04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГОТОВ ЛИ ТЫ ПОДАРИТЬ СВОЕ СЕРДЦЕ?

В последний раз мы встречались с академиком Шумаковым ровно год назад. Он был полон надежд на долгожданное финансирование своих научных проектов, а значит, и на скорые результаты исследований. Накануне "новогодия" я снова пришла к нему с вопросами о близких и дальних перспективах российской и мировой трансплантологии.

- Валерий Иванович, помню, как вы говорили: "Наша научная работа долго была заморожена, теперь средства появились, побежим догонять упущенное время".
- Не оправдались наши надежды, финансирование не состоялось. Но сейчас опять канун Нового года, и опять есть надежды. Видимо, на сей раз они более обоснованны: уже принят новый бюджет, и в нем отдельной строкой для института выделено около двух миллионов долларов.
- Что вам даст эта сумма?
- Это немалые деньги - если они действительно попадут к нам в руки, то дадут шанс продвинуть наши научные разработки, прежде всего - в области создания искусственного сердца. Кроме того, недавно создан Фонд высоких технологий, пытаемся привлечь внимание общества к этим проблемам, ищем спонсоров, инвестиции. И, конечно, продолжаем оперировать больных.
- Одна из главных дат вашей жизни - 12 марта 1987 года. Тогда вам удалось сделать первую в России успешную пересадку сердца.
- С тех пор проведено около ста таких пересадок. Особенно важно, что пять человек уже прожили с чужим сердцем больше десяти лет. Самая рутинная наша операция - пересадка почки, делаем их около 150 в год. Наши возможности позволяют пересаживать сердце хоть сто раз в год, но все упирается в отсутствие донорских органов. Эта проблема - общемировая, поэтому так важно ускорить работы по созданию искусственного сердца.
- Где, кроме Москвы, осуществляются в России пересадки сердца?
- На сегодня их даже в Москве не делают нигде, кроме нашего института.
- Валерий Иванович, в нашем огромном городе, как и в любом другом, каждый день неизбежно случаются аварии. Известно, что в США, например, рядом с водительским удостоверением человек нередко носит специальную "карточку донора". Если случится катастрофа и медики не сумеют его спасти, то органы погибшего хотя бы продлят жизнь нескольким больным людям. Допустим, я хочу прямо сегодня сделать подобное "завещание". Это возможно?
- Нет, не разработан пока такой порядок, нет соответствующих юридических норм. Мы только начинаем разговор об этом. И суть не в формальных запретах - общество не готово к таким решениям. Придется долго еще объяснять людям, что это гуманное дело. А пока трансплантологию часто смешивают с криминальными "ужастиками", слухами о продаже органов. Папа Римский благословил донорство и даже уподобил такие деяния подвигу Христа. Это ведь и впрямь благородство: человек, в здравом уме завещая частицу своей плоти какому-то незнакомцу, возможно, обеспечивает медикам шанс продлить чью-то жизнь...
- Будем надеяться, что такая форма милосердия вскоре станет и у нас привычной. Хотя и это не отменит дефицита донорских органов. Давайте вернемся к разговору об искусственном сердце. Вы много рассказывали мне о замечательном русском ученом Владимире Демихове. Именно он еще в 1937 году осуществил попытку пересадить собаке сердце, им сконструированное. Можно ли считать это событие точкой отсчета в истории создания искусственного сердца?
- Да, оно стало началом долгого пути, который пока не пройден до конца. Демихов создает первую модель искусственного сердца, вживляет его собаке - и какое-то время это сердце работает...
- Спустя 30 лет вы защищаете докторскую диссертацию по искусственным клапанам сердца. А что происходило в течение этих 30 лет? Исследования продолжались?
- Вы же видите дату - 1937 год. Вскоре грянула война, на много лет проблема искусственного сердца была "заморожена". И потом, после войны, этими научными поисками более активно занялись не у нас, а в Америке. Это типичная для России история: наши ученые совершают научный прорыв - а потом из-за отсутствия средств теряют лидерство, идея реализуется в других странах.
- Понятно, была затяжная пауза. Но с конца 60-х - уже более 30 лет! - вы упорно работаете над тем, чтобы осуществить свою мечту: создать полностью вживляемое искусственное сердце.
- Да, длинная оказалась дорога. После диссертации, о которой вы упомянули, я пришел к Борису Петровскому со своими идеями. Тогда и была открыта у него в институте лаборатория вспомогательного кровообращения и искусственного сердца. Меня назначили заведующим. Все - с нуля. Вся лаборатория - это и был я один. Стали потихоньку набирать сотрудников, создавать аппараты вспомогательного кровообращения (для помощи больному сердцу), модели искусственного сердца, налаживали связи с предприятиями, которые работали на оборонку. И в результате создали искусственное сердце для временного применения - так называемый "мост". Оно позволяло больному продержаться какое-то время, дождаться донорского сердца. Но сейчас ученые во всем мире пришли к выводу, что для этих целей лучше применять другие устройства. Ведь поставить "мост" - значит вскрыть грудную клетку, убрать собственное сердце, слишком уж тяжелая операция для краткосрочного применения. Теперь задача формулируется иначе: надо создать полностью вживляемое искусственное сердце, которое могло бы работать годами. Это и будет реальная альтернатива донорскому сердцу.
- Его нет пока нигде?
- Нет. Но есть модели, у которых источник питания остается снаружи.
- Допустим, у вас наконец-то появились деньги. От осуществления вашей мечты всех нас отделяют месяцы, годы, десятилетия?
- Думаю, несколько лет. У нас есть задел. Модели, которые уже существуют на столе, надо проверить на животных, внести коррективы. Только тогда можно пытаться вживить такое сердце человеку.
- Еще одна альтернатива донорскому сердцу - пересадка сердца от животных. Ваш институт тоже работал в этом направлении, мы не раз говорили с вами о возможности пересадки человеку сердца свиньи.
- Вопрос остается открытым. В некоторых странах на эти работы наложен мораторий. Есть мнение, что в организме свиней могут быть опасные для человека вирусы. Надо с этим разобраться. Но я по-прежнему верю в перспективность этого направления. Будут деньги - будем участвовать и в этой работе.
- В прессе встречаются сообщения о пересадках больным части печени или легкого от живого донора.
- Это реальный путь - но не для пересадки сердца. Долю печени, долю легкого, одну из двух почек можно пересадить. Сердце "кусками" пересадить невозможно.
- В последние годы все активнее обсуждается путь клонирования из клеток человека отдельных органов. И даже - идея клонирования человека без головы, которого можно потом "разобрать на запчасти".
- Я абсолютно убежден, что клонировать человека - с головой или без нее - аморально. А вот клонирование органов из клеток этого же человека - путь вполне возможный. Он сразу позволит решить и проблему отторжения ведь это будут изначально совместимые органы и ткани, "родные" пациенту. Но это, к сожалению, самая далекая перспектива. По времени гораздо ближе к решению задачи создания полноценного искусственного сердца и пересадки от животных...
- Во время прошлой встречи мы говорили с вами об идее бессмертия. В последнее время вовсе не легкодумные журналисты, а маститые академики упорно размышляют о достижимости бессмертия: механизмы старения и гибели клеток (а значит, и всего организма) можно, мол, повернуть вспять, сломать.
- Пусть ломают. Я в этом участвовать не стану. Не может и не должно быть бессмертия человека, это противоречит его природе. Реальная перспектива - существенное продление жизни. Считают, что настоящая продолжительность жизни человека - 150 лет. Дай Бог, чтобы человечество вышло на этот рубеж - и хватит с нас.
- Валерий Иванович, ваши родители не медики, зато сын работает вместе с вами. О профессии внуков говорить рановато. Но уж они-то, наверное, доживут до того времени, когда искусственное сердце из мечты превратится в реальность?
- Думаю, да. Но надеюсь, что оно - искусственное сердце, которое я создаю уже не одно десятилетие, - им все-таки не понадобится...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников