09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

УДАРИМ ПО СТАНИСЛАВСКОМУ И МЕЙЕРХОЛЬДУ

Лебедина Любовь
Опубликовано 01:01 29 Ноября 2003г.
Можно было бы, конечно, пройти мимо этого спектакля, поставленного московским режиссером Эрвином Гаазом с группой своих актеров, не заметить его в потоке премьер, к концу года обрушившихся на столицу. Но меня просто заинтриговало название пьесы "Кунстъ - камера, или Танцующий мавзолей" американца Шона Бейера, совмещающего драматургию с руководством психиатрической больницы. Это была не только находка для журналиста: кому из нас не хочется узнать, что думают нынешние американцы по поводу советской истории и какими они представляют людей, живших в сталинскую эпоху?

Не только я, но и большинство зрителей попались на этот крючок, заполнив зал театра "Школа современной пьесы" во время выступления независимой группы "Театральные проекты Эрвина Гааза" (простите за каламбур дурного тона) до отказа. Перед началом представления всем раздавались аннотации, в которых подробно разъяснялось, под каким углом зрения надо рассматривать этот политический памфлет. Мол, "Кунстъ-камера" - не что иное, как фарс с театральными приемами Бертольда Брехта и Юрия Любимова, а действующие в нем персонажи времен культа личности - всего лишь маски, примеряемые двумя "клоунами" - Станиславским и Мейерхольдом в "театре" Лаврентия Берии под руководством главного режиссера Сосо Джугашвили. По-моему, такие "разъяснения" были бы уместны в каком-нибудь театральном подвальчике на Брайтон-бич, но не в России, где никогда не ставили на одну доску основателя Художественного театра и лидера отечественной режиссуры, погибшего в сталинских застенках, с кровавым диктатором и его главным палачом. По-видимому, Шон Бейер, начитавшись диссидентской литературы и толком не переварив ее, решил осудить всех скопом: и политических убийц, и видных деятелей сцены. Ведь творили-то они во времена тоталитарного режима, значит, способствовали его процветанию. Такой огульный подход к советской истории можно простить иностранцу (у него-то не щемит), но наши-то ребята, во главе с учеником Юрия Любимова, должны знать историю своего театра и не плевать в колодец, из которого пьют каждодневно: система Станиславского и биомеханика Мейерхольда - это их профессиональный "хлеб".
С трудом высидев час сорок в зрительном зале, я все время думала: ради чего был поставлен этот "разоблачительный" китч? Для того, чтобы, смеясь, расстаться с неприглядным прошлым страны советов, или чтобы обмазать черной краской тех, чьи художественные идеи легли в основу современного театра? Не знаю, может быть, у меня дефицит чувства юмора, но если честно, я не способна веселиться, когда Станиславского и Мейерхольда представляют в виде шаржированных типов "под напоминающих агентов Госбезопасности". По крайней мере если бы артисты делали это виртуозно, то можно было удивляться их таланту, направленному не в ту сторону, а так... Все выглядело настолько примитивно, убого, что скулы сводило от скуки. Двое потрепанных исполнителей с жеваными, невыразительными лицами (Всеволод Соболев и Сергей Афанасьев) мельтешили вокруг всесильного босса в черной шляпе с моноклем (Владимир Кебин), подсовывали ему списки врагов народа и что-то тараторили про природу чувств актера, подобострастно хихикая и жеманясь, словно девицы на панели. В какой бы части сцены они ни находились, за ними ездил на колесиках фанерный экран с нарисованным мавзолеем. Наконец, на подиуме появился некто в белом кителе, и по его грузинскому акценту и высоким негнущимся сапогам все поняли: пришла пора каяться перед вождем всех народов. Все трое, включая Мефистофеля-Берию, попадали на колени и, возводя руки кверху, просили милости у "небожителя".
Порой мне казалось, что я попала на агитационный спектакль театра рабочей молодежи начала 30-х годов. Только там разоблачали толстопузых империалистов, а здесь пытались припечатать к позорному столбу Станиславского и Мейерхольда, якобы способствующих восхождению на престол политических негодяев. Поэтому в финале представления мне хотелось крикнуть: ребята, вы хорошо устроились в условиях демократии и свободы слова - вас за оскорбление чести и достоинства ваших учителей "не привлекут"... А жаль.
Шучу, конечно. В духе спектакля.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников