11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НАПРАСНЫЕ ОПАСЕНИЯ

Грязневич Владимир
Опубликовано 01:01 29 Декабря 2000г.
Одним из важнейших препятствий для иностранных инвесторов эксперты называют криминализацию принятой в России процедуры банкротства. Сейчас в Госдуме рассматриваются поправки к действующему Закону "О банкротстве", призванные,с одной стороны, декриминализировать эту область, а с другой - сделать банкротство реальным механизмом финансового оздоровления предприятий.Среди этих поправок есть одна, вокруг которой идут сейчас жаркие споры. Она касается метода, примененного внешним управляющим "Ленинградского металлического завода" (ЛМЗ) Евгением Гуляевым, согласно которому в период внешнего управления на предприятии производится эмиссия акций исключительно в пользу кредиторов - вместо денег они получают акции предприятия-банкрота. Ключевой момент "метода Гуляева" заключается в том, что решение о такой эмиссии принимает не собрание акционеров,как делается обычно, а внешний управляющий и совет кредиторов, к которым, по закону о банкротстве, переходят все полномочия органов управления акционерного общества. Свое мнение об этом методе высказывает генеральный директор ОАО "Ленэнерго" Андрей ЛИХАЧЕВ, согласившийся в свое время взять акции ЛМЗ в счет погашения долга завода перед "Ленэнерго".

- Заместитель председателя Комитета Госдумы по собственности Григорий Томчин утверждает, что если эмиссия в пользу кредиторов войдет в широкую практику, то производители энергоресурсов скупят, мол "всю Россию". Потому что десятки, если не сотни тысяч, предприятий всегда имеют долги за поставки энергии и воды, и, пользуясь этим, энергопроизводители начнут их банкротить и скупать "методом Гуляева"...
- ...А потом упакуют в чемоданы и куда-то увезут. Так, наверно, надо понимать?
- Дело не только в этом. Опасность еще и в том, что мы можем вернуться во времена неэффективной административной супермонополизированной экономики с той только разницей, что роль советских министерств будут играть энергетические монополии...
- Это все равно, что бояться выпуска ножей, которыми люди, глядишь, станут резать друг друга вместо того, чтобы резать хлеб. Но ведь в жизни этого не происходит, хотя нож есть в каждой семье. Так же и здесь. Наивно думать, что монополисты начнут скупать акции мертвых или даже полумертвых предприятий. А ведь именно такие предприятия имеют долги. Тот, кто нормально работает, платит вовремя - долгов не имеет. С другой стороны, если монополисты или другие кредиторы будут, допустим, скупать нерентабельные предприятия - так это же хорошо! Потому что они начнут их поднимать: вкладывать деньги в их развитие, менять менеджмент, проводить реструктуризацию. Или распродавать по частям, если предприятие не поддается восстановлению и не имеет перспективы стать рентабельным. В любом случае плохое предприятие исчезает - и это правильно, потому что нерентабельных предприятий не должно быть на рынке. А вообще-то акционирование долгов (скупка акций за долги) - широко распространенный в цивилизованном мире способ их погашения.
Что касается подозрений, что РАО "ЕЭС России", Газпром или МПС хотят превратиться в супермонополии, то на самом деле все обстоит ровно наоборот. Недавно они выступили инициаторами собственного реформирования, реструктуризации. Например, РАО "ЕЭС России" уже начало реализовывать программу по созданию конкурентного рынка электроэнергии. При этом предполагается разделить само РАО на несколько частей: какие уж тут супермонопольные амбиции? Разные группы собственников будут владеть разными объектами, конкурировать между собой. Для оптимизации своей работы они будут, конечно, приобретать и продавать какие-то предприятия. В том числе - используя и механизм банкротства, и метод акционирования долгов. Что, в свою очередь, поможет предприятиям избавляться от долгов и начать нормально работать. От этого выигрывают все: бюджет получит налоги, работники предприятия - нормальную зарплату.
Я не вижу опасности, что кто-то "скупит" всю Россию. На самом деле настоящая опасность сейчас в противоположном: огромное количество предприятий не имеет настоящих владельцев, заинтересованных в их развитии. Вот это - реальная беда, и я бы о ней сегодня говорил, а не выдумывал мифические угрозы.
- Специалисты говорят, что "метод Гуляева" стимулирует ложные банкротства и скупку по дешевке хороших предприятий...
- Ложное, точнее, фиктивное банкротство происходит тогда, когда предприятие с огромными активами банкротят из-за мизерных долгов. По закону это можно делать при долге в 500 минимальных размеров оплаты труда (сейчас это порядка 50 тысяч рублей). Фиктивное банкротство - экономическое преступление. Пресекать его должны правоохранительные органы вместе с Федеральной службой по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению (ФСФО).
- А не таким ли способом вы обанкротили ЛМЗ?
- Да вы что? Во-первых, иск о банкротстве ЛМЗ подавало не "Ленэнерго". Во-вторых, долг ЛМЗ составлял не 50 тысяч, а почти 500 миллионов рублей. И погасить его предприятие без помощи извне было явно не в состоянии - это выяснилось в период процедуры наблюдения, установленной ФСФО.
- А зачем вы согласились взять акции ЛМЗ за долги? Вы часто скупаете своих должников?
- Нет, очень редко. Случай с ЛМЗ - особый. Это крупнейший в стране производитель энергетического оборудования, которым пользуемся в том числе и мы. Получив контроль над небольшим, но достаточно внушительным пакетом (около 10 процентов), мы можем теперь влиять на производственную политику ЛМЗ, чтобы она соответствовала нашим планам развития энергетики. В частности, мы рассчитываем, что ЛМЗ будет производить то оборудование, которое нам нужно.
С другой стороны, задолженность ЛМЗ перед "Ленэнерго" была "мертвой". Мы отдавали себе отчет, что шансов получить в обозримом будущем свой долг от ЛМЗ у нас немного: даже в случае банкротства мы были кредиторами далеко не первой очереди. Взяв акции, мы обменяли неликвидный долг на ликвидный. Ибо акции ЛМЗ - вполне ликвидный актив. Их можно неплохо продать. Так что, если даже окажется, что нам эти акции для решения наших стратегических задач не нужны, то мы сможем их быстро продать, причем за реальные деньги. Вот вам самый честный ответ...
- Тем более что есть потенциальный покупатель, которому вы можете продать ваш пакет, не опасаясь, что он развалит необходимое вам производство. Правильно я понимаю роль группы "Интеррос" и ваши взаимоотношения с ней?
- Да, правильно. Хотя мы не готовы сегодня говорить о продаже своих акций именно "Интерросу". Возможно, мы передадим их РАО "ЕЭС России" в счет нашей задолженности по ФОРЭМу. С "Интерросом" же мы координируем совместные действия - вместе работаем над развитием этого предприятия. У нас нет конфликта интересов (мы не конкурируем за контроль над ЛМЗ) и нет разногласий по вопросу управления предприятием.
Хотя вы правы: "Интеррос" вкладывает большие деньги в развитие ЛМЗ и в принципе заинтересован в увеличении своей доли в этом предприятии. Кстати, мы с самого начала видели эту серьезную заинтересованность, потому и согласились обменять свой долг на акции, ибо понимали, что при таком подходе ликвидность нашего долга реально повышается. Даже если мы продадим наш пакет кому-нибудь другому, мы выручим за него приличные деньги.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников