тысяч). Должны-то должны, но получить в Минздраве точные данные об уровне цен в каждом регионе мне так и не удалось - то ли нет в "штабе отрасли" этих цифр, то ли засекретили их от общественности. Есть лишь противоречивые высказывания официальных лиц. Замминистра здравоохранения Антон Катлинский на открытии международной выставки "Аптека" в конце октября заявил, что, мол, как показал мониторинг, лекарства с 1 января подорожали на 11,2 процента. Но ранее были сообщения о повышении цен только за январь на 12,1 процента. Неужели в феврале - сентябре они снижались? Судя по редакционной почте, все было как раз наоборот. Президент Российской фармацевтической ассоциации Александр Апазов вынужден был поправить замминистра Катлинского: медикаменты подорожали не на 11, а на 16 процентов. В свою очередь Госкомстат, наблюдающий за узким кругом препаратов (несколько десятков наименований), сообщил еще одну цифру - 13,2 процента. Вот такая "туманная" арифметика. Как бы то ни было, ясно одно: подорожание таблеток, капсул и ампул в целом обгоняет средние темпы инфляции в нашей стране.
Почему же не срабатывает введение государственного контроля, о котором так торжественно и широко объявляли руководители правительства? Ответить на этот вопрос я попросил начальника московской Государственной инспекции цен М. ЛЬВА.
- Ситуацию на фармацевтическом рынке трудно назвать контролируемой, - говорит Михаил Юрьевич. - Цены на большинство лекарств, как в оптовой, так и в розничной торговле, растут постоянно. Об этом свидетельствуют проверки, которые регулярно проводят наши работники. Контролю подлежат в основном препараты из списка жизненно необходимых, но мы следим также и за медикаментами, реализуемыми по свободным ценам. К сожалению, даже многие контролируемые лекарства необоснованно дорожают. Причины известны: введение НДС, рост курса доллара и евро, инфляция, повышение цен на энергоносители. Кроме того, оптовики и аптеки нередко завышают предельно допустимые торговые надбавки. Казалось бы, это происходит не в таких уж больших масштабах (например, финлепсин - средство против судорог - должно стоить максимально 157руб. 99 коп., а продавалось за 170 руб. 60 коп.), но из этих "лишних" пятерок и десяток складываются немалые суммы. Так, 1,4 миллиона рублей необоснованно полученной выручки взыскано в доход бюджета по результатам наших проверок. На ответственных должностных лиц (руководителей компаний "Шрея Корпорейшнл", "СИА Интернейшнл", ООО "Биотек" и других) наложены штрафы.
Но применяемые сегодня наказания мало помогают. Беда в том, что в постановлении правительства N 347 от 29 марта 1999 года "О мерах государственного контроля за ценами на лекарственные средства" не предусмотрены ни санкции, ни порядок их применения по отношению к тем, кто нарушает правила. В принципе любая фирма может вообще игнорировать обязательную регистрацию цен на жизненно необходимые медикаменты, и в этом случае нашим инспекторам контролировать просто нечего. За три с лишним года, прошедших после принятия правительственного постановления, никакой ясности в этой важнейшей сфере не появилось. Предприятия, работающие на фармацевтическом рынке, могут закладывать себе рентабельность и 50, и 80 процентов, получать огромные прибыли за счет граждан - и ничего с этим сделать невозможно.
На мой взгляд, давно пора ввести обязательные прейскуранты цен на жизненно необходимые лекарства, как это сделано в ряде стран Западной Европы. И, конечно же, надо четко определить ответственность предприятий, игнорирующих постановление о регистрации отпускных цен; разработать механизм контроля; усилить санкции - словом, организовать дело жестко и эффективно. Нельзя и дальше мириться с неуправляемым удорожанием медикаментов, с тем, что многие миллионы россиян, как показывают социологические исследования, не в состоянии, заболев, купить себе лекарства...
К сказанному начальником московской инспекции можно добавить важный факт. В апреле мэр столицы Юрий Лужков обратился в федеральное правительство с конкретными предложениями, касающимися регулирования цен на лекарства. В июле вице-премьер, министр финансов Алексей Кудрин ответил, что еще 9 ноября 2001 года были даны поручения "разработать предложения о внесении в Федеральный закон "О лекарственных средствах" изменений и дополнений". И сейчас "завершается работа по согласованию этих предложений". Словом, чиновники трудятся в поте лица, согласования продолжаются, сроки принятия поправок неизвестны, а цены на медикаменты вполне наглядно продолжают расти...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников